NewsWritingsPhotoEpub
Le symbole de traditionnelles
Приближение к Черной Королеве

27 мая 2013 года

Пролог

Волны средиземного моря ласково накатывали на пустынный пляж. Молодой человек в джинсах и футболке желтого цвета лежал на берегу, и со стороны могло показаться, что он спит, но это было не так. На самом деле он был без сознания. Где-то завыла сирена проезжающей полицейской машины и смолкла вдали. К пригороду Марселя подступала осень, и те туристы, что еще попадались в городе, редко забредали в эти края. Лишь местные жители иногда заходили на уединенный пляж, чтобы полюбоваться морем, тихим осенним вечерком.
Анна-Мария любила этот маленький пляж, затерявшийся среди небольших гор юга Франции. Она часто проводила здесь вечера, любуясь закатом солнца. И сегодня после работы, захватив немного еды, Анна-Мария вновь спустилась к пляжу.
Каково же было ее удивление, когда он увидела мужчину лежащего без сознания на песке. Подбежав к нему, Анна-Мария первым делом нащупала пульс, и убедившись, что мужчина жив, открыла бутылку с водой и вылила ее на лицо незнакомца. Душ из минеральной воды подействовал, и Александр открыл глаза.
- Где я? – произнес он слабым голосом.
- Недалеко от Марселя, - ответила Анна-Мария.
- Не может быть, - сказал Александр и снова отключился.
Увидев, что мужчина снова потерял сознание, Анна-Мария уже хотела бежать за помощью, но тут ее внимание привлек перстень с желтым камнем, надетый на безымянный палец правой руки незнакомца. Наклонившись, Анна заметила слабое мерцание желтого камня. Анна-Мария никогда раньше не видела ничего подобного. Камень не просто мерцал, он жил своей жизнью. Сама не зная, зачем Анна-Мария решила снять перстень, но у нее ничего не вышло, казалось, тот врос в палец незнакомца. Помучившись немного, она решила оставить перстень в покое, и побежала наверх, где проходила дорога.
Через несколько минут вдвоем с пожилым господином, любезно согласившимся помочь незнакомой девушке, Анна-Мария тащила Александра наверх. Примерно на полпути, Александр снова открыл глаза и оглядевшись уже более осмысленным взглядом, произнес:
- Куда Вы меня несете?
- Как куда, в больницу, - ответила Анна-Мария.
- Только не в больницу, прошу Вас, мне туда нельзя.
- Но куда же я Вас в таком случае отвезу?
- Куда угодно, только не в больницу.
- Ладно, проспект Фелибр, 12, везите нас туда,
- Как угодно мадмуазель, - ответил пожилой господин, и усадив Александра на заднее сиденье, поехал в сторону Марселя.


Часть 1. Пробуждение царицы.

Глава 1. Последствия необдуманных встреч.


Ранний звонок разбудил Александра летним воскресным утром. Подняв трубку телефона, он услышал знакомый голос:
- Вставай соня, не забыл у тебя завтра защита, сегодня я тебя погоняю по основным вопросам.
- Олег, ты что ли?
- А ты кого ожидал услышать.
- Да в такую рань, собственно говоря, никого.
- Вообщем давай одевайся и через час я жду тебя на «Смоленской», и не забудь кандидатскую.
- Ладно, ладно, все равно не усну больше, давай до встречи.
Положив трубку телефона, Александр умылся, оделся и положив конспект кандидатской в папку, вышел на улицу. Летнее воскресное утро было прекрасным, и Александр идя пешком до метро, наслаждался утренней свежестью. Приехав ровно в девять на «Смоленскую», Александр весьма удивился, не встретив Олега. Тот имел обыкновение приезжать раньше. Решив, что его товарищ просто задерживается, Александр присел на скамейку и принялся ждать.
Примерно через двадцать минут, когда Александр собирался уже уходить, к нему подошел мужчина среднего роста в черном пиджаке и спросил сколько время.
Этот вопрос несколько удивил Александра, так как время в место был узнать более чем просто, лишь взглянув на любое из двух табло. Но судя по акценту мужчина был иностранцем, и решив помочь человеку Александр посмотрел на часы. Сначала он не поверил своим глазам, было уже почти двенадцать часов. Неужели он просидел здесь почти три часа. Такого просто не могло было быть.

Видя замешательство Александра, иностранец уже собрался было отойти, но тут его взгляд упал на заглавие кандидатской которую, Александр просматривал, в ожидании Олега.
- Простите, что вмешиваюсь, но у вас весьма необычная тема диссертации.
- Просто мне нравиться эта область, - произнес Александр, немного смущаясь от того, что иностранец заметил заглавие его работы «Les symboles du traditionnelles».
- По счастью я знаком с некоторыми кругами во Франции, занимающимися похожими проблемами.
- Да что Вы говорите, как интересно, - произнес Александр.
Постепенно между иностранцем, которого звали Жан Палеску, и Александром завязался разговор.
Поняв, что Олег не придет, Александр согласился проводить своего нового приятеля в Александровский сад, где у того была назначена встреча.
Слово за слово разговор перешел на тему традиции.
- Вам безусловно знакома ситуация с традиционным знанием в современном мире.
- Если Вы имеете ввиду то плачевное состояние в котором сейчас находиться это знание, то безусловно знакома, - ответил Александр.
- Цепь инициации почти прервана, но заметьте, я сказал почти.
- Что Вы имеете в виду?
- Признаюсь, я склонен полагать, что наша встреча произошла неслучайно.
- Как раз в этот самый момент, когда мы с Вами беседуем, Вашего друга Олега Пономарева везут в больницу.
- Что?!
- С ним будет все впорядке, уже через три дня он будет выписан.
- Кто Вы такой?
- Со мной Вам еще предстоит встретиться молодой человек, но при других обстоятельствах, а сейчас мне уже пора.
- Близиться вечер, а на закате у меня есть свои обязанности.
- Помните, что Вы ищите находиться не здесь и никогда здесь не находилось.
После этих слов, иностранец поднялся со скамейки и только сейчас Александр заметил, что он выглядит намного старше, чем ему показалось вначале.

Оставшись один на скамейке, Александр заметил, что действительно наступил вечер. Оказывается, они проболтали весь день, правда сути разговора Александр почти не помнил. Захватив папку с диссертацией, Александр пошел домой, захотелось пройти пешком. Уже почти стемнело, когда он добрался домой. Позвонив Олегу домой, Александр с удивлением обнаружил, что его друг действительно попал в больницу с растяжением. Подумав, что иногда случаются просто поразительные совпадения, Александр лег спать, думая о завтрашней защите.

Расставшись с Александром, Жан вышел из Александровского сада, спустился к набережной, и убедившись, что за ним никто не следит, свернул в небольшой переулок. Зайдя в подъезд старого дома, Жан поднялся на пятый этаж, и открыв своим ключом единственную дверь, вошел в квартиру. Войдя в ванну, Олег Иванович, смыл грим, и сняв надоевший костюм, с удовольствием растянулся в старом кресле. Кандидат прошел первое испытание, это было хорошим началом. Назавтра предстояло принять защиту нескольких диссертаций, и предвкушая трудный день профессор Борода закрыл глаза.

На следующее утро Александр оделся парадно и чисто выбрившись, отправился в институт. Ему предстояла предварительная защита на кафедре, после которой он должен был уже предстать перед высшим комитетом. Предварительную защиту должен был проводить профессор Борода. Постучав в дверь кабинета, Александр вошел внутрь, и увидел мужчину средних лет, сидящего на подоконнике и что-то рассматривающего за окном.
- Вы полагаю на защиту?
- Да, да.
- Давайте сюда диссертацию, и присаживайтесь.
Передав работу, Александр сел на низенькое кресло, стоявшее перед столом профессора. Забрав диссертацию, профессор снова сел на подоконник и молча, просмотрел несколько листов.
- Значит традиция?
- Отчего выбор такой темы?
- Мой научный руководитель должен был Вам все объяснить, - произнес растерявшийся Александр.
- А, Вы про Белкина, так ему пришлось срочно уехать в экспедицию.
- Итак, откуда такой интерес к традиции?
- Меня всегда интересовала история и философия, - произнес Александр.
- Простите, это еще не показатель, у нас половину аспирантов интересуются этими предметами.
- И что же, хоть бы кто всерьез попытался собрать хоть какой-то материал, а у Вас тут я смотрю настоящее исследование.
- Знаете, как мы поступим, сейчас мне некогда, а вот через три дня приходите, поговорим более обстоятельно.
- Значит до четверга? – спросил Александр.
- Да, да, до четверга.
Ошарашенный Александр вышел из кабинета, он не ожидал такой защиты. Зачем он готовился, заучивал даты, выискивал факты, просиживал вечера в библиотеках, читал редкие труды Генона и Эволы, на языках оригиналов. Все это оказалось напрасно. Разочарованный Александр решил больше не тратить свое время попусту, и выйдя из Института истории Земли, отправился гулять по городу.
То ли из-за того, что наступило лето, то ли просто, потому что был понедельник, но улицы родного города были практически пусты. Миновав лабиринт переулков Китай-города, Александр вышел к высотке на Котельнической набережной, и тут чуть было не столкнулся лицом к лицу с молодой девушкой, идущей в сторону «Таганки».
- Ой! Простите! – вскрикнула девушка, столкнувшись с Александром.
- Кажется, я Вас не заметил, - произнес Александр.
- Наверное, это моя оплошность, вечно я бегу куда-то.
- Вы из Библиотеки иностранной литературы?
- Да, как Вы узнали?
- По списку книг, что у Вас в руках, - произнес Александр и улыбнулся.
- К тому же я сам в последнее время частенько там бываю.
- Пишите что-то?
- Уже написал, - произнес Александр с некоторой досадой, вспомнив несерьезного профессора.
- А я вот только подбираю материал.
- По какой теме, если не секрет?
- Великая французская революция, как конец традиции в Европе.
- Любопытно, - произнес Александр, а про себя отметил, что за последние сутки ему встречается уже второй человек интересующийся вопросами традиции.
Так слово за слово, они дошли до «Таганки», узнав телефон девушки, которую звали Маргарита, Александр расстался со своей новой знакомой, договорившись встретиться завтра.
Настроение у Александра немного улучшилось, и тут он вспомнил про Олега. Как он мог забыть, нужно же срочно навестить его в больнице. Но приехав в больницу, он с сожалением узнал, что приемные часы уже закончились. Отменять встречу с Маргаритой, назначенную назавтра не хотелось, и он решил навестить Олега в среду, тем более, что к профессору он должен был идти в четверг.
Возвращаясь домой, Александр отметил, что прошел еще один день в его жизни, а он ни на шаг не приблизился к своей главной цели.

Маргарита встретилась с Олегом Ивановичем уже поздно вечером, на служебной квартире.
- Каково твое мнение о кандидате? – спросил Олег своего самого опытного сотрудника.
- Слабоват еще, на мой взгляд. Может не выдержать. Но поскольку в обозримом будущем других кандидатов у нас не предвидится, то можно попробовать и его.
- Думаешь попробовать завтра вторую стадию? – спросила Маргарита.
- Эликсир с тобой?
- Да.
- Тогда можешь действовать.
- А что Председатель?
- У него проблемы с Империей, так что пока я сам принимаю все решения.
- Ну, тогда до завтра, встретимся в условленном месте.

На следующий день Александр ждал Маргариту в условленном месте. Немного опоздав, девушка извинилась за опоздание и предложила поехать на ВДНХ, погулять среди павильонов. Александр не имел ничего против, и сев в полупустое метро они поехали на выставку. Гуляя по ВДНХ болтали о всем на свете и об истории и о французских королях и о тайных обществах. Собеседница Александра проявила удивительные познания в истории тайных обществ Франции. Устав гулять, они присели в одном из летних кафе, и по просьбе девушки, Александр заказал вина. Улучив момент когда Александр отошел от столика, чтобы что-то уточнить, Маргарита сняла с правой руки небольшой перстенек с красным камнем, и отодвинув камень в сторону капнула несколько капель бурой жидкости в стакан Александра.
Вернувшись, Александр ничего не подозревая, выпил свое вино, лишь отметив какой-то странный привкус. Однако через пять минут, его голова закружилась и Александр начал терять сознание. Уже сквозь кровавый туман, застилавший ему взор, Александр увидел лицо Жана, склонившегося над ним.
- Вот молодой человек к чему могут привести необдуманные встречи, - произнес Жан, загружая бесчувственного Александра в автомобиль.



Глава 2. Других вариантов нет.


За месяц до того, как Александр вошел в кабинет профессора Бороды, Олег Иванович сидел у себя дома в глубокой депрессии. До начала летнего солнцестояния было еще почти полтора месяца, а кандидатов все еще не было. Просматривая список диссертаций, Олег Иванович наткнулся на одну тему, совершенно выпадавшую из общей массы. «Символ традиции», очень необычно, что же здесь можно было написать. Чем дальше он смотрел работу, тем больше ему нравилось направление мысли автора. В своей работе автор предлагал проследить путь традиционного знания от самых его истоков, начинающихся в мистериях, и до последних тайных обществ, существовавших в Европе в конце девятнадцатого века, через символы. По сути, символы в его работе были как ориентиры для путешественника. План был хорош, и Олег Иванович отложил работу в сторону. Следовало попристальней присмотреться к некоему Александру Потемкину, автору этой работы. Куратором стоял профессор Белкин, и Олег Иванович поднял трубку:
- Александр Иванович, у Вас тут есть один аспирант – некто Потемкин,
- А, Саша, да есть такой.
- Направьте его на защиту ко мне.
- Без проблем, тем более что скоро я уезжаю в экспедицию.
- Ну как, после экспедиции обратно в Ленинград?
- Да, да, загостился я у Вас.
Олег Иванович положил трубку, и тут же набрал другой номер. Телефон мягко щелкнул и в трубке раздался тихий голос Председателя:
- Что у Вас?
- Похоже, я нашел Кандидата.
- Вы уверены в этом.
- Да, Царица прибывает по расписанию?
- Да, никаких задержек не предвидеться, именно поэтому важно, чтобы Кандидат был полностью готов к ее прибытию.
- Я проверю его лично.
- Всего доброго.
- До встречи.
После разговора с Председателем, у Олега Ивановича слегка пересохло в горле . Проект «Воскрешение» был под угрозой и лишь потому, что он не мог найти подходящего кандидата. Увлечение Александра тайными обществами делало его идеальным кандидатом для проведения ритуала, но прежде всего, нужно было проверить его лично, и Олег Иванович еще раз поднял трубку телефона:
- Маргарита Николаевна?
- Олег ты?
- Да, приезжай ко мне, есть срочное дело,- произнес Олег Борода и повесил трубку.
Маргарита Николаевна Шанская была дочерью его старой знакомой и работая в Институте, занимаясь особыми поручениями. Отлично подготовленная теоретически, она входила во внешний круг Посвященных, и сейчас Олег не раздумывая, связался с ней.
Уже через час Маргарита была у профессора Бороды. Налив ей редкого ароматного чаю, Олег Иванович приступил к инструктажу.
- Вот досье, изучи внимательно, через пару недель начнем его активную проверку, а пока вот, изучай теорию.
- Что мне надо будет делать?
- Ничего особенного, познакомиться, назначить свидание и опоить Эликсиром №5.
- А что с ним будет дальше?
- А вот это уже не твоя забота, этот молодой человек слишком далеко зашел в своих исследованиях, пора узнать готов ли он идти дальше.
На этом инструктаж был закончен, и поболтав еще немного о всякой ерунде Олег и Маргарита расстались.
Председатель стоял на пустынном причале Северного речного вокзала, накрапывал небольшой дождик. Несмотря на лето, пристань была пустынна, и лишь одинокие работники вокзала изредка проходили мимо мужчины в длинном плаще. Груз должен был прибыть ровно в двенадцать часов тринадцатого июня, за девять дней до летнего солнцестояния. В одиннадцать сорок пять к Председателю подошел матрос и сообщил, что груз прибывает. И действительно как бы подтверждая его слова, в акваторию вокзала вплыла небольшая баржа. Пришвартовавшись возле дальнего причала, баржа остановилась, заглушив двигатели, и через несколько минут двое матросов перенесли с борта на берег небольшой продолговатый ящик. Председатель лично проверил содержимое ящика, после чего его погрузили в автомобиль, и тот, взревев двигателем, скрылся в зеленой аллеи. Баржа отшвартовалась от причала, еще до погрузки ящика в автомобиль, и взяла курс на химкинское водохранилище. Царица прибыла.

Александр долго пытался сообразить, где он очутился. Он хорошо помнил, что сидел в кафе вместе с девушкой по имени Маргарита, потом глаза застлал красный туман и все. Дальше была пустота.
Вокруг было темно и холодно. Подождав пока создание полностью просветлиться, Александр встал и наощупь пошел вперед. Он продвигался маленькими шажками, выставив руки вперед. Обычно через некоторое время глаза привыкают к темноте, и человек начинает различать предметы окружающие его, но в месте, где очутился Александр, это было не так. Тьма была какой-то осязаемой, казалось, ее можно было пощупать. Списав это на действие наркотика, которым его опьянили, Александр решил не обращать внимание на побочные эффекты и продолжать двигаться вперед. Однако долго двигаться ему не пришлось. Через некоторое время он уперся в холодную каменную стену. Это одновременно встревожило и обрадовало Александра. Встревожило потому что, теперь он точно знал, что находиться в ловушке, а обрадовало потому что, идя вдоль стены, он мог попробовать определить размер помещения, в котором находился.
Решив двигаться направо, Александр уже было сделал шаг, но тут где-то вверху открылся люк и в тьму разорвал яркий солнечный луч. От неожиданности Александр зажмурился и чуть не упав, схватился за стену.
- Эй! Там внизу, лови сверток.
- Кто это? Киньте мне веревку, помогите, я в ловушке! – закричал Александр, но вместо ответа сверху кинули какой-то сверток, и люк закрылся.
Встав на четвереньки, Александр подполз к тому месту, куда упал тюк, и, развернув его, обнаружил: массивную свечу, коробок спичек, старую тунику, сандалии и аккуратно сложенную записку. Зажгя свечу, Александр увидел, что он находиться в небольшом квадратном помещении с каменными стенами и полом. Вверху сужающийся каменный свод, заканчивался узким отверстием, прикрытым люком, через который ему и бросили сверток. Убедившись, что выхода из каменной ловушки нет, Александр развернул записку.
Незнакомым подчерком было написано:

«Вы меня не знаете, но я знаю Вас. Вот уже некоторое, время мы наблюдаем за Вами, и пришли к выводу, что Вы самая подходящая кандидатура для Испытания. Сразу прошу прощения за то, каким способом Вас доставили к месту начала Испытания, но учитывая специфику всего мероприятия, думаю, Вы, вряд ли согласились бы добровольно помочь нам. В своей диссертации Вы коснулись вопросов Традиции. К сожалению, это слово слишком заезженно в последнее время и чтобы не уподобляться некоторым авторам, мы не будем больше упоминать его. Так вот, раз уж Вас так заинтересовала эта тема, то мы предлагаем Вам непосредственно прикоснуться к древней традиции инициации. До начала обряда Вам необходимо снять с себя всю одежду и облачившись в тунику и сандалии, взять свечу в правую руку, и подойти к стене, на которой изображен наш символ. Сделать это нужно до захода солнца. Ровно в полночь начнется сам обряд, и лучше Вам выполнить все инструкции, иначе та сила, которая задействована в обряде просто уничтожит Вас. Поверьте, это не пустая угроза, и мы не заинтересованы в Вашей гибели. После того как Вы выполните все инструкции символ откроет вам путь дальше. Верьте нам, и помните, Истина побеждает все».

На этом записка заканчивалась. Поначалу все это показалось Александру полным бредом, но чем дольше он сидел и размышлял над всем этим, тем больше склонялся к тому, что возможно все это не такой уж и бред. В конце концов, взяв свечу уже прогоревшую на треть, Александр поочередно осмотрел все четыре стены и на одной из них увидел странный символ, изображавший не то цветок, не то звезду. Часов у Александра не было, но судя по всему, наступал вечер. Видимо верхний люк закрыли не так плотно, и узкая полоска света, бежавшая по стене, теперь почти совсем исчезла. Только сейчас Александр понял, что мог бы не использовать свечу. Но теперь было уже поздно, и, решив уже не гасить свечу, Александр попытался добраться до люка. Но после нескольких попыток, поняв, что это невозможно, он прекратил попытки выбраться. Посидев еще немного, Александр снял свою одежду и, облачившись в тунику, надел сандалии и взяв уже почти догоревшую свечу в правую руку, подошел к стене с таинственным символом. Сначала ничего не происходило, а потом символ стал светиться странным светом, перекликаясь со светом горевшей свечи, внезапно часть стены отъехала в сторону, и Александр шагнул в открывшийся проем.

Олег Иванович Борода стоял в кабине Председателя. Последнего еще не было, но Олег почему-то не решался сесть в старинное кресло, стоявшее рядом. Наконец, не выдержав, он сел, и сразу же расслабился. Председатель опаздывал, они должны были встретиться уже полчаса назад, а его все не было. Взгляд Олега упал на небольшую картину, висевшую над стулом Председателя. Олега Ивановича всегда интересовало, отчего Председатель всегда сидит на этом простом с виду стуле, пренебрегая креслами. Картина, висевшая над стулом, изображала демона вырывающегося из клетки. Олег Иванович знал, что картина имеет какой-то тайный смысл, но чем больше он смотрел на нее, тем реальней становился демон. Олег Иванович уже начал ощущать жар его тела, и какую-то энергию пронзавшую существо с головы до пят, когда дверь открылась, и в кабинет вошел Председатель. Вид у Председателя был крайне озабоченный.
- Извини Олег, опоздал, дела, - произнес Председатель и сев на стул, сразу же вернул Олега Ивановича к действительности.
- Как там наш кандидат?
- Как раз по этому вопросу я и хотел с Вами поговорить, - ответил Олег Борода.
- Кандидат успешно доставлен в начальную точку инициации, и судя по последним сообщениям, принял наше предложение.
- Боюсь, все будет не так просто, как нам казалось вначале.
- А в чем дело?
- Проект «Воскрешение» под угрозой. Царица носила перстень на другой руке.
- Неужели все может обернуться так, как я думаю.
- Возможно, но других вариантов у нас нет, придется рискнуть, - произнес Председатель и закрыл глаза.
В этот момент Александр и не подозревал, какой опасности он подвергся, переступив порог первого зала.


Глава 3. Смерть или Жизнь.


Едва Александр переступил порог, как каменная плита за его спиной со скрежетом опустилась на свое место. Пути назад не было. Испытание началось. Помещение куда попал Александр было гораздо больше, того в котором он находился до этого. Несколько масляных светильников освещали первую залу. Они были прикреплены к массивной колонне, расположенной в центре помещения, и направляли свои лучи в девять углов помещения. Причем освещение было таким хитрым, что самих углов было не видно.
Подойдя к колонне, Александр задумался, куда же идти дальше. Только он собрался сделать шаг вперед, как из темноты вышли девять человек: пять мужчин и четыре женщины. Все они были одеты в темные балахоны с изображением все того же символа, с которым Александр уже встречался.
- Приветствуем тебя странник, ты должен выбрать одного из нас, того, кто проводит тебя в следующий зал, - произнесли все стоявшие по углам хором.
- Но как я это сделаю?
- Я не знаю, как выбирать, - произнес Александр, но в ответ ему была лишь гробовая тишина.
Александр задумался, было ясно, что выбор должен был быть вполне осознанным и подсказывать ему никто не собирался.
Внимательно осмотревшись, Александр заметил, что стоявшие женщины образую квадрат, а мужчины пентаграмму. Вместе получался девятигранник. Любой из девяти мог быть его проводником. Нужно было выбирать. Женщин Александр отмел сразу, они не могли быть его проводниками. Насколько он помнил, женщина никак не могла быть его проводником. Оставались пятеро мужчин. Еще раз кое-что, прикинув, Александр подошел к человеку, стоявшему на верхнем луче пентаграммы, и подал ему руку.
Остальные восемь фигур сразу же отступили в тень. Оставшийся мужчина, взял Александра за руку и произнес:
- Ты сделал правильный выбор, но это лишь самое начало пути, почти все проходили этот зал и до тебя.
- Следуй за мной.
После этого он отступил в тень, и Александр проследовав за ним, оказался перед узкой дверью. Открыв ее, незнакомец, молча, отступил в тень, а Александр прошел дальше.

Вторая зала имела форму правильного ромба. В отличие от предыдущего помещения, здесь недостатка в свете не ощущалось. Яркие лампы под потолком хорошо освещали всю залу. Зала была совершенно пуста, никаких людей на этот раз не было. Более того, Александр сразу увидел дверь в следующее помещение, но она была закрыта. Подойдя ближе, он прочел надпись на вполне понятном современном русском языке: «Разгадай загадку восьми книг, и я откроюсь тебе». Только сейчас Александр обратил внимание на восемь небольших алтарей по одному в каждом углу. На каждом алтаре лежало по книге. Подойдя к ближайшему он взял книгу и открыв прочитал: «Физика – или наука о том, как устроен мир». Подойдя к следующему, он обнаружил похожую книгу. Надпись на первой странице гласила: «Математика – наука о числах». Далее шли: «Химия – наука об элементах», «История – наука о времени», «География – наука о пространстве», «Биология – наука о живых существах и растениях», «Словесность – наука о языке», «Философия – наука о мудрости».
Итак, все книги были перед ним. Но в чем тут загадка? Ответ явно скрывался в книгах, и Александр, сев на пол, принялся перечитывать все книги, одну за другой. Первой шла Физика. В этой книги сообщалось, что современное понятие о мире искажено. Человечество намерено запутали, исказив реальность и внушив догмы, не имеющие ничего общего с реальным положением вещей. После утраты сакрального звания о мире, все представления являются лишь искажением истинного положения вещей. Вера в постоянный прогресс, торжество науки и прочую эфемерную реальность, сделало из людей недумающих дивидов существующих в ризомном обществе.
На этом Александр прекратил читать, дальше шло что-то совершенно непонятное, и, отложив первую книгу, Александр взял следующую.
Следующей шла Математика. В это книге сообщалось о том, что с момента Каббалы, никто толком ничего не смыслит в цифрах, и все попытка философов и ученых добиться от них чего-либо сводились лишь к простым операциям, не имеющим ничего общего с истинной природой этих символов. Далее шла Химия – здесь вообще говорилось, что такое искажение Алхимии, бывшей когда-то в свою очередь искажением одной из традиционных наук, просто безумно. И лишь полный глупец может всерьез воспринимать эту науку, выроившуюся в пособие по изготовлению простейших материалов и веществ. История – вообще рассматривалась как вольное искажение фактов, часто не имеющих ничего общего с реальностью. Каждая эпоха и каждый правитель писали свою историю, вследствие чего ее вообще нельзя считать чем-то объективным. География, утеряв свою сакральность, превратилась в топографическую кату мира, не объясняющую никакие процессы, и не учитывающую ничего кроме той данности, расположенной на ней. Биология – заменив традионную медицину, расчленила все существа, превратив их в машины, полностью игнорируя невидимую живую энергию, текущую по особым каналам. Словесность - превратилась в свою очередь в правописание и сборник литературы, даже не представляя, с чем она оперирует. О том, что язык служит домом бытия, адепты этой науки даже и не помышляли.
Утомившись от чтения, Александр, наконец, взял последнюю книгу. «Философия – наука о мудрости» - так назвалось это произведение. Ничего нового он из нее не узнал, все тот же настрой о всеобщем упадке, что и в других книгах. Отложив последнюю книгу, Александр понял, что дальше ему не пройти. В чем же был секрет книг? Было ясно, что все книги символизируют вырождающиеся области знания. Еще раз, пересмотрев все книги, Александра вдруг осенило. Все науки кроме философии выродились в свои жалкие подобия, и лишь философия просто перешла на очередной уровень. Он понял, что вырождение философского знания, есть закономерный процесс, заложенный в самой системе этого знания. Поэтому в этой области не может быть деградации, как в остальных. Вот оно. Ответ кроется в последней книге. Отложив остальные книги, Александр принялся внимательно изучать книгу. Сначала он ничего не заметил, но потом на предпоследнем листе книги Александр увидел знакомый символ, и три слова на латыни. Подойдя к двери, Александр громко произнес: «Vincit omnia veritas». После этих слов, дверь сразу же открылась, и Александр прошел в следующий зал.

Следующий зал снова погрузил Александра во тьму. Едва дверь за ним закрылась, как тьма окутала его. Снова оказавшись почти в полной темноте, Александр содрогнулся от нахлынувшей на него волны ужаса.
- Добравшись до моего зала, ты проявил себя находчивым человеком, но не более того, - произнес голос в голове Александра.
- Посмотрим, сможешь ли ты пройти мой зал.
Голос замолк также внезапно, как и появился, и тут же ледяной ветер налетел на Александра. Невольно зажмурившись, Александр отпрянул в сторону, и чуть было не упал с высокого горного обрыва. Как он оказался в горах он не понял, все произошло настолько быстро, что его мозг просто не смог ничего понять. Страх сжал в комок нервы Александра, но он постарался перебороть его.
Стоя на высоком крутом обрыве Александр боялся шевельнуться, ноги не слушались его и как он не старался, через некоторое время начали подгибаться. И тут он снова услышал тот самый голос, звучавший в его голове до ледяного ветра.
- У тебя лишь один путь – вперед.
- Но сможешь ли ты сделать этот шаг переборов себя?
- Впрочем, ты еще можешь отказаться, и я верну тебя обратно.
- Не стоит, - произнес Александр, и, шагнул в пропасть.
Как он и думал, ничего не произошло, он снова оказался в той самой зале, где все началось.
- Ты переборол один из своих страхов, но мой зал тебе все равно не пройти, - произнес голос, и тут же из открывшихся заслонок в зал хлынули потоки воды.
Вода прибывала все быстрее и быстрее. Александр стоял уже по пояс в воде. Было ясно, что кто бы ни вмешивался в сознание неофита, он решил погубить его в этом зале. Дойдя до половины высоты залы, вода стала прибывать чуть медленнее, чем в начале, но Александру, барахтавшемуся возле одной из колонн, от этого было не легче. Только преодолев страх высоты, он теперь боролся со страхом глубины. Вода все прибывала и прибывала, и Александр смирился со своей судьбой. Добравшись до светильников, вода благополучно затопила их, и Александр уставший и промокший, погрузился в темноту. Он уже и не знал, что его пугает больше: глубина под ним, темнота вокруг, или неизвестность, ждавшая его, так как вода залив светильники, перестала пребывать.
Так продолжалось несколько часов, потом силы стали покидать Александр, и он начал разжимать захват, отпуская колонну, за которую держался обеими руками. И тут вода начала быстро убывать. Буквально за несколько минут вода полностью ушла из залы, а Александр растянувшись на полу, закрыл глаза и забылся тревожным сном, сил больше не было.

Мелодичный звонок мобильного телефона вывел Александра из дремотного состояния, в котором он пребывал последние несколько часов. Медленно разлепив веки, Александр поднял телефон, валявшийся на персидском ковре, возле антикварного дивана эпохи Людовика VI.
- Алле, кто говорит? – произнес Александр, еще не полностью проснувшись.
- Алекс, душка, ты сегодня будешь? – произнес незнакомый голос.
Сон сразу как рукой сняло. Вскочив с дивана, Александр бросил телефон на пол, и уставился безумным взором на окружавшую его роскошную обстановку. Ковры, зеркала, антикварная мебель из дорогих пород дерева, статуэтки работы неизвестных мастеров средних веков, - все это никак не укладывалось в голове Александра, еще минуту назад боровшегося за жизнь в темной пещере полной воды.
Пока он приходил в себя, в дверь постучали.
- Господин Потемкин, Вы просили напомнить, что в десять у Вас встреча с советом директоров.
- Что?!
- Ах, да. Спасибо, - вовремя спохватился Александр.
Было очевидно, что его принимают за кого-то другого, или это все вообще нереально. Он уже почти поверил в нереальность всего происходящего, когда дверь в ванную комнату открылась и оттуда вышла обнаженная девушка.
- Милый ты уже проснулся, ну мы едем сегодня к Сержу?
- Куда? – только и смог вымолвить ошарашенный Александр.
- Он разве еще не звонил? – произнесла обнаженная девица, и присев на краешек дивана, принялась обрабатывать пилочкой свои ногти, нисколько не смущаясь своей наготы.
Тут Александр вспомнил про телефон, все еще лежавший на полу, и подняв его, уже собирался позвонить домой, как вдруг телефон резко зазвонил у него в руках.
На этот раз номер не определился, и Александр уже хотел было отклонить вызов, как девица выхватила у него из рук телефон, и включив громкую связь, сказала: Алло, это Анюта.
Чей-то сердитый голос в трубке произнес:
- Кто это? Сашка срочно бросай все и беги отсюда, они сдали тебя! На все твои счета наложен арест, я сам уже загородом, бывай друже.
Голос пропал, и в трубке раздались долгие гудки.
Все, что было, потом Александр видел как на экране. Дверь в номер выбили какие-то два человека в масках, подняв короткий ствол автомата, ближайший боевик крикнул: «Стоять!» Жизнь или смерть, - пронеслось в голове Александра, а потом мысли одна за другой нахлынули, словно чужие воспоминания: известность, богатство, власть, деньги, женщины, обожание, слава. Вот все чего он достиг, и теперь если его не убьют, то его ждала бедность и забвение. Он вдруг осознал это так четко, что ему стало плохо. Кинувшись на убийцу, Александр ощутил, как пули входят в его тело, и уже падая на пол, увидел лицо девушки склонившееся над ним.
- Милый, ты прошел залы семь и шесть, - произнесла она и расхохоталась каким-то демоническим голосом.



Глава 4. Контринициация.


Председатель начал совещание с важного сообщения. Кроме Олега Бороды, Маргариты и еще двух сотрудников сектора безопасности, на совещании присутствовал гость.
- Итак, прежде чем я представлю Вам нашего гостя, хочу сообщить, что Кандидат или как сказали бы раньше Неофит, успешно прошел половину пути.
- Что немаловажно, пока никаких отклонений, которых мы с Олегом Ивановичем опасались, в связи с известной всем Вам аномалией, не наблюдается.
-Теперь разрешите Вам представить нашего гостя, - специалиста по Контринициации - Морлагова Витольда Шварцовича.
- Позвольте поинтересоваться, в связи, с чем был приглашен специалист по данной тематике? – спросил профессор Борода.
- В связи с аномалией мы склонны предполагать, что возможен Полный поворот цикла.
- Но это лишь предположения, у нас нет фактов.
- Когда Неофит закончит свой путь факты у Вас появятся, - произнес гость.
- А пока прошу взглянуть на это, собственно из-за этого я и здесь.
После этих слов Витольд Морлагов открыл папку и вытащив какие-то старые рисунки, бросил их на стол.
Олег Иванович и все присутствующие чуть было не раскрыли рты от удивления, такого они еще не видели.

Александр снова оказался в знакомом месте, теперь все залы стали ему казаться похожими на один. Возможно, так и было, и он никуда не переходил, все время, находясь в одном и том же месте. Судя по всему, сейчас он должен был находиться в зале номер пять, но ему казалось, что это был то ли первый зал, то ли второй. После того потрясения, которое он испытал проходя последнее испытание, он никак не мог полностью прийти в себя.
Время шло, а сознание так и не просветлялось, казалось, его собственные чувства затеяли с ним какую-то игру. Поначалу Александр почувствовал легкий аромат клубники. Он не понял, откуда тот взялся, но с каждой минутой аромат становился все сильнее и сильнее. Через полчаса аромат заполнил собой всю залу. Александр начал ощущать вкус ягод на языке, а потом ему повсюду начала мерещиться клубника. Он не мог понять, почему именно это ягода так настойчиво заполняла все его сознание. Он никогда особо не любил клубнику, и относился к ней совершенно спокойно. Но именно сейчас ему очень сильно захотелось съесть хотя бы несколько ягод.
Аромат клубники исчез также внезапно, как и появился, вместо него перед взглядом изумленного Александра возникла обнаженная женщина.
- Ну, здравствуй Неофит, я рада, что ты достиг моего зала, но дальше тебе уже идти необязательно, - произнесла она.
- Ты прошел испытание, вот возьми ягодку, и она протянула ему поднос со свежей клубникой.
- Благодарю тебя незнакомка, - ответил Александр и жадно набросился на клубнику.
Чем больше он ел, тем больше ему не хотелось больше никуда идти. Женщина села рядом с ним на небольшой коврик, непонятно откуда взявшийся у них под ногами, и принялась, есть ягоды вместе с Александром.
Постепенно тела их спелились в объятиях и Александр потонул в каком-то океане из ягод, страсти и запаха женского тела.

Франция. Париж. 1968 год. С улицы раздавался вой полицейских сирен, и крики толпы. Александр медленно разлепил веки, и вдохнул свежий запах сирени. Огромный букет, стоявший на столе, был кем-то недавно сорван и еще благоухал, наполняя ароматом все комнату небольшой квартиры на Сен-Марте.
Поднявшись Александр накинул халат оставленный кем-то на спинке стула и выглянув в окно удивился внезапным переменам. Теперь за окном шел снег, на стенах висели нацистские плакаты, и группа военных в черной форме куда-то шла по улице. Букет сирени на столе давно завял, и засохшие веточки клонились к столу.
Решив, не медля выбираться отсюда, Александр пошел в ванну, чтобы умыться и покинуть это зловещее место. Но когда он вышел из ванной комнаты, обстановка вокруг снова изменилась. За окном гудели машины, стоя в большой пробке, и выглянув наружу, Александр с облегчением заметил, что вернулся в свое время. Он уже оделся в одежду лежавшую рядом с кроватью на небольшом диванчике, и собирался выйти из комнаты, как входная дверь внезапно открылась и сбив ошарашенного Александра с ног, в комнату вбежала незнакомая девушка. Хотя может она и не была такой уж незнакомой, - подумал Александр, чувствуя вкус клубники на своих губах.

Собравшиеся в кабинете Председателя молча, смотрели на рисунки, рассыпавшиеся по всему столу. С первого же взгляда было ясно, что на них изображен тот же самый человек, что сейчас проходил испытание. Вот только были одно существенное но, этим эскизам было более трехсот лет, и сделаны они были одним монахом, как полагал Витольд Морлагов, с еще более древнего документа. Выходило, что либо это подделка, причем весьма искусная, либо Александр был не тот человек, за которого себя выдавал. Тогда возникал вопрос, если рисунки подлинные, то кто же тогда сейчас приближается к Царице?
- Вы считаете эти рисунки подлинными? – спросила Маргарита, рассматривая один из эскизов.
- Полагаю, что мнению наших экспертов вы склонны доверять, а они в один голос подтвердили, что этим эскизам более трехсот лет.
- Значит мы все на границе очень большой катастрофы, - произнес Олег Борода.
- Что мы можем предпринять? – спросил Председатель, обводя присутствующих взглядом.
- Полагаю, сейчас остановить инициацию невозможно.
- Нет, но возможно сделать кое-что другое.
- Вы говорите о Контринициации.
- Именно, - произнес Морлагов.
- Поэтому я и переместил кольцо на другую руку Царицы.
- Но это невозможно, как Вам это удалось?!
- С моей помощью, - произнес Председатель.
- Но последствия такого поступка могут быть катастрофическими.
- Именно поэтому я полагаю, Вы все согласитесь с тем, что сразу по окончанию ритуала неофит должен быть устранен.
- А пока мы можем лишь наблюдать за происходящим.

Четвертый зал был намного меньше всех предыдущих, Александр не помнил, как он в него попал, хотя это было уже и неважно. Внутри него что-то изменилось , он уже не был прежним собой, и вообще кем он был до того как попал сюда. Этого он сказать уже не мог. Нервы расшатались, от пережитого хотелось бежать, бежать подальше от всего этого, но он почему-то продолжал двигаться вперед. В четвертом зале никаких дверей не было, вместо этого перед Александром в свете дымящих светильников предстали четыре огромных панели с изображениями четырех стихий. То, что это были стихии, Александр понял сразу. Символ на первой панели изображал - Землю, на второй - Воду, на третьей - Воздух, и наконец, на четвертой – Огонь.
Подойдя к первой панели, Александр прикоснулся к камню и тот показался ему слега теплым, тоже самое было и с остальными тремя. В отличие от панелей все остальные камни в зале были холодными. Выход в следующую залу явно был где-то за одной из панелей. Еще раз, подойдя к первой из четырех, Александр внимательно изучил ее, и слегка поднажав, сдвинул часть плиты. Приложив чуть больше усилий, он повернул ее таким образом, что она развернулась к нему ребром, открыв проход в темное подземелье. Не раздумывая Александр смело шагнул вперед, хотя еще несколько дней назад он ни за что так бы не поступил.
В этот самый момент совещание у Председателя, на котором была решена судьба Александра, подошло к концу. Покинув здание Института, Витольд Шварцович свернул к набережной, и сняв галстук, вдохнул полной грудью свежий ночной московский воздух. Только он один знал, сколько всего пришлось преодолеть, чтобы решиться на тот шаг, который он сделал. Сняв перстень с руки Царицы, он ощутил часть той колоссальной энергии, заключенной в нутрии нее. Изменив даже такую малость, он обрек Неофита на страшный конец. Правда, тогда он даже не мог предположить, что под видом простого студента мог скрываться кто-то еще. Возможно, даже сам Александр сейчас до конца не осознает, что с ним происходит, но завершив ритуал посвящения, он все вспомнит. Вспомнит Империю, и то, кем он был. Долгое время считалось, что легенда о пропавшем брате первого Императора, была лишь выдумкой, преданием, но сейчас все указывало на то, что Александр и был тем самым пропавшим членом семьи Абсолюта. Каким-то образом он оказался в этом времени внутри другой личности. Так уже случалось, когда душа Аллаиды была разделена на две части и помещена в двух сестер. С помощью особого обряда, Белой Королеве удалось соединить две части воедино и вернуть принцессу к жизни. Правда, как позже выяснилось, в результате взаимодействия Хаоса и Абсолюта у Белой Королевы появилась дочь – Альвиила, которую та долго скрывала . Во время нового поворота цикла Альвиила таинственным образом исчезла, судя по всему отправившись в самый центр Непроявленного Хаоса. Но об этом никто ничего доподлинно не знал.
Размышления Витольда Шварцовича были прерваны группой подвыпивших молодых людей.
- Эй, отец, огонька не найдется?
- Даже больше чем тебе нужно, - произнес Витольд Шварцович, и его правый глаз вспыхнул огнем.
Александр шел по темному коридору уже довольно долго. Постепенно стены коридора стали земляными, кое-где проступала трава. Пробираться наощупь становилось все труднее, и тут Александр увидел где-то далеко впереди тонкую полоску света. Чем ближе он к ней подходил, тем шире становилась полоска. Наконец, он увидел выход из тоннеля. Выбравшись наружу, Александр оказался на небольшой полянке. Сверху ярко светило солнце, позади него располагался холм земли, из которого он и вылез. Осмотрев себя, Александр ужаснулся, весь грязный с взлохмаченными волосами, в разорванной одежде, с безумным взглядом, он походил на психически больного сбежавшего из лечебницы. Где-то невдалеке журчал ручей, и Александр направился к нему. Уже подходя к ручью, он заметил необычное животное, стоявшее у ручья. Грациозное тело оленя, венчала голова какого-то мифического существа, отдаленно напоминавшее сирену.
- Здравствуй Канг-Хамар, у нас мало времени, скоро этот мир закроется и будет поглощен Хаосом, а ты вернешься снова в свою пещеру.
- Ты почти завершил ритуал инициации, и скоро предстанешь перед Царицей, но знай, что тебя предали, обряд был изменен самым варварским способом. Изменив расположение артефакта, некие силы обратили мощь Красной Королевы против тебя. Ты еще можешь все исправить. В следующей зале, заручись поддержкой трех матерей, и тогда ты сможешь уберечься от огня Царицы.
- Кто ты? И почему называешь меня этим странным именем?
- Со временем ты все вспомнишь Канг-Хамар, а сейчас иди вдоль ручья, пока не дойдешь до обрыва. Не бойся и прыгай с него вниз. Это и есть выход.
После этих слов, существо отвернулось от Александра и скрылось среди деревьев.
Поначалу Александр решил последовать за странным зверем, но вскоре убедился, что это невозможно. Видимо этот мир был устроен таким образом, что двигаться здесь можно было только в определенном направлении. Последовав совету зверя, Александр вскоре достиг обрыва, с которого ручей с грохотом срывался вниз. Поначалу Александра охватил ужас, но вспомнив все, что с ним происходило в последнее время, он смело шагнул вперед.



Глава 5. То, что ждало века.

Впервые Председатель услышал о Царице, через несколько лет после того, как связь с Империей прервалась. Всем было ясно, что произошла какая-то глобальная катастрофа, но, увы, что именно никто не знал. Учитывая особенность того мира, а также временной парадокс, сложно было сказать, возобновиться ли эта связь когда-нибудь. И когда надежда уже почти иссякла, Председатель получил известие о необычной находке в аральской пустыне. В подземном комплексе на дне высохшего Аральского моря был обнаружен таинственный саркофаг. Едва получив данное известие, Председатель отправился в путь.

Александр стоял перед тремя живыми символами: Алеф, Мем и Шин, парившими перед ним в воздухе. Слов он не слышал, они раздавались у него в голове:
- Как ты посмел?
- Как ты смог?
- Кто ты такой?
Не успел Александр что-то ответить, как слова раздались вновь:
- Он не тот, кем кажется.
- Он опасен.
- Он не знает этого.
После этого, возникла небольшая пауза, а потом слова снова разорвали голову:
- Мы готовы выслушать его.
- Мы поможем ему.
- В нем есть часть нас.
И тут три символа слились в один, и перед Александром предстал древний старик в длинном халате с редкой седой бородой.
- Ну проходи, Канг-Хамар, полагаю нет смысла дальше скрывать очевидное.

Экспедиция в пустыню, образовавшуюся на месте пересохшего Аральского моря, была организована Институтом истории Земли, с целью выяснения аномалии, образовавшейся на месте моря. За первые несколько месяцев исследований ничего необычного обнаружено не было, и возможно так бы все и закончилось, если бы одним ранним утром, сотрудник экспедиции случайно не провалился во время раскопок в пустоту, образовавшуюся под дном того участка, где он проводил раскопки. Небольшая пустота, оказалась верхней комнатой целого комплекса помещений.
Чем дальше спускались исследователи, тем больше помещений открывалось их взору. О комплексе было тут же сообщено Председателю, но он не спешил лично посетить экспедицию, пока в одном из нижних залов не был обнаружен саркофаг, с изображением странного символа. Едва взглянув на рисунок, присланный ему, Председатель срочно засобирался в путь. На крышке саркофага был изображен личный герб Красной Королевы.
Уже на месте Председателю стало ясно, что комплекс представляет собой нечто большее, чем просто погребальное помещение. Это была подземная часть огромной пирамиды, разрушенной в результате катаклизма. Возможно энергии, разрушившие пирамиду, каким-то образом повлияли и на осушение моря. Хотя это была лишь догадка.
Ознакомившись с планом помещений, составленным археологами, Председатель убедился, что прежде помещения внутри пирамиды каким-то образом перемещались, создавая резонанс, но после отключения определенных центров, движение прекратилось, и пирамида начал разрушаться. Каким образом внутри нижнего помещения оказалась Королева или как теперь ее называли Царица, он не знал, но подняв саркофаг на поверхность можно было пролить свет и на эту тайну.
Обследовав лично нижнее помещение, и убедившись, что саркофаг не поврежден, Председатель распорядился как можно осторожнее поднять саркофаг и первым же рейсом отправить его в ленинградское отделение института. Там его уже должен был встречать начальник ленинградского отделения, специалист по контринициации – Морлагов Витольд Шварцович. Сам Председатель должен был встретить саркофаг в Москве. Убедившись, что все распоряжения отданы, Председатель срочно вылетел в Москву, где вот-вот должен был начаться обряд инициации Неофита.

Александр стоял перед стариком, появившимся из воздуха, и никак не мог сосредоточиться. Что-то постоянно мешало, отвлекая от образа старика. А тот, выждав некоторое время и видя, что Александр никак не реагирует, снова повторил:
- Зачем ты здесь Канг-Хамар?
- Почему Вы называете меня таким странным именем, - наконец произнес Александр, справившись со своим сознанием.
- Неужели ты и вправду не узнаешь меня?
- Определенно нет.
- Тогда это становиться весьма интересно.
- В следующем зале тебе предстоит преодолеть разрыв, что отделяет тебя от Царицы, а потом ты предстанешь пред Ней.
- Даже я ничего не могу сказать тебе о том, что ты там увидишь. Те, кто организовал все это, даже не догадываются, с каким силами они имеют дело. Очевидно одно - то, что ждало века, готово пробудиться и войти в наш мир. Пока Она еще спит, но вскоре твоя энергия пробудет Ее, и тогда наш мир начнет превращаться в нечто иное. Самая сильная Королева из всей семьи Абсолюта, при проявлении совершившая Полный поворот цикла и создавшая новый виток Империи, готова к пробуждению в нашем мире. Кто знает, что за этим последует. Судьба привела тебя сегодня сюда Канг-Хамар, и пусть ты пока не помнишь, кто ты есть, но я помогу тебе.
- Возьми этот перстень, в нем заключена сила трех матерей, когда-нибудь она поможет тебе, а теперь прощай, иди смело вперед Канг-Хамар и помни Ицхака Шолема, помогшего тебе в трудный час.
После этих слов старик исчез, также бесшумно, как и появился, а Александр открыл старенькую деревянную дверь, оказавшуюся за спиной старика, и прошел в предпоследнюю вторую залу.

Витольд Шварцович аккуратно вскрыл крышку саркофага, и пристально всмотрелся в пальцы Царицы. Перстень был на своем месте. Аккуратно сняв его, Морлагов надел перстень на палец другой руки, и закрыв крышку саркофага, восстановил все пломбы.

Александр вошел в длинный коридор, начинавшийся за дверью в комнате старика. Серый рассеянный свет мягко освещал все вокруг. Цвет стен плавно переходил от ослепительно белого, каким сиял потолок, до абсолютно черного, в котором тонул пол. Идти вперед было легко, коридор оказался довольно просторным. Александр медленно продвигался вперед, и вот уже вдали показался выход, как вдруг разум Александра будто разорвали на две части. Боль была такой сильной, что ему стало казаться, что часть него самого отделилась от тела и повисла рядом в воздухе.
- Ты добрался до коридора двух полюсов, так что придется терпеть, - произнес его двойник, паривший в воздухе.
В этот момент откуда-то из-за спины Александра выскочил другой двойник, как будто прятавшийся все это время за ним.
- Не нужно терпеть, отступи и боль пройдет.
- Без боли тебе не дойти до своей цели Александр, - произнес первый.
- Зачем так мучатся, давай отступи и сразу станет легче, - твердил свое второй.
Голова раскалывалась от нестерпимой боли, но Александр все-таки сделал еще один шаг вперед. Стены коридора тут же потемнели, и громовой голос разнесся по всей пещере, которой и оказался коридор:
- Стой где стоишь смертный, дальше тебе хода нет, последний барьер не для тебя.
- А я все же попробую, - произнес Александр и сделал еще один шаг.
Тьма сгустилась вокруг него, а потом вдруг отпрянула с криком:
- Ты не тот, кем кажешься.
- Зачем ты здесь Канг-Хамар?
- Это меня уже кто-то спрашивал?
- Я устал уже всех убеждать, что я не Канг-Хамар.
- Так или иначе, но даже ты не знаешь, что тебя ждет, обряд был осквернен, и скоро ты столкнешься с последствиями.
После этого тьма отринула, и Александр оказался посреди яркого белого света.
- Ты почти достиг своей цели путник, но сможешь ли ты сделать последний шаг.
- Пройди через незримый барьер и ты обретешь себя.
Александр сделал шаг вперед навстречу яркому свету, и тут вдруг поток воспоминаний нахлынул на него, унося в пространство безумия. Он вспомнил кто он. Он Канг-Хамар, старший брат первого Императора. Когда-то очень давно, он отправился на поиски Абсолюта, но добравшись далеко за пределы Проявленного Хаоса, он угодил в какую-то ловушку и был выброшен в незнакомый мир, где получил свое воплощение в Александре, аспиранте Института Истории Земли.
Воспоминания были обрывочными и туманными, но все же теперь Он знал кто он такой. Решительно преодолев последнюю преграду, Канг-Хамар вошел в зал, где его ждала Царица.



Глава 6. Пробуждение Царицы.


Красная Королева сидела в гостиной зале своего дворца и любовалась новым перстнем. Красный камень горел таинственным огнем, унося куда-то вдаль. Чем дольше Аллаида смотрела на красный камень, тем дальше уносились ее мысли, а возможно и она сама.
Мысли Красной Королевы были прерваны голосом с веранды:
- Аллаида ты где?
- Я с ног сбилась, ища тебя.
- Альбеида, ты ли это?
- Что привело Ваше Величество Белую Королеву в мой скромный чертог?
- Не дерзи тете, хоть мы и стали все равны в этом крохотном мирке, что нам достался после разрушения Империи, но дерзить тебе никто права не давал, или ты забыла, кто из нас старше?
- Прости тетя, просто с утра у меня задумчивое настроение, а ты волей-неволей прервала мои мысли.
- Уж, не от этого ли перстня у тебя задумчивое настроение? – произнесла Белая Королева, мимоходом взглянув на красный камень, сиявший на перстне Аллаиды.
- Может быть да, а может, и нет, сама не знаю.
- Кто-то прислал его мне только сегодня, а я не могу оторвать от него глаз уже несколько часов.
- Осторожней младшенькая, ты ведь знаешь, как опасны, бывают подарки от незнакомцев.
- Хорошо тетя, я приму меры.

На этом видение исчезло, и Александр открыл глаза. Он лежал в открытом гробу посреди небольшой круглой залы. Рядом лежал открытый саркофаг, испещренный непонятными символами. Между саркофагом и Александром возвышался светильник, освещавший все помещение. Встав из гроба, Александр вдруг осознал, что это все. Конец. Он прошел испытание став Канг-Хамаром, или это Канг-Хамар обрел себя, освободившись от Александра. Цель инициации была в том, чтобы освободить его, но тут он заметил, что в помещении присутствует еще кто-то. Из дальнего самого темного угла за ним кто-то наблюдал. Подойдя ближе, Александр увидел обнаженную испуганную девушку.
- Кто ты и как оказалась здесь?- произнес Александр, протягивая незнакомке верхнюю часть своей одежды.
- Ты Царица?! – осенило Александра.
- Я не знаю, кто я и как здесь оказалась, - произнесла девушка.
- Вот все, что было при мне, когда я очнулась внутри саркофага, - произнесла девушка и протянула Александру перстень с кровавым камнем.
Внимательно изучив перстень, Александр обнаружил на внутренней стороне надпись «Альвиила - Черная Королева».
- Ну вот, теперь мы знаем, как тебя зовут Альвиила.
- Позволь представиться, Канг-Хамар.

Аллаида сидела на приеме рядом со своими старшими сестрами, которых она с их одобрения иногда называла тетушками, как бы подчеркивая разницу в возрасте. Справа от нее сидела Альбеида или Белая Королева, слева Амайрида, она же Желтая Королева. Три Королевы внимательно слушали Императора, сидевшего вместе со старшими братьями: Черным Королем и Синим Королем. Кроме членов королевской семьи Абсолюта, на приеме присутствовал в качестве почетного гостя Хаорунг. Он сидел вместе с Каасуром и Лоренуусом. Почти все снова были вместе. Слово взял Император:
- Ни для кого не секрет, что после трагического поглощения Империи Непроявленным Хаосом, все мы вернулись к Абсолюту, как части его. И хотя это происходило в разное время, сути это не меняло. Это вполне логично, и поддается объяснению.
- Не поддается объяснению то, что мы все делаем здесь?
- Что это за мир, и что вообще происходит?
- Наш старший братец, как всегда, задал самые очевидные вопросы, которые настолько же очевидны, насколько и то, что у нас у всех нет на них ответов, - произнесла Желтая Королева, не утратившая своего сарказма даже здесь.
- Думаю, для всех здесь присутствующих, очевидно , что мы в ловушке, - продолжила Амайрида.
- Ловушке, искусно подстроенной для всех нас, и я думаю, что только одному по силам создать такую ловушку.
- Ты говоришь об Абсолюте? – произнес Черный Король.
- Именно о нем, - ответила Амайрида.
- Но зачем ему все это? – спросила Белая Королева.
- Это мы и должны выяснить, - произнес Император.

На этом очередное видение Александра оборвалось. Он снова пришел в себя, и первое, что он увидел, было лицо девушки склонившейся над ним.
- Что произошло, ты стоял, а потом тебя просто вырубило?
- В последнее время со мной такое стало происходить с завидной регулярностью, - произнес Александр.
- Вставай, нам нужно выбираться отсюда, не нравится мне это место.
- Да, ты права, нам нужно уходить.
Поднявшись, Александр осмотрел последнюю залу, и заметил выход. Небольшая дверца даже не была закрыта. Толкнув ее, Александр выбрался наружу, держа за руку свою новую знакомую.
Аллаида шла по аллеи из цветущих деревьев, неизвестных ей, как впрочем, почти все, что было в этом мире. Мирок, созданный Абсолютом, был невелик, но в то же время и не тесен. В нем было достаточно места, что комфортно расположиться всем им. Причем каждый мог жить в своем собственном дворце. Строить их не приходилось, они все проявились в этом мире уже в готовых дворцах. Особенность этого мира была в том, что здесь уже все было, и ничего никогда не кончалось. Стоило выпить бутылку прекрасного французского вина, поднятую из погреба, как на ее месте возникала новая точно такая же бутылка. Тоже самое было и с едой. Единственным минусом было то, что все приходилось делать самому. Слуг не было, впрочем, как и любых других людей. Лишь члены семьи Абсолюта, да три гостя. Вот и все кто обитал в этом мирке.
Компанию Аллаиде составляли две ее старшие сестры Альбеида и Амайрида:
- Что будем делать? – спросила Амайрида.
- Ты это о сложившейся ситуации вообще или конкретно о сегодняшнем вечере? – переспросила Альбеида.
- И о том и о другом?
- Ну, на первую часть твоего вопроса я ничего ответить не могу, а насчет второй предлагаю скоротать вечерок у Аллаиды. По-моему ее домик самый уютный.
- Ты ведь непротив сестренка?
- Нет, пожалуйста, Вы все приглашены, - ответила Аллаида продолжая любоваться своим перстнем.
- Может ты, наконец, расскажешь нам, кто прислал тебе эту безделицу? – спросила Желтая Королева.
- Да и сама не знаю, просто проснулась сегодня утром, а на ночном столике лежит конверт с перстнем.
- Ты должна обязательно показать мне этот конверт, - произнесла Амайрида.
- Думаешь это так важно?
- Возможно.
- Хватит вам, лучше полюбуйтесь, какие цветы, - перебила сестер Альбеида.
Не успела она произнести это, как один цветок сорвался с ветки и упал к ногам Альбеиды. Подняв его, Белая Королева, хотела вдохнуть необычный аромат цветка, но вдруг увидела что-то внутри и упала без чувств. Подняв цветок, Аллаида и Амайрида заглянули внутрь и чуть тоже не лишились чувств. Из цветка на них смотрело крохотное изображение Альвиилы, дочери Белой Королевы.

Выбравшись наружу, Александр увидел, что все еще находится на ВДНХ, то ли его никуда и не увозили с выставки, то ли сеть подземных помещений пролегала под всем городом, и пройдя по кругу, он выбрался в том же месте откуда и начал свое путешествие. Как бы там ни было, сейчас Александра это интересовало меньше всего. Помогши Альвииле выбраться, Александр быстро увел ее подальше от того места, где они выбрались, и лишь убедившись, что им ничего не угрожает, присел на лавочку передохнуть. Переведя дух, Александр собрался с мыслями. Первым делом нужно было переодеться, двое полуголых молодых людей могли привлечь ненужное внимание. Раздобыть в Москве одежду без денег и документов, оказалось сложнее, чем предполагал Александр, но ему повезло. В Ботаническом саду, в одной из оранжерей, аспираты оставили свои белые халаты, и недолго думая Александр позаимствовал два халата и две пары сандалий.
Облачившись в белые халаты, Александр и Альвиила стали похожи на двух студентов биологов, отбившихся от своей группы.

Вечер пришел быстро, он всегда наступал стремительно, это был один из главных недостатков этого мира. Аллаида сидела на крыльце своего домика, который она по привычке называла дворцом, впрочем, как и все обитатели этого нового мира, и попивала ароматный кофе. Кофе был на удивление вкусным, как и пирожные, лежавшие рядом на подносе. Центр больше не действовал, что впрочем, было неудивительно, учитывая, что все они находились в ловушке. Однако, все пожелания хозяев домов исполнялись с удивительной предусмотрительностью.
Аллаида смотрела на перстень, надетый на безымянный палец правой руки, и вдруг, в тот самый момент, когда закатные лучи озарили веранду, ей показалось, что она находится где-то не здесь. Какой-то город, улица, рядом парк, деревья, на скамейке лежит какой-то молодой человек, а она склонилась над ним, пытаясь разбудить. На ней почему-то одет белый халат. Размышления Аллаиды прервал приход сестер.
- Аллаида, ты с нами? Эй! Все в порядке?! – с испугом произнесла Белая Королева, тормоша сестрицу за плечо.
- Да, что такое, - ответила Аллаида, приходя в себя.
- Просто задумалась.
- Дай-ка я догадаюсь, это все перстень, - произнесла Желтая Королева, беря Аллаиду за руку.
- Ты давно должна была отдать его мне.
- Это почему это еще?! – произнесла Красная Королева, закипая, и освобождаясь от объятий сестры.
- Это мой подарок, и я никому не собираюсь его отдавать!
- Ладно, ладно, - примирительным тоном произнесла Амайрида.
- Дай хоть на конверт посмотреть.
- Это, пожалуйста, он в спальне, на ночном столике, там же где я его нашла.
Желтая Королева поднялась наверх, пока Аллаида беседовала с Альбеидой на веранде, и войдя в спальню, сразу направилась к ночному столику. Конверт лежал на том же самом месте, где его оставила Аллаида. Подойдя к столику, Амайрида аккуратно взяла конверт двумя пальцами и чуть не вскрикнула от ужаса, выронив конверт. Справившись со своими чувствами, Амайрида снова подняла конверт и прочла надпись, проступившую на обратной стороне конверта, едва она взяла его в руки: «Я знаю, как спасти Вас из ловушки Абсолюта, воспользуйтесь перстнем для перехода». Но испугало Амайриду не само послание, а подпись, стоявшая в конце. Живая вечно меняющаяся печать Непроявленного хаоса, жгла Амайриду сильнее любого огня.
Забрав конверт, Амайрида спустилась вниз, к сестрам, живо обсуждающим последнее происшествие в аллеи.

К вечеру Александр с Альвиилой добрались до дома сестры Александра. Пришлось идти пешком, так что они порядком устали, когда, наконец, достигли своей цели. К счастью сестра Александра была дома, и открыв дверь весьма удивилась необычному виду братца, ушедшего на свидание с одной девушкой, а пришедшего в каких-то лохмотьях, поверх которых был надет белый халат, и с совершенно другой девушкой, у которой под таким же белым халатом ничего не было. Бедняжка дрожала от холода, да к тому же явно была не в себе.
- Что произошло?
- Где ты был, и кто это с тобой?
- Сестричка, давай все вопросы потом, позаботься об Альвииле.
- Нам удалось бежать из одного жуткого места и вполне возможно, что нас сейчас ищут.
- Не верь никому и пожалуйста, ничему не удивляйся, - произнес Александр и отключился.

Аллаида с удивлением смотрела на печать хаоса, проявившуюся на конверте.
- Но я точно помню, что здесь ничего не было, - задумчиво произнесла она.
- Альвиила, дочь моя, - произнесла Белая Королева.
- Этот перстень от нее, она подает нам знак: как тогда в парке.
- Значит, он не погибла вместе с Империей, - задумчиво произнесла Желтая Королева.
- Та часть ее, что принадлежит Хаосу, увела ее куда-то вглубь непроявленных миров, и теперь она шлет нам оттуда весточку, - произнесла Белая Королева и чуть не расплакалась.
- Перстень вот ключ ко всему, - сказала Красная Королева
- И раз уж Альвиила каким-то образом ухитрилась доставить его сюда и именно мне, я должна понять, как воспользоваться им.
- И мне кажется, что я уже поняла, как он действует.
- Ты о чем это? – спросила Амайрида.
- Дождемся утра сестренка, и тогда увидим права ли я.
- В таком случае нам ничего не остается, как коротать время за этим ароматным кофе, - подытожила Альбеида и налив себе еще чашечку ароматного напитка принялась изучать печать.

Альвиила проснулась в незнакомой квартире, голова слегка кружилась, и она практически ничего не помнила из того, что с ней происходило в последнее время. Оглядевшись, она увидела парня спавшего на соседней кровати, вид у него был больной и усталый. Видимо ему многое пришлось пережить за последнее время, - подумала Альвиила и одевшись в платье кем-то заботливо повешенное на спинку кровати, Черная Королева выбралась из квартиры и отправилась куда глаза глядят. Она сама не знала, зачем это сделала. Что звало ее, что-то расположенное где-то здесь, в этом мире, в этом городе, но что она пока не знала.

Едва первый утренний луч коснулся веранды дома Красной Королевы, как красный камень в перстне вспыхнул огнем. Аллаида вздрогнула и открыла глаза. Рядом в плетеных креслах безмятежно спали сестры. Солнце всходило, и перстень оживал. Аллаида вновь ощутила знакомое чувство соединения с кем-то. Через несколько мгновений она увидела себя идущей по улицам какого-то города. Мощь огня усилилась и уже через мгновение она перенеслась из мира созданного Абсолютом как ловушка для членов королевской семьи, в город так хорошо знакомый ей по прошлым путешествиям. Пробуждение Красной Королевы началось.






Глава 7. Побег в никуда.


Александр долго не мог понять, что происходит, ему снились кошмары, какие-то пещеры, странные люди, символы, гробы, женщина в красном свете, о чем-то говорившая ему. Было что-то важное, о чем он должен был помнить, но как назло картины во сне постоянно менялись, и он не мог уловить, о чем говорила женщина. Проснувшись посреди ночи в холодном поту, Александр вскочил в кровати, дом был пуст. Причем Александра поразила полная тишина, стоявшая вокруг. Словно он был не дома, а где-то в ином месте, имевшим лишь внешнее сходство с его домом. Поднявшись с кровати, Александр вышел в коридор и вдруг обнаружил, что стены коридора начинают растворяться в воздухе. Слух его не обманул, тишина была не простой, звук просто не выходил за пределы сингулярности его квартиры. Что-то поглощало все звуки, и это что-то было сейчас здесь. Пройдя несколько метров по коридору, словно во сне, Александр увидел во тьме, поглощавшей все за пределами коридора, свет свечи. Это было странно, свет свечи здесь. Кто же мог это быть? Ведь кто-то зажег ее, значит, был кто-то еще.
Идя на свет, Александр дошел до большого старинного зеркала, стоявшего в коридоре. Свеча горела внутри зеркала. Это было не более странно, чем все происходившее вокруг. Чем дольше он всматривался в зеркало, тем больше странного замечал в нем. Вместо своего отражения он видел какую-то комнату со столом, на котором и стояла горевшая свеча. Сначала комната была пуста, но потом в нее вошел какой-то мужчина и сев за стол, принялся что-то писать. Казалось, он не замечал Александра, следившего за ним. Однако через некоторое время незнакомец оторвался от своих записей и повернувшись к Александру произнес:
- Давай ко мне Канг-Хамар, нам есть что обсудить, - произнес Каасур и протянул руку брату.
Александр сжал протянутую ладонь и сам не заметил, как оказался внутри зеркала.
- Вижу, ты пока ничего не понимаешь, на вот выпей этого вина, оно освежит твою память. И не бойся, за пределом этого мира ты снова станешь тем, кем ты являешься сейчас.
Александр принял из рук незнакомца чашу с вином, все еще думая, что это сон, и в несколько глотков осушил ее до дна. Голова затуманилась, но ненадолго, через несколько минут мысли вновь обрели четкость, и он вдруг осознал, что он это не он.
- Здорово братец, давно не виделись.
- Привет Каасур, - произнес Канг-Хамар, тряся головой, словно пытаясь разогнать дурман.
- Да уж, где же это было, неужели на коронации.
- Похоже на то.
- Что со мной было?
- Ничего не помню.
- Погоди Канг-Хамар, сейчас не это важно.
- Красной Королеве удалось каким-то образом сбежать из ловушки Абсолюта, и ты должен ее найти.
- Но это невозможно, ОН бы не позволил.
- Только мы с тобой знаем, кем был наш брат, и что помогло нам это знание?
- Нет, скорее навредило.
- Я заперт в этом зеркале, будь оно неладно, а ты вообще другой человек.
- Думаешь это все он?
- Неважно он или кто еще, куда важнее сейчас найти Аллаиду.
- Тебе же известна ее сила.
- Ты про Предсказание.
- Про него.
- Помнишь, как там было: «Последнее проявление света породит ту, которая изменит судьбу Империи и затем восстановит все заново».
- Да, я это помню.
- А помнишь, что там было дальше: «В красном свете запущен тот цикл, что нельзя ничем остановить и прекратить. Вечность измениться и виной тому будет Королева обредшая единство».
- Все сходится, Империи уже нет, но цикл запущен, и что будет дальше неведомо никому.
- Но как ей удалось убежать?
- Я думаю с помощью Альвиилы, каким-то образом им удалось провести замену, и благодаря одному из фантомов хаоса, Аллаида перенеслась в тот самый мир откуда ты пожаловал ко мне, и заняв место фантома направляется сейчас куда-то на встречу с настоящей Альвиилой. Если они встретятся, тогда всему конец, На этот раз не останется даже фантомом и иллюзий, это будет конец всего. Сам я не могу отправиться за ними, мое время в том мире вышло, но ты еще можешь помешать, двум Королевам встретиться.
- Как только ты вернешься в свой мир, ты снова обретешь ту личность, в которую ты был помещен. Я дам тебе инструкции, чтобы ты все вспомнил.
- Вот бери, - произнес Каасур и вручил Канг-Хамару рукопись.
- А теперь тебе пора брат, и помни ту тайну, которая сближает нас. Она поможет тебе вспомнить.
- Прощай Каасур, рад был тебя видеть, может еще и встретимся.
- Может быть, брат, может быть.
После этого Канг-Хамар шагнул в старое зеркало, стоявшее на полу комнаты Каасура, и оказался в уже знакомом коридоре. Вернувшись в свой мир, Александр потерял сознание, и очнулся уже только утром.

Аллаида шла по улицам Москвы, все больше узнавая этот город. Вообще за последние несколько часов после ее побега, разум Красной Королевы словно очищался от какого-то дурмана. Она вспомнила все, что с ней произошло с момента воссоединения. Конец старой Империи, новую Империю, ограничение, растворение в хаосе, плен Абсолюта, и таинственное освобождение. Перстень все также горел красным огнем на ее руке. Она не знала куда идет, просто шла, куда глаза глядят. Наступил рассвет, Аллаида улыбнулась солнышку и отправилась дальше. Перстень вел ее куда-то в центр города. Уже почти в полдень она открыла дверь старенького дома в тихом неприметном переулке, и зайдя внутрь поднялась на третий этаж. Дверь нужной ей квартиры была приоткрыта, и зайдя внутрь, Аллаида без сил упала на диван. Все закончилось, она снова была дома. С книжной полки на нее смотрела фотография ее самой в строгом костюме и цветами. Надпись под фотографией гласила: «Маргарите Николаевне Шанской в день окончания Института».

Председатель был в бешенстве, обряд инициации был незавершен, более того, из последней залы пропали сам неофит и царица. Как это произошло, не мог сказать никто. Кроме всего прочего куда-то запропастился специалист по контринициации Морлагов. Вот уже два дня его никто не видел. Последней его видела Маргарита, он вроде бы собирался вечерком прогуляться по набережной. Но на набережной, возле института не нашли ничего кроме нескольких обгоревших пятен асфальта.
- Как мы могли их потерять?! – негодовал Председатель.
- Дом Александра проверили?
- Да, там он не появлялся, - ответил Борода.
- А его родственников?
- У него здесь только сестра, но ее квартира пустует уже довольно давно, такое ощущение, что она не появлялась в городе уже несколько лет.
- Что по Морлагову, он-то куда делся?
- Пока никаких результатов.
- Ну ладно, а где Маргарита, это-то хоть Вы знаете?
- Должна быть дома, она последние два дня с ног сбилась, разыскивая Александра, я разрешил ей немного отдохнуть.
- Разрешили отдохнуть?! - неиствовал Председатель.
- А с каких это пор Вы здесь решаете, кому работать, а кому отдыхать!
- Срочно ее сюда!
- Как прибудет оба ко мне, а пока свободен.
Выйдя от Председателя, Олег Иванович Борода позвонил Марго, и выйдя в сад института решил немного перевести дух. Давненько он не видел Председателя таким взбешенным. Это можно было понять эксперимент, тщательно готовившийся много лет, был провален. Исчез главный испытуемый, да к тому же с Царицей, непонятно пробудившейся или нет. То, что Александр был не тем, кем казался, теперь было очевидно, но поделать уже никто ничего не мог. Где-то в этом огромном городе сейчас бродит Царица и Александр, а он ничего не может сделать, чтобы найти их. К тому же куда-то запропастился этот специалист, а во всем виноват, конечно, он – Олег Иванович Борода. Размышления профессора прервал звонкий голос Маргариты:
- Олег, чего грустишь, я приехала.
Олег Иванович очнулся от нерадостных раздумий, голос Маргариты всегда радовал его.
- Пойдем Маргаритка, Председатель хочет нас видеть, и предупреждаю сразу он не в настроении.
- Ничего, что-нибудь придумаем - весело произнесла Аллаида и направилась за Бородой к кабинету Председателя.

Первым делом, проснувшись с утра почему-то в коридоре, Александр обнаружил рядом с собой кипу каких-то записок. Собрав все их в папку, он прошел на кухню и, поставив чайник, достал первый листок:

«Здравствуй Канг-Хамар, не знаю в чьем сейчас ты обличии, но поверь мне, тебе нужно спешить. Место, где ты сейчас находишься крайне ненадежно. Я принял меры, чтобы скрыть твое настоящее местоположение, но моей силы хватит ненадолго. Собирай все вещи и как можно скорее покидай этот город и страну. Путь твой лежит в Европу. На берегу средиземного моря тебя ждет встреча, которая пробудет часть тебя, и подскажет, куда тебе двигаться дальше. Помни, Красная Королева очень хитра, не позволяй ей обмануть тебя. Следующие заметки проявятся позже».

Отложив листок, Александр только сейчас заметил, что остальные листы пусты. Скорее всего, на них тоже было что-то записано, но пока он не мог этого видеть. Наскоро собрав вещи, Александр убрал все листы обратно в папку, и закрыв квартиру сестры отправился на вокзал. Самолетом он лететь не рискнул, опасаясь слежки со стороны работников института, уже похитивших его один раз. Так началось его путешествие в никуда, больше похожее на побег, в котором он должен или вновь обрести самого себя, или сгинуть навек.




Глава 8. Долгий путь по Европе.



Аллаида в обличии Маргариты сидела на совещании у Председателя, а думала о том, куда же подевался Морлагорн. Ей нужен был один артефакт, который он подменил в саркофаге царицы. Второй перстень был братом близнецом ее, с одним лишь отличием, он имел синий камень, и сиял синим светом. Попав в личность Маргариты, Аллаида сразу же поняла кто такой этот специалист. Она уже встречалась с ним когда-то давно, и теперь то ли он сам, то ли его фантом, забрал вещь принадлежащую ей. Она понятия не имела чья это была мумия на руке которой был этот перстень, но тот факт, что он должен был быть у нее, не вызывал у Аллаиды сомнения.
- Из достоверных источников нам стало известно, что Неофит или уже покинул наш город, или в настоящий момент покидает его, - произнес Председатель.
- Пока мы точно не знаем, как ему это удалось, возможно, здесь не обошлось без помощи кого-то извне, с этим нам еще предстоит разобраться, а пока Маргарита ты отправишься на белорусский вокзал и проверишь все поезда отправляющиеся в Польшу. Думаю наш друг непременно отправиться в Европу.
- Но, - хотела возразить Маргарита, но передумала, поскольку Председатель продолжил.
- Кроме того, я располагаю данными, что Морлагов оказался не тем за кого себя выдавал, и похитив ценнейший артефакт, он отправился вслед за Неофитом, поэтому второе задание Маргариты будет связанно с тем, чтобы не просто найти Александра но и постараться уберечь его от Морлагорна, таково настоящее имя нашего консультанта.
- Вот, пожалуй, и все, что я хотел Вам сообщить коллеги.
- Но как же я? – произнес Олег Иванович.
- Почему Вы все поручили Маргарите?
- На то у меня есть свои причины, - произнес Председатель и посмотрел на перстень, горевшей на правой руке девушки.
- Хорошо, раз так, то я молча подчиняюсь, - произнес Борода, он слишком хорошо знал этот взгляд Председателя, чтобы перечить ему.
На этом совещание было закрыто, и каждый разошелся по своим делам. Маргарита побежала домой собираться в дальнюю дорогу, Олег Иванович вернулся к себе в кабинет к работам аспирантов, а Председатель, оставшись один, задумался над сложившейся ситуацией. Он слишком хорошо знал этот перстень, чтобы не понять, кто перед ним, но разоблачать Красную Королеву сейчас было бы крайне неосторожным и опрометчивым поступком. Уже много лет он не видел его. Это был перстень с его коронации. Он тогда подарил его Каасуру, своему младшему брату, второй точно такой же должен был быть у его старшего брата Канг-Хамара, но оба брата пропали почти сразу после коронации, и с тех пор он их не видел.
Он подозревал, что Александр может быть Канг-Хамаром, но полной уверенности у него не было. Чтобы окончательно это выяснить он и затеял обряд инициации. Было ясно, что лишь член королевской семьи сможет пройти все испытания, никому другому это было бы не под силу. А тут еще как нельзя, кстати, была обнаружена мумия Царицы, как он думал тогда Красной Королевы, но теперь он понял какую ошибку совершил, использовав Царицу во время обряда. Теперь ему стало ясно, что это была ловушка, устроенная Альвиилой – Черной Королевой. И Морлагорн все это время работал на нее. По каким-то причинам Альвиила стремилась опередить его в поисках Канг-Хамара, и Председатель должен был выяснить, с какой целью ей это нужно. А кто лучше всех сможет помешать Альвииле, как не Красная Королева, именно поэтому он не стал препятствовать отъезду Маргариты, а даже наоборот поспособствовал этому.
Выждав еще некоторое время, Председатель вызвал к себе Олега Ивановича Бороду.
- Олег, у меня для тебя есть особое задание.
- Я слушаю.
- Ты должен незаметно проследить за Маргаритой, и докладывать мне о каждом ее шаге.
- Я не понимаю?
- Пока я могу лишь сказать тебе, что она не та кем кажется, и будь осторожен.
- Что-то в последнее время у нас тут все себя за кого-то выдают, - произнес Борода, забирая документы, протянутые ему Председателем.
- Да, я и сам устал от этой двуличности, - произнес Первый Император, которому уже много лет приходилось скрываться за личиной Председателя.

Морлагорн задумчиво посмотрел на обгоревшие пятна на асфальте. Вот все, что осталось от дерзких людишек, дерзнувших напасть на него этим прекрасным вечером. Он не собирался возвращаться в институт, больше там делать было нечего. Неофит сбежал, он узнал это первым, и теперь его главной задачей было найти и пленить Александра. Он не знал, зачем это было нужно той, что нашла и освободила его из плена, в котором он томился после завершения проявления в Империи, но насчет перстня внутри обнаруженного саркофага она не обманула. Он вернул ему его прежнюю силу, и восстановил часть воспоминаний. Синий свет камня проникал глубоко внутрь его сущности, наполняя знакомыми волнами энергий, его правый и левый глаза. Лед и пламя вновь возродились внутри него, и теперь он больше мог не скрываться за личиной этого эксперта по контринициации. Прогулявшись еще немного, Морлагорн направился к трем вокзалам, начать поиск Александра он решил оттуда.

Александр благополучно сел в поезд, даже не подозревая, что за ним следуют сразу три спутника, каждый из которых даже не догадывался о присутствии другого. Ехать нужно было долго, кроме того на границе еще нужно было ждать пока сузят колесную базу вагонов. Дело было в том, что в свое время в СССР был принят иной стандарт ширины железнодорожного полотна, и теперь каждый раз пересекая границу, приходилось долго ждать пока все вагоны в составе подготовят к новому полотну. Однако лететь самолетом Александр не мог, поэтому удобно устроившись в купе, он тихо включил радио и закрыл глаза. Ему предстоял долгий путь почти через всю Европу к средиземному морю, где, если верить запискам Каасура, он должен был получить следующие инструкции.
В соседнем вагоне также безмятежно устроилась Аллаида, все еще пребывающая в личности Маргариты. Она легко напала на след Александра благодаря перстню, он точно указывал ей нужное направление, и поэтому в отличие от Морлагорна, прошерстившего почти все вокзалы, она не особо утруждала себя. Также как и Олег Иванович ехавший классом попроще, поскольку командировочных не хватало на купе. Сложнее всего пришлось Морлагорну, лишь в последний момент успевшему на поезд. Ему вообще пришлось договариваться с проводницей, так как билет на поезд Москва-Берлин он купить не успел. Но в итоге все успели на поезд, и длительное путешествие началось.

Ехать было долго, и Александр наслаждался путешествием, наблюдая за пейзажем, стремительно меняющимся за окном. Через несколько часов его сморил сон, и под монотонный стук колес наш герой погрузился в объятия Морфея. Удивительно было не то, что он уснул, а то, что в то же самое время все герои этого путешествия погрузились точно в такой же сон. Никто бы не смог объяснить, как это произошло, и что это был за сон, только все наши герои встретились, но уже в совершенно ином месте.
Первым в сон попал Александр, ему снилось, что он находится в комнате, с большой картиной на стене, где было изображено необычное дерево. Выйти из комнаты было нельзя, оставалось только сесть на стул и уставится на картину. Точно в таких же комнатах оказались и другие участники этого путешествия. Было неясно, в смежных они комнатах, или все эти комнаты расположены в совершенно разных местах. В конце концов, это не имело особого значения. Важно было лишь то, что во всех комнатах была эта картина с деревом.
Дерево жило своей жизнью, и казалось, не имело никакого отношения не только к комнате и картине, но и ко сну вообще. Каждый лист представлял собой не просто зеленый кусочек холста, - это был целый отдельный мир, и таких миров были тысячи, если не миллионы. Это Александр понял не сразу. Лишь вглядевшись внимательней, он вдруг увидел эти миры. Они жили своей жизнью, и чем дольше он смотрел внутрь них, тем сильнее они затягивали его.

Аллаида смотрела на дерево, и ее не покидало чувство, что она уже встречалась с чем-то похожим. Как часто бывает во сне, ты осознаешь, что, то или иное тебе знакомо, но никак не можешь вспомнить, где ты это видел. Необычные листья она обнаружила сразу, и почему-то именно они ее больше всего беспокоили. Однако, так и не вспомнив, где она его видела, Аллаида успокоилась и усевшись на стул, принялась пристально рассматривать каждый лист этого необычного дерева.

Олег Иванович весьма удивился такому необычному сну. Давно он уже не видел ничего подобного. Картина не показалась ему знакомой, но он определенно где-то читал, о чем-то подобном. Мысли путались и растворялись в каком-то тумане, но он вспомнил, что нельзя был пристально смотреть на отдельный лист этого дерева, иначе тот мир, что был внутри, мог захватить тебя, и тогда вернутся обратно, было уже нельзя. Вроде это было про эту картину, а вроде и нет. Она как-то называлась, но вот название никак не шло в голову Олегу Ивановичу. Как он не старался, а ничего кроме первого слова вспомнить не смог. Так он и сидел на стуле посреди пустой комнаты, пытаясь вспомнить это название. Он почему-то был уверен, что в нем кроется разгадка всего сна. Начиналось название этого полотна, кисти неизвестного испанского монаха так: «Arbol de….».

Морлагорн стоял посреди пустой комнаты и не верил своим глазам. Перед ним на стене красовалась «Arbol de la vida». Он узнал бы это полотно из тысячи. Каким-то образом образы миров, изображенных монахом на картине, ожили в этом царстве сна, и теперь манили к себе. По легенде слепой монах, живший отшельником в каком-то удаленном монастыре в средние века, перед самой смертью нарисовал необычное полотно, якобы изображавшее Мировое древо. Монах считал это чудом и даром Господнем, но настоятель монастыря едва увидев полотно, лишился чувств, а когда пришел в себя послал за представителями специальной комиссии в Ватикан. Комиссия изъяла полотно, и дальнейшая его судьба так и осталась бы неизвестна, если бы во время пожара в 1674 году, картину не спасли из запасников одного из хранилищ папских ценностей. Совершенно случайно вместе другими работами неизвестных мастеров она попала в центральный исторический музей Ватикана, где и лежала почти сто лет, пока в 1769 году не была украдена, и пропала на очередной отрезок времени, на этот раз до 1854. Обнаружился шедевр неизвестного мастера в Лондоне, в коллекции одного миллионера, когда наследники принялись делить наследство. Юридическая контора «Ллойд и сыновья» продала часть имущества по поручению наследников, которых больше интересовали деньги, чем предметы искусства. «Arbol de la vida» попала в Британский национальный музей, и нескорое время выставлялась там, в открытом показе, пока посетители музея не стали жаловаться на ухудшение самочувствия и головные боли при просмотре этой картины. Администрация музея, недолго думая, убрала картину в запасники и благополучно забыла о ней. В 1912 году картина чудом спалась после гибели «Титаника» с багажом одно миллионера одним из первых, спасшихся с тонущего корабля. И наконец, после долгих лет скитаний по Европе, «Arbol de la vida» пропала где-то на американском континенте.
Все это Морлагорн почему-то вспомнил, лишь взглянув на полотно. На какой-то миг, ему показалось, что оригинал картины никогда не покидал этой комнаты, а по миру путешествовала лишь искусная копия, созданная каким-то итальянским мастером в средние века. В пользу этой версии говорило живое изображение миров, живших на этой картине. То, что Морлагорн видел в Британском музее, сильно отличалось от оригинала. Копия не в какое сравнение не шла с оригиналом. Вот только что эта картина делала в его сне, он не знал, и сев на стул, Морлагорн задумался.

Поезд подходил к Берлину, и никто не заметил, как четверо пассажиров просто исчезли из своих вагонов. Для них началось другое путешествие, связанное с таинственной картиной «Arbol de la vida», написанной когда-то слепым монахом, и проделавшей долгий путь по Европе.



Глава 9. Марсель.



Анна-Мария сидела возле дивана, на котором лежал Александр, и держала в руках стакан воды. После того как она привезла его домой, он просил ее положить его на диван, и налив стакан воды ждать когда он проснется. Вообще во время поездки он мало говорил, пару раз отключался, и успел лишь попросить не везти его в больницу и поблагодарить Анну, пообещав позже все ей рассказать и отблагодарить за оказанную помощь. Сама не зная, почему Анна-Мария поверила этому человеку, хотя и видела его первый раз в жизни. Привезя его к себе в комнату, она как дура налила стакан воды и села рядом с Александром ждя, когда тот проснется.

Аллаида чувствовала, как дерево затягивает ее в один из своих миров. Наверное, не следовало так внимательно всматриваться в каждый листик. Красная Королева пыталась сопротивляться, но чем больше она сопротивлялась, тем сильнее становилась та сила, что тянула ее внутрь картины. Ей оставалось лишь выбирать, в какой из миров быть затянутой. Усложнялось все тем, что их было практически бесконечное количество. Один еще один, за ним еще и так все дальше и дальше. Картина увеличилась в размерах, и казалось, теперь заполняла собой всю комнату. Аллаиде уже слышался шест этих волшебных листов-миров, она даже ощущала запах свежей листвы, как после грозы. И тут ее словно что-то выдернуло из этого необычного сна.
- Аллаида вернись! – услышала она пронзительный крик.
Голос был до боли знаком, но все еще находясь под воздействием сна, она не могла вспомнить кому он принадлежит.
- Это ловушка, беги! – снова раздался крик.
- Альвиила, это ты! – наконец узнав голос, прокричала Аллаида вслед.
- Да тетя, воспользуйся перстнем, иначе тебе не вырваться из его объятий.
- Но где ты, и как тебе удалось обмануть Абсолют?!
- Я не могу дольше говорить, сил нет, спаси…….
На этом крик потонул во тьме. Кого должна спасти Аллаида она так и не поняла, но насчет перстня Альвиила оказалась права. Как она сама не вспомнила про него. Он же все это время спокойно покоился на ее безымянном пальце правой руки. Собрав всю свою энергию, он направила ее в перстень, и на секунду ей показалось, что ее Центр снова с ней. Раскрутив его на полную катушку, она исчезла из злосчастной комнаты в красном тумане, как в старые добрые времена.

Олег Иванович так и не вспомнил названия картины, погрузившись в какой-то транс, он сам не заметил, как перенесся в один из миров. Переход произошел настолько быстро и незаметно, что Олег Иванович почти ничего не заметил. Вот он был в комнате с картиной, а вот он уже сидит на скамейке центрального вокзала и видит, как к перрону медленно подъезжает поезд. Находясь все еще в каком-то полусонном состоянии, Олег Иванович видит табличку на вагоне «Париж-Марсель» и протягивая проводнику билет садится в вагон. Только заняв свое место, Олег Иванович расслабился и закрыл глаза.

Морлагорн осознанно выбрал одно из мест, изображенных на листе, расположенном почти в самом верху кроны. С помощью перстня с синим камнем, он мог противостоять чарам картины, и поэтому, как только связь с нужным ему местом стабилизировалась, Морлагорн шагнул вперед… и оказался…. совершенно не там где думал. Поначалу он не мог понять, что произошло. Перед самым переходом, он четко видел то место, куда должен был перенестись, почерпнув энергии из перстня, снятого им с мумии. Похоже, перстень сыграл с ним злую шутку, слишком уж он ему доверился. Теперь приходилось расплачиваться за это доверие. Морлагорн осмотрелся. Синий цвет доминировал в обстановке помещения, в которое он попал. Это не было похоже на предыдущее помещение. Скорее это был старый дом, кем-то перестроенный или достроенный под собственные нужды.
Пройдя несколько комнат Морлагорн так и не смог найти выход из дома. Куда бы он ни шел, всюду были сплошные комнаты, окрашенные в синий цвет. Побродив так два часа, Морлагорн сдался. Выбраться из этого дома было невозможно. Сев прямо посреди самой большой комнаты, Морлагорн снял перстень и положив его перед собой, задумался. Было очевидно, что это ловушку подстроил сам перстень. Он сильно рисковал ее тогда, когда в обличии Морлагова похищал артефакт из саркофага Царицы. А теперь наступала расплата. И тут он услышал чей-то голос:
- Выход есть Морлагорн, и я могла бы тебе помочь, но ты не выполнил еще своего первого обещания.
- Если ты про Александра, то считай, он уже твой пленник, я почти нагнал его, если бы не досадная ошибка, - вслух произнес Морлагорн, узнавая голос своей спасительницы.
- С перстнем что-то не то, поначалу он мне помог, я не спорю, но теперь он сбил меня с пути, и похоже заманил сюда.
- Виноват не он, а мой двойник, - произнесла Альвиила.
- Долго рассказывать, да тебе и не стоит вдаваться в подробности. Скажу только, что после перехода в абсолютный хаос, нас каким-то образом стало девять. Я не знаю, куда делись остальные семь, но одна из моих двойников помогает сейчас Красной Королеве. Ей удалось вырвать ее из плена Абсолюта, и теперь она с помощью красного перстня ведет ее к Александру. Каким-то образом энергия синего перстня взаимодействует с красным, и они могут блокировать друг друга. Вся беда была в том, что когда ты собрался переместиться к Александру, Аллаида использовала свой перстень и перенеслась из комнаты. Это заблокировало твой перстень, и ты оказался здесь.
- И что это за место? – спросил Морлагорн, которого больше интересовало, как выбраться, чем слушать какие-то рассказы о девяти королевах.
- Это дом, куда однажды давным-давно занесло Синего Короля, но это было в той Империи, которой уже нет. Сейчас это обломок времени и пространства, плавающий где-то в океане хаоса.
- И как же мне выбраться?
- Да, в общем-то, никак.
- Что?!
- Я не знаю, как перстень перенес тебя сюда, и я не могу вытащить тебя отсюда. Есть только один вариант.
- Какой?
- Ну не знаю, согласишься ли ты.
- Говори.
- Твой перстень можно одушевить.
- Что-то что?
- Я могу сделать из него слугу, который будет повсюду следовать за тобой.
- И в чем секрет?
- Есть свои плюсы и минусы.
- У тебя будет слуга, но ты не сможешь больше черпать силу из перстня, и со временем придется искать что-то еще, если твои силы начнут угасать. Но пока можешь не беспокоиться до этого еще далеко.
- Если все пройдет благополучно, этот мир разрушится, а высвободившаяся энергия перенесет тебя, куда ты захочешь.
- Риск, конечно, есть, но без него, как ты понимаешь, никуда.
- Похоже, выбор то у меня особо не велик, раз по-другому из этого дома не вырваться, я согласен.
- Тогда держись, сейчас здесь будет жарко, - произнесла Альвиила и ее голос замолк.
Сразу после этого дом задрожал и начал разрушатся, стены растворялись на глазах изумленного Морлагорна, но больше всего он был изумлен, когда на полу перед ним вместо перстня появился невысокий коренастый мужчина, и не дав Морлагорну опомниться, произнес:
- Чем могу служить хозяин, Гуэрмо к Вашим услугам.
Ответить Морлагорн ничего не успел, поскольку раздался оглушительный взрыв, и все поглотила тьма.

Каким-то образом Александр ни попал, ни в один из миров, живших в листах необычного Дерева Жизни. Вместо этого он попал в саму картину. Как это произошло он, вряд ли бы смог объяснить. Впрочем, скорее всего, это произошло из-за того, что пройдя обряд инициации, он обрел некую часть Канг-Хамара, а для последнего такие переходы были в свое время обычным делом. Так или иначе, но теперь Александр стоял на небольшом холмике рядом с раскидистым деревом. Дул легкий ветерок, светило солнце, под ногами зелена трава. Но все выглядело каким-то нереальным. На ветке древа сидел черный ворон, которого не было на картине. Заметив Александра, недоуменно осматривающегося по сторонам и не знавшего что ему делать, ворон прищурил правый глаз и произнес на вполне понятном языке:
- Добро пожаловать путник к Древу Жизни.
- Любой из миров, живущих в листах этого древа с радостью примет тебя в свои объятия.
- А ты здесь вроде привратника, - произнес Канг-Хамар, снова ставший собой.
- Простите? – не понял ворон.
- Послушай птица, меня не интересуют сейчас эти миры, да и на путешествия у меня времени нет.
- Но когда-то давно я здесь кое-что оставил, и теперь пришел забрать, то, что принадлежит мне.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь путник.
- Глупая птица не раздражай меня, а то ведь так недолго и без головы остаться.
- Ладно, ладно, зачем так сердиться Канг-Хамар, стар я стал и не признал тебя сразу.
- То, зачем ты пожаловал действительно здесь, только дай мне минутку подумать где он сейчас, - произнес ворон, и прищурившись задумался.
- Вспомнил, - произнес он, когда Канг-Хамар уже начал терять терпение.
- Давай за мной.
- Пошли, - произнес Канг-Хамар и обратившись золотистой птицей с отливающим красным, желто-огненным оперением, полетел внутрь кроны, вслед за привратником.
Спустя несколько минут две птицы поднялись на вершину древа и там Канг-Хамар нашел то, что искал – перстень с желтым камнем, мягко светившийся желтым светом. Схватив перстень в клюв, Канг-Хамар спустился к подножию древа и приняв свой прежний вид, надел кольцо на безымянный палец правой руки. Тут же весь мир завертелся у него перед глазами, а потом он оказался на морском берегу одной укромной бухты неподалеку от Марселя. Силы внезапно покинули Александра, так и не понявшего, как из своего сна он переместился на незнакомый берег.

Посунувшись, Канг-Хамар первым делом взял из рук рядом сидящей девушки стакан воды, и проверив на месте ли перстень, поблагодарил Анну-Марию за помощь.
- Слушай меня внимательно девочка, сейчас я усну, а когда проснусь, то снова буду другим человеком. Ты должна запомнить две главные вещи: во первых – передать мне письмо которое я тебе сейчас продиктую, а во-вторых – передать тому мне, что проснется, чтобы я опасался человека с разными глазами и перстнем с голубым камнем.
- Но я не понимаю, - произнесла Анна-Мария.
- Ты молодец, скоро все закончится, не волнуйся, никакой опасности пока нет, я немного опередил всех, а через несколько часов я вообще уйду, и ты меня больше никогда не увидишь.
- Вы обещаете?
- Да.
- Теперь записывай, и не забудь сказать, чтобы я уничтожил это письмо.
- Итак, готова?
- Да.

Письмо Канг-Хамара:

«Приветствую тебя мое Alter ego, ты вряд ли в полной мере осознаешь, что с тобой происходит. Обряд инициации немного приоткрыл тебе глаза, но вся картина для тебя в тумане. Я решил, что будет лучше посвятить тебя в суть проблемы, тем более, что волею судеб мы с тобой связаны. Я старший брат первого Императора Империи, Канг-Хамар. В настоящий момент твоей главной задачей является соединение с Красной Королевой. Ты узнаешь ее по красному камню на ее кольце. После этого вместе вы должны будете отправиться на поиски Царицы. О ней мне почти ничего неизвестно, лишь три луча, соединившись, откроют местонахождение главного перстня белого цвета, а он приведет к царице. Я как смогу помогу тебе, но так уж получилось, что мы вряд ли когда-нибудь встретимся лицом к лицу, поскольку я это и есть собственно ты. Помни, что я тебе сказал, а перстень и обрывки воспоминаний подскажут остальное. Канг-Хамар.»

Олега Ивановича разбудил вагоновожатый, сообщив ему, что поезд прибыл в Марсель. Удивленный и сонный профессор никак не мог понять, как он очутился в Марселе, когда он точно помнил, что садился на поезд Москва-Берлин.
- Позвольте мсье это Берлин? – переспросил он у вагоновожатого.
- Это Марсель мсье, я пытаюсь объяснить Вам это уже пятнадцать минут.
- Прошу Вас, забирайте свой багаж и освобождайте купе.
- Хорошо, хорошо иду, - произнес ничего не понимающий Олег Борода, принимая из рук проводника какой-то чемодан, который он видел первый раз в жизни.
Выйдя на перрон, Олег Иванович Борода поставил чемодан и вдохнул свежий морской воздух. Вот он Марсель. Раз уж он здесь, нужно как-то устраиваться, пока еще есть командировочные. Взяв такси, Олег Иванович поехал в недорогой отель, надеясь сэкономить на проживании и вечерком сходить в один из прибрежных ресторанов.

Аллаида появилась прямо посреди холла шикарного номера в лучшем отеле Марселя. Как она и думала, номер уже был полностью оплачен и на столе лежали кредитки. Камень ее кольца-перстня оживил часть ее Центра, и теперь она могла пользоваться частью его энергии. Кредитки, а также несколько коробок с платьями Аллаида заказала Центру еще во время перемещения. То, что ее целью был Марсель, она узнала от кольца. Оно сообщило ей, что второе кольцо, обладателем которого является, тот, кого она разыскивает, тоже недавно объявился в городе.
Выбрав одно из платьев, Аллаида переоделась, поправила прическу, и присовокупив к своему наряду пару аксессуаров от Тиффани, отправилась в «LA CLOCHE À FROMAGE» на Cours Estienne d’Orves. Как раз в это время в этот ресторан заходил Олег Иванович.

Проснувшись, Александр увидел Анну-Марию спящую рядом с ним. Бедная девушка не выдержала напряжения общения с Канг-Хамаром, и отключилась, едва дописав письмо, продиктованное древним волшебником. Последнее, что отчетливо помнил Александр, было то, как он садился в поезд Москва-Берлин. Какие-то смутные воспоминания всплывали в его сознании. Какие-то люди, зазеркальный кабинет с каким-то мужчиной, что-то говоривший о своих дневниках, которых при Александре почему-то не было уже тогда, когда он садился в поезд. Еще он помнил какую-то комнату, странное дерево, изображенное на картине. Потом был провал и вот он здесь, в доме незнакомой девушки. Разбудить ее, и расспросить обо всем. Но судя по виду, она и так очень устала. С другой стороны оставаться в неведении было бы крайне неосмотрительно. Пока Александр раздумывал будить или нет Анну-Марию, та проснулась сама.
- Вы пришли в себя?!
- Только что, - ответил Александр.
- Тут столько всего было, Вы были не Вы.
- Неужели?
- И кем же я был?
- Ах, простите, мы же еще не знакомы, по крайней мере, я не помню нашего знакомства, так что позвольте представиться Александр Потемкин, аспират Институт истории земли.
- Я Анна-Мария.
- Позвольте спросить, откуда Вы так хорошо знаете французский?
- Изучал в институте.
- Ваше произношение довольно неплохое.
- Спасибо.
- Так что здесь было говоришь?
- Во-первых, вот письмо, которое Вы написали сами себе, а во-вторых, нужно опасаться какого-то господина с разными глазами и перстнем с голубым камнем.
Взяв письмо из рук девушки, Александр прочел несколько строк, написанных незнакомым подчерком.
- Любопытное послание, - произнес он, закончив читать.
- Говоришь, я это написал, ну то есть не я тот, кто был мной.
- Да.
- Ладно, с этим все ясно, предлагаю отметить наше знакомство.
- Думаю, эта безделушка кое-чего стоит, - произнес Александр и сняв перстень, протянул его Анне-Марии.
Девушка взяла кольцо, но промедлив немного, отдала его обратно.
- Прости, не могу это взять, угощение за мой счет, тем более ты здесь человек новый и к тому же мой гость. Я как раз знаю тут за углом небольшой ресторанчик, там вполне приличная еда.
-Ладно, я принимаю твое предложение, - сказал Александр, надевая кольцо обратно.
Уже через полчаса они входили в «LA CLOCHE À FROMAGE».
Последними в ресторан вошли Морлагорн со своим новым слугой Гуэрмо. Цепь замкнулась, все участники собрались в одном месте в одно время. Никто из них и не предполагал, что такая встреча состоится в ближайшее время, но судьба распорядилась иначе.

Именно в этот самый момент, высокая худая женщина за много километров от собравшихся, надела на безымянный палец левой руки кольцо с белым камнем. И закутавшись в шаль, вышла на балкон своего дома, любуясь огромными волнами океана, разбивающимися о подножие скалы.
- Время пришло мой друг, - обратилась она к кому-то незримому, парящему в вышине над скалой.
- Да Царица, действие начинается.






Часть 2. Крест и роза.

Глава 1. С юга на север.


В кафе повисла мертвая тишина, все собравшиеся герои внезапно осознали, что судьба неожиданно свела их вместе. В этот самый момент перстни на руках Аллаиды, Александра и Морлагорна вспыхнули своими цветами, и мир застыл, словно мгновение остановилось навек. Простые посетители так ничего и не поняли, для них ничего не изменилось, что же касается наших героев, то они перенеслись в какой-то застывший мир.
Первой отошла от оцепенения Аллаида, камень на кольце ярко пульсировал. Напротив нее стоял Александр, а чуть дальше Морлагорн, также с кольцом, появившимся у него на руке, едва он пришел в себя. Оба тоже пришли в себя, видимо одновременно. Олег Иванович, Гуэрмо и Анна-Мария стояли замерев.
- Итак, видимо эту партию предстоит, разыгрывать нам троим, - произнесла Красная Королева и села за ближайший столик.
- Видимо так, - ответил Морлагорн, с удивлением посматривая то на появившийся перстень, которого он думал, что лишился, то на своего слугу, все еще стоявшего рядом в оцепенении.
- Интересная встреча, - произнес Канг-Хамар, подчерпывая из перстня немного энергии, так на всякий случай.
- Кстати, рад знакомству Красная Королева, именно такой я Вас и представлял.
- А вот я представляла старшего брата первого Императора немного другим, - произнесла Аллаида, в свою очередь, обращаясь к перстню за помощью.
- Начнем, - произнес Морлагорн, и повернул кольцо камнем вниз.
Все одновременно сделали то же самое, и мир раскололся на куски, а потом, перемешавшись, куски, сложились в совсем уж неясную картину.

Увидев то, что получилась худая женщина, вздрогнула и выронила бокал на каменный пол балкона своего дома, больше напоминавшего средневековый замок.
- Так не должно было получиться.
- Фигуры смешались не так, и кто им подсказал, что нужно делать именно это?
- Ах, это Альвиила! – осенило Царицу.
- Ну, посмотрим еще кто кого мерзкая девчонка, это моя игра, и я это так не оставлю.

Мир ожил почти также внезапно, как и замер, по крайней мере, для всех, кроме троих обладателей перстней. Александр оказался в компании неразговорчивого Гуэрмо, так и не понявшего что же произошло. Аллаида стояла вместе с Анной-Марией, а Морлагорну вообще в попутчики выпал Олег Иванович Борода. Фигуры поменялись местами, партия обещала быть интересной.

Альвиила смотрела во тьму, и сердце ее наполнялось радостью. Вот оно, у нее получилось. Первой частью ее плана было найти три кольца основных цветов. Потому нужно было сделать так, чтобы Аллаида получала кольцо своего цвета. Что касалось остальных двух перстней, то одним, как ей и планировалось, завладел Морлагорн, найденный Альвиилой на просторах Хаоса, где он оказался после разрушения Империи. Но вот третье кольцо попало совсем не туда, куда она планировала. Кто-то вмешался в ее план, но пока это было неважно. Красная Королева была на свободе, и теперь она могла помочь ей.

Чтобы понять, в чем собственно дело нужно вернуться на некоторое время назад. Вообще-то время здесь понятие относительное, но это неважно. Итак, после того, как Альвиила покинула Империю, отправившись в глубину Хаоса, она столкнулась с одной неприятной проблемой. Каким-то образом Хаос разделил ее сущность на три части, каждая из которых стала полностью самостоятельной. Так появилось три Альвиилы. Более того, каждая из Черных Королев могла создать еще две собственные тени, хоть и не обладавшие полной самостоятельностью, но способные проникать в миры, и выполнять поручения своих основных копий. Таким образом, получалось уже девять Альвиил. Три основные и шесть теней. Одной из таких теней Альвиила воспользовалась, чтобы подобраться к Александру. Но не тени беспокоили главную Альвиилу. Чтобы вернуться назад, ей нужно было вновь обрести полноту. А для этого нужно было найти ее второго двойника, местонахождение которой могли подсказать лишь три перстня. Как назло третья копия, назвавшая сама себя Царицей, видимо в противоположность Королеве, также стремилась первой найти пропавшую вторую часть, и с помощью давно пропавшего старшего брата первого Императора Канг-Хамара, начала свою игру.
Альвииле удалось смешать карты Царице, перемешав главных действующих лиц, и теперь у нее появился шанс первой найти Черную Королеву, как она решила называть свою пропавшую вторую часть.

Перемешались не только герои, но и пространство. Александра вместе с Гуэрмо перенесло куда-то на север Франции. Кругом были невысокие горы, трава, виноградники и редкие деревья. Александр оказался в каком-то старом разрушенном шато.
Одичавший виноград обвивал полуразрушенное здание, сквозь трещины в стене солнечные лучи освещали мужчину лежавшего на старой, чудом сохранившейся пружинной кровати. Второй мужчина поменьше ростом лежал на полу неподалеку. Со стороны могло показаться, что двое уставших путешественников, случайно набредших на шато, решили заночевать в его стенах.
Первым проснулся Александр, голова жутко кружилась и болела, словно с похмелья. Рядом на полу лежал незнакомый мужчина. Куда же его занесло? Хотя постойте, вроде этого мужчину он уже где-то видел. Конечно в кафе, куда он пришел с девушкой. Как же ее звали? Кажется Анна-Мария. И в последний раз он проснулся у нее дома. Что было до этого, он не помнил. На правой руке поблескивал перстень с желтым камнем. Попытки снять кольцо ни к чему не привели. От шума проснулся Гуэрмо.
- Что такое?
- Где я?
- Мастер это Вы?
- Где Морлагорн?
- Спокойно, спокойно, я сам ничего не понимаю, - произнес Александр.
- Похоже, нам какое-то время придется провести вместе.
- Что за бред, я ухожу!
- Причем немедленно.
Но лишь Гуэрмо вышел из дома и направился прочь от Александра, как ужасная боль полоснула его по правой руке, и он замер. На том месте, где болело сильнее всего, проступил призрак кольца Александра.
- Похоже, мы связаны, - произнес Александр, увидевший призрак кольца еще на спящем Гуэрмо.
- Пожалуй, что так.
- В таком случае мне остается лишь представиться
- Гуэрмо, к Вашим услугам.
- Можешь звать меня Александром, - произнес Канг-Хамар, полностью вернув себе контроль над телом Александра.
На этом знакомство состоялось. Решив хоть немного унять головную боль, Канг-Хамар спустился в подвал дома, и к своей неописуемой радости, нашел среди мусора и битого стекла, пару целых бутылок превосходного Бордо. Поднявшись наверх, он разделил с Гуэрмо, сей дар, положив начало их дружбы.

Олег Иванович пришел в себя от того, что его кто-то тряс за плечо. С трудом открыв глаза он, к своему удивлению, увидел Морлагова, пытающегося его разбудить.
- Ну, вставайте же Олег Иванович.
- Витольд Шварцович, - промолвил Олег, приходя в себя.
- Забудьте милейший, это имя больше не актуально. Теперь можно не скрывать своей настоящей личности. Мое настоящее имя Морлагорн и похоже нам некоторое время пройдется пробыть вместе.
- О чем это Вы говорите? – произнес Олег Борода, полностью приходя в себя и вставая с кровати.
- Вот об этом, - сказал Морлагорн, и взяв правую руку Олега поднес ее к его глазам.
На руке слабо мерцал призрак кольца Морлагорна.
- Вы не знаете, что это такое, а я похоже догадываюсь, - произнес он, отпуская руку.
- Как любой артефакт, перенесенный их хаоса мое кольцо неуничтожимо, и имеет своего двойника. Каким-то образом этот двойник теперь на вас, и через них мы связаны в одну цепь.
- И что же это значит?
- А то, что мы не можем удаляться друг от друга на большое расстояние, и пока дальнейший путь нам придется пройти вместе.
- Ну что ж не вижу в этом особой проблемы, - произнес Олег Иванович.
- Каков наш дальнейший план?
- Судя по всему, встретится с остальными, нам удастся нескоро, если я хоть чего-нибудь понял из сложившейся ситуации. Так что будем придерживаться прежнего плана.
- А у нас был план?
- Да, наш путь лежит на север.
- Вперед, - произнес Морлагорн и Олег Иванович послушно пошел за ним, словно покорный слуга.
Покинув чей-то дом, гостеприимно принявший двоих путешественников, Морлагорн с Олегом Бородой, двинулись по дороге на север, мимо виноградников и залитых солнцем полей.

Аллаида проснулась в своем номере, сладко потянувшись, она откинула одеяло и с удивлением обнаружила спящую рядом незнакомую девушку. Как и Аллаида девушка была обнажена. Это что еще за шутки, - подумала Красная Королева. Раньше она за собой не замечала такой любви к молоденьким девушкам. Лишь внимательно присмотревшись к незнакомке, Аллаида заметила призрак своего кольца на руке незнакомки, и сразу же поняла в чем дело.
Накинув шелковый халатик, Аллаида скрылась в ванной, решив не будить незнакомку до поры. Однако, когда она вышла из ванной, незнакомка уже сидела на кровати с испуганными глазами, кутаясь в простыню.
- Что здесь произошло?
- Я ничего не помню.
- Спокойно милая, бояться не надо, я не причиню тебе зла, - произнесла Аллаида.
- Меня зовут Аллаида, а тебя?
- Я Анна-Мария.
- Как я здесь оказалась?
- Тебя перебросило, впрочем, как и меня, так что теперь мы связаны, на некоторое время.
- Что значит, перебросило? – не поняла Анна-Мария.
- Неважно, мы связаны через это кольцо, и пока не достигнем нужного места, эта связь не порвется.
- А почему я раздета?
- А вот об этом я бы сама хотела узнать поподробней, но скорее всего это так и останется тайной.
- Надеюсь, ты не горишь желанием это повторять?
- Пожалуй, нет.
- Тогда одевайся, приводи себя в порядок, и после легко завтрака отправляемся в путь.
Через полтора часа, две девушки уже мчались на север по трассе в «Мазератти», взятом на прокат в одном из магазинов Марселя.




Глава 2. Брат C.R.C.



Послеполуденное солнце ласково светило через старинные витражи, освещая небольшую комнату, почти полностью заставленную старинными фолиантами и редкими изданиями на всех языках мира. Седой старик с длинной бородой, сгорбившись, сидел за единственным столом и внимательно изучал какие-то наброски на пергаменте. Символы складывались в единую картину, но некоторых частей явно не хватало. Все пергаменты объединяло одно, в верхнем правом углу стояла анаграмма C.R.C. Солнце уже почти село, когда старик оторвался от своего занятия, и подняв голову, обвел воспаленным взглядом комнату.
- Что Джарвис, не выходит у нас разгадать головоломку старого Христиана.
- Кар, - в ответ прокаркал старый черный ворон, сидевший на большом сундуке, служивший старику кроватью и гардеробом одновременно.
- А ведь иначе нам отсюда не вырваться, - продолжил старик, обращаясь к птице.
- Ничего приятель, если это удалось Брату C.R.C., то получится и у нас, нужно просто немного больше времени, - произнес Лоренуус, и отложив рисунки, налил себе крепкого чая, из чайника стоящего тут же на столе.

Аллаида точно знала, куда ей нужно ехать. На севере Франции в горах, стоял затерянный замок, восточное крыло которого полностью обветшало. В разбитых витражах гулял ветер, крыша прохудилась, фундамент почти полностью скрылся подо мхом, а стены увил зеленый плющ. В единственной пригодной для жилья комнате жил старый Лоренуус, бывший библиотекарь Императора. Именно к нему сейчас и направлялась Аллаида. Ей, вместе с Анной-Марией удалось обогнать остальных путешественников, также ищущих Лоренууса, но в отличие от Красной Королевы, не знавших точно, где его искать. «Мазератти» подъехал к замку, остановившись на гравийной дорожке возле ворот. Вылезая из машины, Аллаида потянулась, размяв уставшее тело. Гнать пришлось несколько часов, но зато, похоже, они опередили соперников. Вслед за Аллаидой, из салона вылезла Анна-Мария. Девушка все еще не до конца понимала, что происходит, но убедившись, что покинуть Аллаиду действительно не удастся, Анна-Мария смирилась со своей участью, и покорно следовала за Красной Королевой.
Аллаида вошла в холл заброшенного замка, и оглядевшись, громко позвала:
- Лоренуус, старый мошенник, где ты?
В ответ ей была тишина.
- Я знаю, что ты здесь, от меня не спрячешься.
- Выходи, когда с тобой говорит Красная Королева!
В дальнем углу раздался какой-то шорох, затем открылась неприметная дверь, и в проеме показалась сгорбленная фигура библиотекаря.
- Аллаида ты здесь?!
- Как видишь, мой старый библиотекарь.
- Как же так, я думал, что с семьей Абсолюта покончено.
- Все не так просто, мы не можем просто так исчезнуть, частицы Абсолюта не дают нам раствориться в Хаосе.
- А я-то думал, что я один оказался здесь.
- Вовсе нет, к тому же совсем скоро сюда пожалуют и другие знакомые тебе персонажи, так что у нас мало времени.
- Что ты ищешь на этот раз Красная Королева?
- Не поверишь, но я ищу могилу последнего магистра ордена Креста и Розы.
- Зачем тебе тревожить покой Брата C.R.C.?
- Это долгая история, могу сказать лишь то, что Альвиила помогла мне, и теперь я должна помочь ей. Что-то подсказывает мне, что это наш единственный шанс всем вернуться в Империю.
- Неужели это возможно?
- Думаю да, но об этом пока рано говорить.
- А кто это с тобой?
- Она не из Империи.
- Волею судеб мы связаны с этой особой, - пояснила Аллаида.
- Впрочем, как и остальные двое.
-Ладно, неважно, напоминаю у нас мало времени.
- Ну, так что ты можешь мне сказать?
- Пойдем за мной Аллаида, я как раз работаю над одним секретом Христиана, думаю, разгадав его, я смогу тебе помочь.
- Так ты не знаешь где его могила?
- Пока нет.
- Но вот возьми эти записи Брата C.R.C., возможно они помогут тебе, а насчет остальных не беспокойся, мне недолго осталось. В этом мире, мои годы дают о себе знать, долго я не протяну.
- Нам пора Лоренуус, если все получится, то возможно мы встретимся в Империи, а если нет, тогда не поминай лихом.
- Прощай Красная Королева, я всегда был рад встрече с тобой, еще, когда ты была совсем девочкой, - проговорил старик и прослезился, но Аллаида этого уже не видела, автомобиль зашумел шинами и плавно тронувшись, поехал прочь от старого дома, доживавшего свои последние дни, как и его нынешний хозяин.

Был уже вечер, когда Морлагорн, уже порядком уставший подгонять отстающего Олега Ивановича, увидел замок.
- Ну, наконец-то вот и он, - произнес он.
- Давай профессор веселей, почти пришли.
- Неужели нас ждет отдых?
- Да, вино, девочки и теплая кровать.
- Забудьте профессор, в ваши-то годы думать о девочках.
- Что Вы, какие девочки, мне хватило бы и теплой постели.
- Все, все это впереди, вон в том замке.
- Где? Вон в тех развалинах? Что-то я сомневаюсь, что там есть теплая постель.
- Опять?! – грозно произнес Морлагорн, и Олег Иванович, поежившись от страха, покорно поплелся за консультантом, чтоб его.
Подойдя к воротам, Морлагорн громко постучал, но в ответ ему была лишь тишина, тогда он пнул со всей силы старые ворота, и те жалобно заскрипев, открылись. Войдя внутрь, Морлагорн обследовал холл, но ничего не нашел, кругом царила полная разруха, словно никто здесь не жил уже много лет. Он уже собрался было уходить, как вдруг его перстень дернулся в сторону одной из стен. Сосредоточившись, Морлагорн увидел слабые очертания двери.
- Ага, старый хитрец, хотел от меня спрятаться, не выйдет, - произнес Морлагорн, подходя к потайной двери.
Олег Иванович, хотел было остаться в холле, но почувствовав жжение на правой руке, пошел вслед за Морлагорном.
Лоренууса Морлагорн нашел лежащим без чувств на старом сундуке.
- Ну же старик просыпайся! – произнес он, но Лоренуус уже не слышал его, он умирал.
Поняв, что так до библиотекаря не достучаться, Морлагорн прибегнул к последнему средству. Его правый глаз вспыхнул огнем, и огонь вошел в тело старика, в тоже время левый ледяной сковал снаружи оболочку умирающего тела, и тут произошло то, что потом Олег Иванович очень не любил вспоминать. Тело библиотекаря поднялось в воздух, потом повисло напротив Морлагорна, и Лоренуус открыл глаза. Правда взгляд библиотекаря был каким-то безумным и отстраненным, но на вопросы Морлагорна он отвечал довольно живо. Узнав все, что он хотел, Морлагорн, отпустил Лоренууса, и мертвое тело рухнуло на пол.
- Вперед профессор, нам еще многое надо успеть, - произнес Морлагорн, даже не глядя на полумертвого от страха Олега Бороду.
Уже в полной темноте они покинули опустевший замок, так и не отдохнув в теплой постели, которой впрочем, в нем и не было.

Последним к замку подъехал Канг-Хамар, вместе с Гуэрмо. Их подвез какой-то молочник, спешивший в соседний городок к открытию ярмарки. Солнце только встало, и утренняя дымка мягко стелилась вдоль дороги, создавая тот неповторимый шарм, который бывает лишь ранним летним утром. Гуэрмо полностью признал в Канг-Хамаре нового хозяина, и теперь следовал всем его указаниям.
Подойдя к замку, Канг-Хамар сразу понял, что его опередили. Ворота были открыты, ветер гулял по холлу пустующего замка. Пройдя в комнату библиотекаря, Канг-Хамар лишь взглянув на труп Лоренууса, понял, что здесь произошло.
- Похоже, что нас опередили, - произнес он, обращаясь к Гуэрмо.
- Обыщи здесь все: а я пока осмотрю тело.
- Что мне искать Повелитель? – произнес Гуэрмо подобострастно.
- Хватит меня так называть, это привлекает лишнее внимание, зови меня просто Мастер.
- Да Мастер.
- Ищи все, что хоть как-то связаны с барством Креста и Розы.
- Будет исполнено Мастер, - ответил Гуэрмо, и принялся рыться на столе, справедливо полагая, что начать нужно именно отсюда.
Отдав приказание, Канг-Хамар погрузился в перстень, и почерпнув нужной энергии, создал образ Центра, которого он, как и другие члены семьи Абсолюта был лишен, после распада Империи. Образ Центра неохотно появился перед Канг-Хамаром и задрожав, распался на части, разлетевшиеся по всей комнате. Канг-Хамар стоял неподвижно, не обращая никакого внимания на Гуэрмо, роющегося вокруг. Через некоторое время, части Центра снова слились в единый образ, а потом внутри этого образа предстал еще живой Лоренуус.
- Ответь мне старик, куда отправилась Красная Королева? – произнес Канг-Хамар, обращаясь к образу библиотекаря.
- Этого я не знаю, и боюсь, здесь тебе не поможет вся твоя магия древний волшебник.
- Ты ошибаешься старик, тебе не обмануть меня, ты можешь не знать то, о чем я тебя спрашиваю, но я уже прочитал в твоем образе, то над чем ты думал перед смертью
- Наследие Христиана, не так ли?
-Что?! Как?! Этого не может быть?! – закричал Лоренуус и его образ начал таять, растворяясь в воздухе.
- Стой! Я еще не закончил с тобой старик!- в свою очередь закричал Канг-Хамар, но было уже поздно, образ Центра распался вместе с останками библиотекаря.
- Откуда он мог знать это заклинание, его и самого-то уже нет, - произнес вслух озадаченный Канг-Хамар.
- Ну да ладно, главное сделано.
- Как дела Гуэрмо?
- Вот Мастер нашел пару листов и какой-то чертеж.
- Ну-ка давай-ка сюда, анаграмма C.R.C., это интересно.
- Думаю больше мы здесь ничего не найдем, уходим.
Солнце уже пекло вовсю, когда Канг-Хамар и Гуэрмо покидали замок Лоренууса. Отойдя на достаточное расстояние, Канг-Хамар повернулся в сторону замка, поднял руку с перстнем и направил потом чистой энергии на ветхое здание. Уже через секунду обветшалые стены с грохотом обрушились, похоронив под собой останки последнего библиотекаря Империи.



Глава 3. Наследие Христиана.



Остановившись в небольшом придорожном кафе, Аллаида и Анна-Мария сытно пообедав, заказали кофе, и принялись рассматривать рисунки, переданные им Лоренуусом. Часть рисунков изображала какую-то местность, на некоторых были какие-то непонятные символы и чертежи, остальные были словно части какой-то книги. Последние больше всего заинтересовали Красную Королеву. Отложив их в сторону, Аллаида принялась внимательно изучать каждый по отдельности. Всего набралось двенадцать страниц. Все страницы были зашифрованы древним шифром розенкрейцеров, без ключа нечего было, и пытаться его разгадать. Было ясно, что ответ находится где-то среди этих зашифрованных страниц. Возможно, старик Лоренуус мог бы им помочь, но что-то подсказывало Аллаиде, что он уже ничем никому не поможет. Анна-Мария вообще ничего не поняла, рисунки, изображавшие горы ей понравились, в чертежах она ничего не поняла, а зашифрованные страницы вообще были для нее «китайской грамотой». Перебирая листки пергамента, Анна-Мария неожиданно наткнулась на небольшой сложенный пополам листок. Он скрепился с одним из чертежей, и поначалу они его не заметили. Раскрыв листок, Анна-Мария к своему удивлению обнаружила, что это письмо написано на вполне понятном французском языке. Воспользовавшись тем, что Красная Королева полностью погрузилась в зашифрованные страницы, Анна-Мария принялась читать письмо.

Письмо, найденное Анной-Марией:

«Милый друг, пишу тебе это письмо второпях, поскольку времени у меня в обрез. Уже два года прошло с тех пор как ко мне попали записи Христиана Розенкрейца. Много месяцев они не давали мне покоя, и кажется, я нашел способ расшифровать содержимое этих страниц. К сожалению, судьба не так благоволит ко мне, как прежде. Думаю, вскоре, найти пристанище в Лондоне, и если мои дела пойдут хорошо, то возможно там мы и встретимся. Пока же дела еще удерживают меня в Праге. Опережая все твои вопросы, скажу сразу, что алхимией я больше не занимаюсь. Теперь все мои силы направлены на расшифровку этих страниц. Я уверен, что ключ где-то здесь в Праге, и я его найду. Больше пока ничего сказать не могу, остальное сообщу при встрече.
Твой друг Джон Ди.»

На этом письмо закончилось. Было неясно, кому пишет Джон Ди, то ли женщине, то ли мужчине. Это больше всего заинтересовало Анну-Марию. Тем временем Аллаида закончила биться над шифром, так и не разгадав ничего. Возможно, если бы Центр полностью функционировал, ей бы удалось с его помощью что-нибудь разгадать, но пока приходилось довольствоваться тем, что было.
- Что это у тебя в руках? – спросила Красная Королева, беря письмо из рук Анны-Марии.
- Посмотрим, посмотри, весьма интересно, - произнесла она, вслух быстро пробежав коротенькое письмо глазами.
- Выходит этот Джон Ди, кем бы он ни был, тоже искал ключ к шифру.
- Прага? Да, он упоминает этот город, возможно, там мы и узнаем что-нибудь, вот она та зацепка, которой нам не хватало.
- Интересно женщине он писал или мужчине, - задумчиво произнесла Анна-Мария.
- Да это собственно и не важно, - ответила ей Аллаида, и расплатившись они вышли из кафе.
Путь предстоял неблизкий.

Морлагорн закрыл глаза и еще раз представил себе страницы книги плавающие перед ним. Это все, что ему удалось выудить у умирающего библиотекаря, но он знал, это самое главное. Где-то среди этих страниц была зашифрована карта, указывающая путь к могиле Брата С.R.C. Именно там находилось то, что так искала Альвиила. То, что могло освободить Ее. Но прежде всего, нужно было записать станицы, все еще хранящиеся в его голове, и взяв ручку, Морлагорн принялся писать.
Олег Иванович отдыхал на жесткой кровати мотеля, в котором они остановились. Деньги почти кончились, и это почему-то беспокоило его гораздо больше, чем Морлагорна. Он вообще о многом передумал, с тех пор как судьба связала его с Морлагорном. Жизнь и работа в Институте показалась ему скучной и пресной. Часть той энергии, что исходила от Морлагорна, заразила Олега Ивановича. Он пообещал себе, что если выберется из этой передряги живым, попросит у Председателя перевести его в отдел практической работы, избавив от проверки аспирантов.
Закончив писать, Морлагорн откинулся на спинку стула. Перед ним лежало двенадцать листов, исписанных мелким подчерком. Символы, которыми были зашифрованы страницы, показались Морлагорну знакомыми. Он пытался вспомнить, где мог видеть нечто подобное. Но промучившись несколько минут, бросил эту затею. Все-таки память еще не полностью вернулась к нему. Решив передохнуть, он улегся на жесткий матрац и закрыл глаза. Через несколько минут он уже спал глубоким сном.

Сон Морлагорна:

Ему снился какой-то старый город, ночь, узкие улочки, и он бежит от кого-то. Этот кто-то преследует его по улицам. Морлагорн вбегает в подъезд дома, поднимает в комнату на верхнем этаже, и сталкивается лицом со своим преследователем. Но минутку, это уже не он, это женщина в белом. Она дает Морлагорну две горошины: черную и белую, предлагая выбрать, но он никак не может определиться с выбором. Это его ужасно мучает, и тут в дверь раздается стук, это существо, преследовавшее его, наконец, нашло, то что искало. Морлагорн хватает черную горошину, и тут же весь мир переворачивается у него перед глазами, и он слышит чей-то громкий смех. На этом сон заканчивается. Проснувшись, Морлагорн никак не мог прийти в себя, а когда пришел, рассказал свой сон Олегу Ивановичу. Тот с интересом все выслушал, а потом произнес вслух:
- Все это очень похоже на один роман Майника.
- Точно, вот он ответ, конечно же, как я сам не догадался.
- Я вспомнил, где я видел эти символы.
- Вперед профессор, нас ждет один из красивейших городов Европы, мы отправляемся в Прагу!
- Но как? У нас даже нет денег на еду, не то, что на билет до Праги.
- Об этом не извольте беспокоиться, - произнес Морлагорн и вышел из комнаты, а когда он вернулся, то в руках у него уже была толстая пачка купюр.
- Вот фельдмаршал, пользуйтесь, - обратился он к Олегу Ивановичу.
- Но как? – хотел было спросить профессор Борода, но взглянув в глаза Морлагорна, где еще не утих огонь, он передумал.

Канг-Хамар отдыхал в тени раскидистого дерева, в то время как Гуэрмо пытался развести костер. Наследие Христиана, - думал Канг-Хамар. Старый библиотекарь что-то скрыл от него, не дав, как следует покопаться в его образе, воссозданном Центром. Когда-то давно он изучал историю Ордена креста и розы. Последний магистр ордена Христиан Розенкрейц, он же Брат C.R.C. зашифровал путь к своему последнему прибежищу в своем дневнике, который сейчас находился у Красной Королевы. Все что удалось узнать Канг-Хамару, было то, что существовало пять памятников, каждый из которых служил символом, соединив которые можно было узнать путь. Расшифровав дневник можно было попасть в это место гораздо быстрей. Но, во-первых, дневника у Канг-Хамара не было, а во-вторых, на поиски ключа могло уйти гораздо больше времени, чем на розыск пяти стелл. Таким образом, внутренний путь был для него закрыт, оставался внешний, так сказать дублирующий путь. Христиан предусмотрел возможность утери дневников, и зашифровал путь в пяти стелах. Осталось найти хотя бы одну из них. Тут его внимание переключилось на чертеж, найденный Гуэрмо. Рисунок изображал старое здание, один из элементов которого дополняла стелла, изображавшая трехконечную звезду. Поначалу Канг-Хамар подумал, что это третья стелла, но чуть поразмыслив, он пришел к выводу, что это не может быть так просто. Так или иначе, он узнал этот город, в котором стоял дом. Их путь лежал в Овернь, в небольшой городок под названием Клемонт-Ферран.

Аллаида, вместе с Анной-Марией подъехали к окраине Праги на совершенно «убитом» автомобиле. «Мазератти» полностью вышел из строя. Из-под капота валил черный дым, покрышки стерлись, а левая фара была разбита. Путешествие выдалось нелегким, но Красную Королеву это совершенно не волновало. Предоставив Анне-Марии нести свой багаж, Аллаида легкой походкой направилась в сторону города. Прага словно и не изменилась со времен «Голема». Те же улочки, маленькие домики, цветы и небольшие кафе. А здесь можно жить, - подумала Аллаида, подходя к довольно милому домику, увитому плющом. Надпись на вывеске красноречиво говорила о том, что перед Аллаидой гостиница. Войдя внутрь, Красная Королева чуть не столкнулась с хозяином гостиницы. Жизнерадостный упитанный мужчина средних лет, вернулся за стойку, и расплывшись в улыбке, произнес:
- Добрый день. Чем могу быть полезен?
- Нам с подругой нужен номер милейший, - произнесла Аллаида, на английском, давно уже ставшим международным языком.
- Конечно, конечно, вот лучший номер.
- И еще кое-что, мы тут с подругой хотели погулять по старому городу, не подскажите, с чего нам лучше начать?
- О, конечно, я могу сам показать Вам лучшие места.
- Пожалуй, мы предпочтем все изучить сами, тогда я отмечу на карте.
- Да, такой вариант нас устроит, - ответила Аллаида, забирая ключи у чересчур услужливого толстяка.
Устроившись в гостинице дамы, дождались вечера и на закате вышли в город. Немного прогулявшись по городу, они отправились в самый старый район Праги. И уже в сумерках, проходя мимо какого-то дома, Анна-Мария чуть не вскрикнула и дернула Аллаиду за рукав.
- Я знаю этот дом! Этот элемент был на одном из рисунков, что передал нам старик в замке.
- Неужели? – удивилась Аллаида.
- Чертежи у тебя с собой?
- Нет, я оставила их в номере, в нашем багаже.
- Что?! Неужели ты не понимаешь, как важны для нас эти документы?!
- Я думала, что важны лишь те страницы, что вы носите с собой.
- Важно все. Запомни этот дом, вернемся сюда завтра, а сейчас бегом обратно в гостиницу.
- Но есть же такси.
- Я не хочу, чтобы кто-то знал, где мы были, даже таксисты.
Вернувшись в гостиницу, Аллаида первым делом бросилась проверять сохранность рисунков, и лишь убедившись, что все на месте, позволила себе расслабиться. Сытно поужинав обе компаньонки, одна из которых де-факто являлась не более чем служанкой, легли спать.

Как раз в то время, когда Аллаида с Анной-Марией изучали достопримечательности старой Праги, Морлагорн вместе с Олегом Бородой сошел с поезда.
- Вперед профессор, не отставайте, даю вам три часа на разграбление города.
- Что Вы там говорите, - ответил Олег, таща два тяжелых чемодана, в которых помещался весь их скарб.
- Говорю, ловите такси, мы едем в лучший отель города. Этот вечер я дарю Вам, поиски начнем завтра.
- Но что мы, собственно говоря, ищем.
- Дом, профессор, старый дом.
Устроившись в лучшем отеле, Морлагорн отпустил профессора погулять. Правда, тот сразу же вернулся, потирая обожженную руку.
- Ах да, я забыл про фантом перстня, ладно профессор девочки отменяются, идем в ресторан.
Отменно поужинав в ресторане отеля, приятели заказали еще пива, и удобно устроившись в углу зала, принялись мило беседовать, причем говорил в основном Морлагорн.
- Это было в степях Империи,,,,,,, - начал Морлагорн свой рассказ.
Сам не заметив как, Олег Иванович заснул. То ли пиво так подействовало на уставший организм профессора, не привыкшего к таким передрягам, то ли голос Морлагорна действовал так успокаивающе, но Олег Иванович погрузился в какую-то полудрему, сквозь которую иногда пробивался голос его собеседника. В конце концов, сон полностью сморил профессора и ему приснился удивительный сон.

Сон профессора Бороды:

Олег Иванович шел по какому-то старому рынку или базару, среди грязи и бедно одетых людей, возле своей телеги стоял мужчина средних лет в сером балахоне. Это был продавец яблок. Подойдя к нему, Олег Иванович хотел спросить, сколько стоит килограмм яблок, но торговец вместо этого заговорил с ним.
- Подходи, подходи, расскажу тебе сказ о трех яблоках!
- Слушай мои предсказания народ, подходи, подходи!
- Смотри вот первое – яркое и красное как наш Монарх, его не так просто купить, он правит всеми нами, но смотрите, если я разрежу его пополам, то внутри оно совсем сгнило.
Олег Иванович стоял словно вкопанный, по какой-то причине он не мог сдвинуться с места, а торговец тем временем продолжал:
- Смотри, смотрите люди добрые, вот второе яблоко, оно не такое яркое как первое, но такое же ухоженное. Так и хочется его купить, но это тоже сделать непросто. Оно как наш священник, но смотрите, если мы повернем его другой стороной, то бок окажется подпорченным.
Вокруг торговца уже начала образовываться толпа , а Олег Иванович все стоял на том же месте.
- И наконец, последнее третье яблоко, он неказисто на вид, как ты или я, но попробуйте его честной народ, в нем нет ни червей, ни гнилых боков.
В этот момент на базаре показалась королевская стража, и народ начал расходится, а торговец, раздал все свои яблоки и исчез. Олег Иванович тоже собрался было идти дальше, но вдруг из-за угла подошли два человека в капюшонах, и подхватив его под руки куда-то повели.
- Что Вы делаете?! – пытался кричать Олег Иванович.
- Крамольные речи слушал изменник, - ответили ему.
- Теперь ответишь перед святой инквизицией, а твоего сообщника мы еще поймаем.
Не успев понять, что к чему, Олег Иванович оказался в тесной полутемной камере, где воняло сыростью и какими-то отходами. Он пытался кричать, но его никто не слышал, толстые стены поглощали любой его крик.

В пустой камере без еды, воды и практически без света, Олег Иванович провел три дня. К исходу третьего дня заключения, дверь камеры открылась, и в нее вошли двое людей в капюшонах.
- Вставай! Пора на процесс.
- Какой процесс? Я ни в чем не виноват.
- Поднимайся, отец инквизитор все решит! – произнес один из мужчин и ткнул его под ребра.
Острая боль пронзила тело Олега Ивановича, и он мигом вскочил на ноги. Заковав его руки и ноги в кандалы, двое охранников повели Олега Ивановича по темному коридору, лишь изредка освещаемого факелами. Через несколько минут Олега Ивановича ввели в большой зал, освещаемый солнцем через цветные витражи больших окон. От яркого солнца Олег Борода зажмурился, и лишь когда его глаза привыкли к свету, он смог увидеть, что перед ним на небольшом возвышении расположились три священника за большим столом. Где-то справа палач готовил свои инструменты, от их вида Олегу Ивановичу стало плохо.
- Опустись на колени перед священнейшим советом.
- Но в чем меня обвиняют? – произнес Олег Борода.
Вместо ответа он получил пинок в спину и не устояв на ногах, опустился на колени.
- Ты обвиняешься в распространении крамольных речей, подстрекательстве к бунту, и распространению смуты среди простого люда.
- Тебе есть, что сказать в свое оправдание?
- Я ни в чем не виноват, я вообще не понимаю, что со мной происходит, наверное, я сплю.
- Спишь?! Ну-ка Джованни, - обратился председательствующий к палачу,
- Покажи-ка этому нечестивцу, как он спит.
В тот же миг, два помощника палача схватили Олега Ивановича и потащили на дыбу. Прежде чем он успел опомниться, раскаленное клеймо прижгло ему плечо. От боли Олег Иванович закричал, и …. к своему удивлению не проснулся. Выходит это не сон, - успел подумать он, перед тем как красный туман застлал ему веки. Но спасительное забытье длилось недолго. Ковш ледяной воды быстро привел его в чувство.
- Ну что, все еще думаешь, что это сон? – спросил его инквизитор.
- Нет, - еле-еле промолвил Олег Иванович.
- Отвечай, кто твой сообщник?!
- Я не знаю, клянусь, я сам увидел его первый раз на рынке.
- Врешь собака, на дыбу его, сейчас он у нас запоет! – закричал председатель.
На какое-то мгновение Олегу Ивановичу показалось, что перед ним стоит их Председатель в костюме инквизитора. Лишь только Джованни приступил к своим обязанностям, Олег Иванович отключился.
Пришел в себя Олег Борода лишь в своей камере, сколько прошло времени с момента окончания процесса, он не знал, да и если бы знал, это ничего не изменило. Раны от пыток ужасно болели, голова раскалывалась от затхлого зловония. Хотелось спать, но Олег Иванович не мог. Пересилив себя, он открыл глаза и увидел, что в камере он не один. Незнакомец казалось, ждал, когда профессор проснется.
- Пришел в себя, да, здорово они тебя отделали, но дальше будет только хуже.
- Ты кто? – прошептал Олег.
- Будем знакомы, Джон Ди.



Глава 4. Утраченные корни.


Аллаида, сопровождаемая Анной-Марией добралась до нужного дома, гораздо быстрее, чем вчера вечером. При свете дня дом казался еще более старым и заброшенным. Деревья и кустарник скрывали большую часть дома, но на фасаде, выходящем на улицу, довольно четко просматривался тот самый символ, который вчера заметила Анна-Мария. Аллаида внимательно сравнила символ с изображением на одном из рисунков, все линии точно совпадали. Сомнений больше не было, именно в этом доме когда-то жил Джон Ди. Обойдя дом вокруг, девушки легко нашли запасной выход, и немного повозившись с замком, проникли внутрь. Анна-Мария больше не спорила с Аллаидой по поводу таких пустяков. Внутри дом оказался таким же ветхим и заброшенным, как и снаружи. Было даже странно, как он сохранился столько времени. Аллаида была уверена, что все дело в символе, но вслух этого не сказала. Поднявшись наверх, они оказались в небольшой комнате, тщательный обыск которой ничего не дал.
- Этого не может быть, - произнесла Красная Королева, присаживаясь на краешек старого стола.
- Ответ должен быть где-то здесь, я чувствую это, давай еще раз все пересмотрим.
Перерыв все еще раз, Аллаида и Анна-Мария ничего не нашли, и тут Красная Королева обратила внимание что часть стены, как раз там где был символ, прохудилась и сквозь прорехи проглядывает солнце. Схватив табуретку, она со всей силы бросила ее в стену. Часть покрытия отвалилась, и теперь сквозь прорехи отчетливо проступал пятиконечный символ. Отойдя подальше Аллаида посмотрела на символ и подойдя к противоположной стене, нажала на незаметную простому глазу впадину. Сработал хитроумный механизм, и в стене открылась небольшая ниша. Засунув руку внутрь ниши, Красная Королева вытащила пачку бумаг, перетянутых шелковым шнурком.
- У нас получилось! – в восторге закричала Анна-Мария.
- Тише, тише, - успокоила Аллаида свою компаньонку, мы еще, не знаем, там ли ключ.
- Он там, где же ему еще быть.
- Идем скорее отсюда, здесь больше делать нечего, - произнесла Аллаида и обе девушки покинули заброшенный дом.

Олег Иванович протянул руку своему неожиданному соседу.
- Олег, - произнес он, недоумевая, как он все понимает, если это не сон.
- Тебя за что?
- Да просто на базаре послушал какого-то предсказателя.
- И всего-то. Да, старина Карл, совсем спятил.
- Это ты про кого? – не понял Олег.
- Про кого? Про короля естественно.
- А ты что с ним знаком?
- Знаком, да я был его придворным алхимиком. Правда закончил вон видишь где, неблагодарное это дело трансмутация, к тому же если приходится обманывать Его Высочество.
- На самом деле я занимаю совершенно не этим.
- А чем же? – не выдержал и спросил Олег Иванович.
- Вообще-то это тайна, но тебе, пожалуй, недолго осталось, так что думаю, не будет ничего страшного, если я с кем-то поделюсь своими соображениями по поводу кода Тамплиеров, который мне удалось расшифровать.
- Как интересно? – произнес Олег Борода.
- И что, можно посмотреть?
- Смотри, все равно ты унесешь мой секрет в могилу, - произнес Джон и передал Олегу какие-то листки.
Профессор с жадностью набросился на изыскания старого алхимика, и даже не заметил, как взошло солнце. Едва он успел дочитать заметки, как дверь камеры заскрипела и открылась. На пороге стояли все те же двое мрачных мужчин в балахонах.
- Вставай смутьян, время объявлять приговор!
Олег Иванович быстро поднялся, не желая снова получать тумаки, и сопровождаемый сочувствующим взглядом своего сокамерника покорно поплелся за своими конвоирами. Уже знакомым путем его привели в зал заседаний. С ужасом глянув в угол, где в последний раз располагался палач, Олег Иванович с облегчением увидел, что тот пуст.
- Именем Святейшего Инквизитора брата Игнатия, за смуту и подрывную деятельность среди населения ты приговариваешься к смертной казни путем сожжения в очистительном огне.
- Что?! – завопил Олег, протестуя, но тут же удар в спину прервал его возмущения.
- Радуйся, что мы тебя просто не повесили, очищающий огонь это дар нашего Инквизитора.
- Увести! – бросил коротко председатель, и двое тюремщиков потащили Олега Ивановича вон из зала.
- А когда казнь? – только и успел выкрикнуть профессор.
- Немедленно, - произнес председатель, уже уходя из залы.
Как бы в подтверждение этих слов, тюремщики потащили Олега Ивановича не обратно в камеру, а во двор, где уже собирался большой костер из поленьев. Привязав профессора к столбу, тюремщики все также, не снимая капюшонов, стали побрасывать сухой хворост и поливать дрова маслом.
Только сейчас Олег Иванович осознал весь ужас своего положения. Сейчас зажгут хворост, и он сгорит в этом очищающем огне, как будто его никогда и не было. Пусть это будет сон, этого просто не может быть в реальности. Но вот Инквизитор вышел на балкон, и подал знак. Тут же несколько факелов зажгли хворост и огонь, ярко вспыхнув, устремился наверх к столбу, к которому был привязан Олег Иванович.
- Ну вот еще один мученик, - произнес в своей камере Джон Ди, глядя как из окна, как огонь подбирается к его недавнему сокамернику.
Едва огонь коснулся ног профессора, как тот истошно закричал, и ……. открыв глаза, проснулся в кафе. Рядом спал Морлагорн и курился кальян.

Канг-Хамар стоял перед тем самым домом, и недоумевал, куда же делась стелла, изображенная на рисунке. Дом без сомнений был тот самый. В Клемонт-Ферране было не так много старых каменных домов. Как впрочем, и во всем Оверне.
Обойдя в очередной раз дом со всех сторон, Канг-Хамар убедился, что стеллы нет.
Гуэрмо уже обыскал дом изнутри. Канг-Хамар давно нашел способ нейтрализовать действие перстня на своего напарника, но благоразумно промолчал об этом, сообщив, что он лишь расширил границы. В принципе можно было этого и не делать, так как слуга давно уже привязался к новому господину, но Канг-Хамар решил подстраховаться.
- Вы уверены, что этот тот самый дом, что изображен на рисунке? – произнес Гуэрмо, возвращаясь к Канг-Хамару.
- Также как в том, что меня зовут Канг-Хамар, - ответил старый волшебник.
- Но никакой стеллы здесь нет, и похоже что никогда и не было.
- Вот это-то меня и обескураживает. Я был полностью уверен, что это тот самый дом. Здесь есть какой-то секрет, не могло быть все так просто.
Почерпнув немного энергии из перстня, Канг-Хамар еще раз осмотрел дом, но ничего не увидел. Дом был самый обыкновенный.
- Действительно ничего, - произнес он, выходит нас обманули. Это была ложная цель.
- Да, Брат Христиан был большим хитрецом, выходит мы опять в той же точке, где и находились.
- Но ничего, дай-ка сюда рисунок, сейчас мы узнаем где находится настоящий указатель, - произнес Канг-Хамар, и взяв листок из рук Гуэрмо полностью погрузился в него.
Он стоял, замерев, не обращая внимания ни на что, все больше и больше погружаясь в глубины Хаоса, куда вели энергетические нити перстня. Воздух вокруг Канг-Хамара наэлектризовался, а сам он превратился в столп белого огня. Гуэрмо в испуге спрятался внутри злосчастного дома. Канг-Хамар тем временем погружался все больше и больше в старый документ. Он уже видел, как какой-то старик в балахоне рисовал дом с изображенной стеллой. Вот он уже мог видеть мысли старика. На долю секунды, Канг-Хамару показалось, что старик почувствовал его присутствие, но это было невозможно, и он продолжил. Вот он уже видел, о чем думал Христиан, рисуя дом. Это было аббатство, но во Франции была масса аббатств. Как ни пытался Канг-Хамар, но он так и не смог определить, где именно расположено это аббатство. Виноградники, луга, река, это могло быть где угодно.
Вдруг связь внезапно оборвалась, да еще с такой силой, что Канг-Хамар чуть было, не потерял контроль над той громадной энергией, что ему удалось высвободить. Вернувшись в реальный мир, Канг-Хамар обнаружил у себя в руках почерневший листок. Легкое дуновение ветерка в один миг развеяло остатки рисунка.
Убедившись, что опасность миновала, Гуэрмо вышел из дома, держа в руках три бутылки превосходного вина, найденного в подвале дома.
- Похоже, у меня ничего не вышло, - произнес Канг-Хамар, беря из рук Гуэрмо одну из бутылок.
- Давай выпьем дружище, - произнес он, и вытащив пробку жадно прильнул к горлышку губами.
Вино оказалось превосходным, но какового же было удивление Канг-Хамара, когда на этикете бутылки он увидел изображение аббатства, то самое, которое видел в мыслях старого магистра.
- Удача все-таки еще с нами Гуэрмо! – радостно вскричал Канг-Хамар.
- Наш путь лежит в Сент-Эмильон. Олег Иванович, дрожа всем телом, молча, налил себе виски из стоящей на столе бутылки, и принялся будить Морлагорна.
- Я знаю Ключ, - все время повторял он, как сумасшедший.
- Какой Ключ? О чем это ты? – не понял со сна Морлагорн, которого от виски здорово клонило ко сну.
- Ключ Джона Ди!
- Как?! Неужели? – не понимал Морлагорн.
- Теперь осталось найти нужный дом, - произнес Морлагорн.
- Не будем терять времени профессор, свое знание примените позже.
Поднявшись, двое мужчин вышли из ресторана и направились в старый район города, сопровождаемые удивленными взглядами немногочисленных ранних прохожих. Пробродив до полудня, они, наконец, вышли к тому самому дому, где Аллаида с Анной-Марией побывали днем ранее. Поднявшись наверх, Морлагорн сразу понял, что их опередили.
- Карамба! Похоже, что здесь кто-то уже побывал до нас! – вскричал Морлагорн, обыскав пустой тайник.
- Но я же знаю Ключ?
- Что нам от него толку, если нам нечего расшифровывать.
- А как же символ, может на нем есть что-то.
- А ведь ты прав, не имея ключа, наши соперники наверняка не обратили внимания на сам символ.
Выйдя из дома, Морлагорн принялся пристально рассматривать сам символ, перемещаясь слева направо, и лишь дойдя до половины, вдруг вспомнил о своих записях. Какой же он идиот, у него же были все записи старого библиотекаря, которые он восстановил по памяти, после допроса Лоренууса. Вернувшись в гостиницу, он показал записи Олегу Ивановичу. Применив Ключ Джона Ди, профессор Борода к утру расшифровал часть записей, из которых следовало, что искать указание следует в аббатстве Сент-Эмильона. Больше ему ничего узнать не удалось. То ли Морлагорн неверно записал дневники библиотекаря, то ли Ключ Джона Ди был неполным, но большая часть записей так и осталось загадкой.
- Ничего профессор, главное мы знаем, наш путь лежит в Сент-Эмильон.


Глава 5. Аббатство Сент-Эмильона.


Аллаида разбирала найденные в тайнике записки Джона Ди. Всего было девять писем. Разобрав их по датам, Красная Королева принялась читать.

Письмо первое:

«Дорогая Элен. Пишу тебе из той ссылки, в которой я оказался благодаря нашему общему другу, имя которого я по понятным причинам не могу здесь указать. При дворе меня приняли хорошо, Карл оказался довольно милым человеком, по крайней мере, так мне показалось вначале. Лабораторию под мои исследования уже выделили, завтра приступаю. Трансмутация металлов представляется мне скучнейшим занятием, но делать нечего, король ждет от меня чуда, и я должен поддерживать эту веру до поры до времени. Вобщем устроился неплохо, как только все стабилизируется, напишу еще. Сейчас убегаю, дела придворного алхимика не оставляют мне много свободного времени. Прощай мой дорогой друг. И надеюсь до скорой встречи».

Письмо второе:

«Дорогая Элен. Извини, что не писал тебе столько времени, совсем замотался с постоянными переводами, и работой в лаборатории. Приходится разрываться между лабораторией, библиотекой и дворцом. Обнаружил несколько любопытных трудов в старой придворной библиотеке. Думаю поработать с ними в свободное время, которого становиться все меньше и меньше. Наверное, поэтому мои письма так коротки. К слову, мои опыты по трансмутации уже дают неплохой результат, который пока еще удовлетворяет Карла. В совокупности с составлением гороскопов это дает неплохой доход, так что я надеюсь подкопить немного золишка, чтобы нам с тобой было на что жить. Ладно, снова пора в путь. Как выдастся свободная минутка, напишу».

Третье письмо:

«Дорогая Элен. Ты не представляешь, что мне удалось раскопать в недрах старой библиотеки. Я наткнулся на дневник самого Брата C.R.C. Это несказанная удача. Судьба сама привела меня к Ордену Розы и Креста – самой таинственной и могущественной организации Европы. Беда в том, что записи зашифрованы, и расшифровать их невозможно. Я перепробовал все шифры и методы, ничего не получается. В старых книгах тоже ничего нет. Остается лишь один выход – нужно найти могилу Христиана Розенкрейца, но путь к ней как раз, и зашифрован в этих записях. Получается замкнутый круг. Я попробую разорвать его , но не знаю, получиться ли у меня. В любом случае, похоже, мой приезд откладывается. Здесь у меня есть все условия для создания Ключа, и пока король благоволит мне, я могу спокойно работать. Завершая очередное письмо к тебе, хочу выразить свое соболезнование по поводу твоего отца, мне жаль , что он лежит в гробу, а я не могу приехать, но дела не отпускают меня».



Четвертое письмо:

«Дорогая Элен. Спешу поделиться с тобой радостной новостью, мне удалось разобраться в части схем и рисунков, которые оказались среди зашифрованных письмен. Их символизм чрезвычайно сложен, но думаю, я смогу на их основе составить Ключ. Возможно, с помощью Ключа я расшифрую дневник Христиана, и найду его могилу. Если мне действительно это удастся, цель моей жизни будет достигнута, и мы сможем спокойно прожить оставшиеся годы, где-нибудь на берегу тихого озера. Но пока это лишь мечты, мои изыскания требуют все больше времени, а король требует скорейших результатов. Придется искать помощников, но пока как назло попадаются одни лишь суфлеры. Завершая письмо, хочу тебя успокоить и сообщить, что твои беспокойства, что ты проявляешь в последнем письме, по поводу аббатства совершенно беспочвенны. До скорой встречи, дорогой друг».

Пятое письмо:

«Дорогая Элен. Боюсь, ты была права, но сейчас я уже не могу бросить дело всей своей жизни. Покинуть Прагу сейчас равносильно для меня смерти. Старик Карл, да упокоит Бог его душу, был милейшим стариком, а вот его наследник совсем другое дело. Мне поставлен ультиматум, если я не закончу свои исследования по трансмутации, то меня просто посадят в темницу. Сейчас самое время бежать, но я не могу бросить свои исследования. Придется рискнуть, финальный эксперимент назначен на следующий месяц, к тому времени я постараюсь закончить Ключ, и бежать к тебе в Лондон. Будем, надеется, что у меня все получится, как у святой Клер. Так уже хочется обнять тебя и прижать к груди».



Шестое письмо:

«Дорогая Элен. Думаю это мое последнее письмо, пишу тебе его второпях. Через час должен начаться финальный эксперимент, Ключ практически завершен, но я не успеваю применить его. Рукописи мне удалось переправить со своим помощником во Францию. Слишком опасно держать их вместе с Ключом. Последний я держу при себе, так как не рискну доверить его никому. Если мне удастся выбраться, то мы вместе заберем рукописи и расшифровав их откроем тайну Брата C.R.C. Все, пожелай мне удачи, любовь моя, и надеюсь, до скорой встречи на юге. Вечно твой Джон Ди».

Аллаида отложила письма в сторону. Было, похоже, что Джону Ди все-таки удалось найти Ключ. Пока она плохо себе представляла, что именно он собой представлял. Судя по всему, Ключ был у Джона все это время. Это только все еще больше запутывало. Она-то рассчитывала найти ответ в найденных документах, а оказалось, что Ключа в них нет. Оставалось еще три письма, и убедившись, что Анна-Мария все еще спит, Красная Королева продолжила чтение.

Седьмое письмо:

«Дорогая Элен. Все обернулось просто ужасно, эксперимент полностью провалился, хотя предварительные результаты были весьма обнадеживающими. Меня посадили под домашний арест, не знаю, чем это закончится, но пока я лишен возможности заниматься хоть чем-нибудь. Хорошо, что я успел завершить Ключ. Думаю, теперь нам вред ли удастся скоро встретиться, Меня терзают дурные предчувствия, нужно было все-таки послушать тебя, радость моя. Какая мука осознавать, что ты находишься в одном шаге от разгадки великой тайны, и не мочь ничего сделать. Будем надеется, что все уладится, и святые отцы меня все же отпустят с миром. До встречи милый друг».

Восьмое письмо:

«Дорогая Элен. Это произошло, меня заточили в подземелье замка. Вчера на моих глазах заживо сожгли какого-то беднягу, якобы за разжигание смуты. Пишу тебе лишь по доброте тюремщиков, служивших еще при старом короле, и помнивших меня. С ужасом ожидаю своей участи, но пока почему-то меня не трогают. Сижу тут почти месяц, если бы не сырость и скудная пища, здесь вполне можно было бы находиться. По крайней мере, здесь тихо и спокойно. Так многим хочется с тобой поделиться, но я не могу доверить письму свои тайны и переживания. Надеюсь, при встрече нам удастся обо всем основательно поговорить. Надеюсь на Эмиля, и молюсь, чтобы это письмо дошло до тебя. До встречи».

Девятое письмо:

«Дорогая Элен. Спешу сообщить тебе радостную новость – я снова на свободе. Надеюсь скоро с тобой увидеться. Я уже покинул Прагу и перед тем как отправиться к тебе в Лондон заеду в Париж. Там у меня есть одно дело, о котором я не могу упоминать. Думаю, скоро наша переписка закончится, и я наконец-то смогу увидеть и обнять тебя дорогой друг. До теперь уже скорой встречи. Я верю, что она состоится. Твой Джон Ди».

Дочитав последнее письмо, Аллаида задумалась. Все это очень походило на любовную переписку двух разлученных людей, если бы не одно но. Насколько она успела выяснить, у Джона Ди никогда не было ни жены с таким именем ни знакомой. Кроме того все письма нашлись тут в Праге, в тайнике дома, где как предполагалось жил Джон. Маловероятно, чтобы Джон отправлял или писал их сам себе. К тому же среди бумаг не было ни одного письма от Элен, что тоже было странно. Следовательно, это был шифр. Возможно те события, что описывались в письмах и не происходили. Зачем Джону было зашифровывать что-то таким способом, Аллаида не понимала. Возможно, Ключ был уже у нее в руках, а возможно, таким образом, Джон зашифровал путь к тому месту, где он его спрятал. Все это запутывало Аллаиду еще больше. Что-то здесь было не так. Разложив все письма, Аллаида принялась внимательно изучать каждое строчку за строчкой. И спустя некоторое время, она нашла то, что искала. В каждом письме было по одному слову, отличающемуся от других. Это было практически незаметно, но благодаря перстню и своему центру, пробужденному им, Красной Королеве удалось найти эти слова. Сложив их вместе, у нее получилось следующее: «Мой путь лежит в аббатство Сен-Клер на юге Сент-Эмильона». Вот было то, что зашифровал Джон Ди в письмах к несуществующей женщине.
Разбудив Анну-Марию, Аллаида сообщила ей, что они отправляются в Сент-Эмильон. И уже к вечеру, девушки ехали во Францию, на небольшом поезде, словно сошедшем со страниц старинной английской книги.

Легкий ветерок колыхал верхушки деревьев, окружавших старое аббатство Сен-Клер. Местами, сквозь практически полностью разрушенную каменную кладку проступала трава и редкий кустарник. Ветер гулял в полуразрушенных проемах аббатства. Никто никогда так и не узнал, что сулилось с монахами этого аббатства. Они просто пропали за одну ночь. После этого случая за аббатством Сен-Клер установилась дурная слава, и место скоро забросили. Над главными воротами еще виднелась полуистертая надпись: «Passant chers anges vous sortez du lieu de reunion». Именно эту надпись и прочитал вслух Морлагорн, подойдя к аббатству.
- Пройдя дорогой ангелов, ты выйдешь к месту встречи, - задумчиво повторил он.
- Очередная загадка, - сказал Олег Иванович.
- Похоже на начало пути, - ответил Морлагорн.
И тут едва почувствовав что-то позади себя, Морлагорн обернулся и, увидев Канг-Хамара, слишком поздно понял, что произошло. Тонкий желтый луч разрезал кирпич как масло, и полоснул Морлагорна по руке. Сдержав боль, Морлагорн грязно выругался и, бросившись на землю, ответил обидчику мощным ударом синей энергии. Контратака застала Канг-Хамара врасплох. Он не ожидал такой прыти от Морлагорна. Однако, быстро придя в себя, он уже готовился нанести самый мощный удар, как вдруг на втором этаже в арке появилась Красная Королева. В тот же миг красный обруч окружил их, и они замерли.
- Спокойно мальчики, - произнесла Красная Королева.
- Не стоит ссориться на пороге пути ведущего к нашей общей цели. И пусть причины достичь ее у всех разные, но я уверена у нас хватит ума не мешать друг другу.
- Что ты предлагаешь? – произнес Канг-Хамар, ища возможность, освободится из оков красного перстня, как он и думал самого мощного из всех.
- Для начала перестать искать выход, его нет, - произнесла Красная Королева и как бы в подтверждение своих слов еще крепче стянула обруч красной энергии.
- Хорошо, хорошо ты победила, - сказал Морлагорн.
- Что дальше?
- А дальше я ухожу, и каждый из вас отправится следом за мной, но лишь один. Вы должны пообещать мне, освободить своих пленников, благо перстни это уже давно позволяют.
- И это все? – с иронией спросил Канг-Хамар.
- Пока все, а дальше посмотрим.
- А что же будет, если мы не согласимся? – спросил Морлагорн.
- Тогда я заторможу ваш мир настолько, насколько это возможно, и вы еще нескоро сможете вернуться в нормальный ритм.
- С чего нам тебе верить?
- С того, что до сих пор не сделала этого.
- И почему? Неужели из-за этих людишек.
- Да, потому что на их счет у меня свои планы.
- Ладно, мы согласны, - произнес Канг-Хамар, и Морлагорн с ним согласился.
- Отлично, тогда до встречи мальчики, - произнесла Аллаида и растворилась в красном тумане.



Глава 6. Дорога ангелов.



Когда туман рассеялся во дворе аббатства остались только трое людей: Гуэрмо сидел на поваленной колонне и потирал ушибленную ногу, Анна-Мария поправляла растрепавшиеся от ветра волосы, а Олег Иванович сидел на земле, осматриваясь по сторонам.
- Похоже, мы здесь одни, - произнес Гуэрмо.
- Они исчезли! – восторженно воскликнула Анна-Мария.
- Выходит, мы свободны, и можем идти куда угодно, - проговорил Олег Иванович, собираясь покинуть двор.
- Вот только идти собственно некуда, - сказал Гуэрмо и указал рукой в сторону арки.
И действительно, там, где еще недавно был проход, сейчас возвышалась каменная стена. Высота ее была так велика, что нечего было и думать о том, чтобы как-то перебраться через нее.
- Да, просто так уйти отсюда, боюсь, не получится, - произнес Олег Иванович, осматривая стену.
- Мы оказались в каменном мешке, но не может быть, чтобы из него не было выхода.
- А что вон там под камнями? – спросила Анна-Мария, подходя к восточному углу двора.
- Похоже на какой-то проход, заваленный мусором и обломками, - сказал Гуэрмо, подходя и осматривая найденный девушкой ход.
- Давайте разберем его, и посмотрим, что там внутри, - предложил Олег Иванович, все еще не оставивший надежду вырваться из этой ловушки.
Остальных упрашивать долго не пришлось, и уже через полтора часа завал был разобран, и двое мужчин и девушка смело полезли вниз.

Ход, раскопанный нашими героями, привел их в подземелье аббатства. Практически в полной темноте Гуэрмо и Олегу Ивановичу удалось найти несколько факелов и зажгя их, они осмотрели помещение. Подземелье представляло собой нечто среднее между винным погребом и складом. Повсюду валялись разбитые бутылки, остатки каких-то ящиков и инструментов. Было, похоже, что монахи покидали свое убежище второпях.
Пробравшись между опрокинутых стеллажей, ящиков и бутылок, трое путешественников, добрались до противоположного конца подземелья. Створки двери ведущей в тоннель за подземельем были совраны, словно кто-то стремился поскорее покинуть аббатство. Перешагнув через лежавшие половинки двери, Гуэрмо первым шагну в темноту. За ним последовала Анна-Мария, а Олег Иванович замкнул шествие. К удивлению Гуэрмо на него никто не набросился из темноты, и продолжив движение он скоро увидел свет в конце тоннеля.
Тоннель оказался вырубленным в скале, рядом с которой располагалось аббатство. Выйдя с другой стороны, Олег Иванович, и Анна-Мария тоже убедились в этом, следом за Гуэрмо.
Возле выхода начиналась каменная дорога, возле которой стоял указатель с надписью: «VIA ANGELUS». Дорога шла среди гор, отвесные ущелья с обеих сторон ограждали Путь ангелов от незваных гостей. Аккуратно ступая, путешественники двинулись вперед. Чтобы не ждало их, выход был где-то впереди.

Канг-Хамар так и не понял, как Красной Королеве удалось парализовать их. Сразу же после ее исчезновения, оковы спали, но вместо того чтобы освободиться, Канг-Хамар почувствовал как желтый свет вырвавшийся из его перстня полностью поглощает его. Каким-то образом он потерял контроль над энергией перстня, и теперь ничего не мог с этим поделать. Состояние растворения в желтом свете было ужасным, и Канг-Хамар почувствовал, как снова превращается в Александра, вернее даже не в него, а какую-то тень, привязанную к Александру. Последней мыслью Канг-Хамара была мысль о том, как Красной Королеве удалось сотворить это.
Тоже самое думал и Морлагорн борясь с синим светом, его участь была схожа, он оказался привязан к Гуэрмо, еще недавно бывшему у него в услужении.
Но не Морлагорн, ни Канг-Хамар даже не догадывались, что сама Красная Королева также попала в зависимость от своего кольца. Естественно она не предполагала, что так произойдет, когда кольцо подсказало ей, как захватить соперников. Воспользовавшись подсказкой, она легко обездвижила Канг-Хамара и Морлагорна, и потребовала освободить слуг от зависимости колец. Надо сказать, что эту мысль ей также подсказало кольцо. Но вслед за этим Аллаида сама оказалась пленницей кольца, и попала в зависимость от Анны-Марии.

В то время, когда происходили все эти события, ни Анна-Мария, ни Гуэрмо, ни тем более Олег Иванович, даже не подозревали, что теперь они не одни. Трое путешественников, как ни в чем не бывало, продолжали свой путь по узкой дороге, петлявший среди гор.
К концу третьего дня пути, впереди показалась одинокая хижина, непонятно кем выстроенная в этом диком горном краю. Войдя внутрь, путешественники застали того, кто построил это ветхое жилище. Старый монах, был последним из числа тех, кто когда-то бежал из аббатства. Увидев непрошеных гостей, монах казалось, даже не удивился.
- Я ждал Вас друзья мои. Уже много лет я живу здесь отшельником, все мои братья умерли, остался лишь я один.
- Вы из аббатства, - догадалась Анна-Мария.
- Да, много лет назад мы бежали оттуда, все кто успел выбраться через тайный путь к Дороге Ангелов.
- А почему такое странное название? – спросил Олег Иванович.
- Все от того, что никто и никогда не доходил до конца этого пути. По преданию в конце пути живут ангелы.
- А что произошло в аббатстве? - спросил Гуэрмо, которого больше интересовало то, что произошло в Сен-Клер.
- О, это долгая история, - ответил старец, но если у вас есть время и желание, то я охотно поведаю все, что помню.
Все высказались за то, чтобы послушать рассказ монаха, и устроившись поудобней, он начал свой рассказ.

Рассказ старого монаха:

«Это случилось много лет назад. Однажды дождливой ночью в ворота нашего аббатства постучался путник, заблудившийся в ночи. Вид его был настолько жалок, что мы без раздумий впустили его внутрь. Уж лучше бы мы этого не делали. С того момента, как мы впустили незнакомца, в Сен-Клер пришла беда. Началось все с того, что несколько монахов отправились в горы, за багажом незнакомца и бесследно исчезли. Не нашли ни их тел, ни багаж незнакомца. Из всего имущества, что было при незнакомце, мне запомнился лишь странный перстень с трехцветным камнем. Если посмотреть на него, то казалось, что перстень жил своей жизнью, а трехцветный камень мягко пульсировал в такт ударам сердца. На девяностый день незнакомец исчез, так же внезапно, как и появился. Каким-то образом, выведав секрет потайного хода, он отправился на Путь Ангелов, и больше его никто не видел. А на следующий день на аббатство напали какие-то странные твари. Мы таких никогда раньше не видели. Больше всего они походили на львов с крыльями орлов. При этом жуткие когти просто разрывали свою жертву пополам. Пять таких тварей приземлились прямо во дворе аббатства, и принялись буквально рвать на куски монахов. Все бросились внутрь, но тут пришла новая напасть, на смену тварям появились люди с миндалевидными глазами. Отозвав летающих тварей, они выхватили мечи, и принялись убивать оставшихся монахов. При этом никто ничего не говорил, все происходило в тишине, нарушаемой только криками умирающих. Мне и еще нескольким монахам удалось пробраться в подвал, но нападавшие бросились за нами. Почти все монахи погибли, лишь пятерым удалось добраться до секретного прохода и выбраться на Путь ангелов».

- И неужели никто из нападавших ничего не сказал? – спросил Гуэрмо .
- Они просто убивали нас, вот и все, я даже не представляю, что им было нужно.
- Странно все это, - произнес Олег Иванович.
- Просто так всех убить, похоже, им было что скрывать.
- Ладно, что-то я утомился, - произнес старец, откидываясь на стуле.
- А как звали незнакомца? – спросила Анна-Мария.
- Звали? Как же его звали, Канг,….Канг-Хамар. Точно, Канг-Хамар.
- Не может быть, - только и смог вымолвить Гуэрмо.
Но ответа старик уже не услышал, откинувшись на стул, он закрыл глаза, и казалось, уснул, лишь через некоторое время гости поняли, что он умер.

Первым пришел в себя Гуэрмо, укрыв тело старца одеялом, он принялся осматривать помещение.
- Сдается мне, старик что-то недоговорил про нападение, - бормотал Гуэрмо, обыскивая дом.
- И не только про нападение, - произнес Олег Иванович, извлекая из-под кровати потрепанную мантию верховного магистра.
- А старик то был магистром-настоятелем, и похоже, спасся лишь он.
- С чего ты взял? – спросила Анна-Мария, все еще не желавшая верить в то, что старец выдумал весь рассказ.
- А ты послушай, что он пишет, - произнес Олег Иванович, открывая дневник, обнаруженный им среди одежд.
«Пять дней, назад прибыл гонец из Ордена, подготовка идет полным ходом. Портал в Империю должен открыться в установленное время. Соединив Империю с путем Ангелов, мы сможем раскрыть тайну последнего из Великих Магистров Креста и Розы. Каким-то образом ему удалось соединить в месте своего захоронения два мира. Часть указателей переместилась в Империю, и теперь только так мы узнаем ее местоположение. Кольцо трех миров должно помочь нам в этом деле. Канг-Хамар готов на все, лишь бы вернуться в свой мир. Он обещал ждать меня в уединенной хижине на Пути Ангелов».

- Вот это да, оказывается, старик не так прост, каким хотел казаться, - произнес Гуэрмо.
- Что там еще?
- Тут есть еще одна запись, - ответил Олег Иванович, пролистав несколько пустых листов.


«Это был сущий ад. Откуда взялись эти твари? Не иначе подлый Канг-Хамар обманул меня. Портал открылся раньше срока и вместо указателей, которые должны был проступить во дворе аббатства, появились пять тварей. Они набросились на монахов, а потом появились эти ужасные люди с миндалевидными глазами. Они просто убивали нас, словно мы были для них скотом. Капитан стражи этих миндалевидных сообщил мне, что Канг-Хамар ждет меня в условленном месте. Я пытался возражать против такой бессмысленной жестокости, но он возразил мне, что все монахи были обречены, с того самого момента, как Посланник выбрал это место для перехода. Забрав медальон, я воспользовался потайным ходом и выбрался на Путь Ангелов. Канг-Хамар ждал меня в хижине, он сообщил мне, что все прошло успешно, и нет повода для беспокойства . Я поверил ему, но он второй раз обманул меня, похитив медальон, и бросив меня здесь умирать. Без медальона я не могу покинуть это место».

- Да, все еще запутанней, чем казалось сначала, - произнесла Анна-Мария.
- Куда делся Канг-Хамар? Зачем ему нужно было всех убивать? Куда делось войско Канг-Хамара?
- Как раз на первый вопрос я могу ответить, - произнес Гуэрмо.
- Последнее время я провел в его компании, а Вы возможно знаете его под именем Александра.
- Не может быть, - произнесли Анна-Мария и Олег Иванович одновременно.




Глава 7. Один из домов Парижа.



Тусклые лампы освещали пустую гостиную, со стороны могло показаться, что хозяева куда-то вышли, забыв погасить свет. И лишь внимательно присмотревшись можно было увидеть три тени, сидевшие за круглым столом. Странная тройка состояла их двух мужчин и одной женщины. Все трое вели неторопливую беседу, словно их нисколько не смущал тот факт, что они были бестелесны.
- Ваш ход миледи.
- Какая масть сейчас играет?
- Пики миледи, пики.
- Играете без козырей?
- Да, как и заказывала.
- Это большой риск.
- А я люблю рисковать.
Светильники горели, а трое игроков продолжали «расписывать пулю».
- Прикуп Ваш миледи, Вы опять рискуете, заказывая самую старшую игру.
- Я же не виновата, что вы мальчики так не любите рисковать.
- Ну что играем?
- Нас и так мало, так что я вистую.
- Я тоже.
- Итак. Играем девять треф.
Игра продолжилась далеко за полночь, но после того как часы пробили три, игроки внезапно материализовались. Теперь уже с уверенностью можно было сказать, что трое игравших в русский преферанс были не кто иные как Аллаида, Морлагорн и Канг-Хамар.
- Пожалуй, на сегодня достаточно, - произнесла Аллаида, откладывая колоду карт.
- Предлагая выпить вина и обсудить сложившуюся ситуацию.
- Мысль довольно неплохая, - произнес Канг-Хамар и позвонил в колокольчик, стоявший тут же на столе.
- Спустя некоторое время, дверь отворилась, и в комнату вошел пожилой слуга, неся на подносе три бутылки Chateau Angelus, бокалы, сыр и фрукты.
- А мне все больше и больше начинает нравиться эта тюрьма, - произнес Морлагорн, беря одну из бутылок и наливая до краев свой бокал.
- Еще бы знать, кто нас сюда поместил, - проговорил Канг-Хамар, не отставая от Морлагорна.
- Последнее, что я помню это желтый туман, исходящий от моего перстня, а потто я вроде бестелесного духа был привязан к Александру, который потом вдруг превратился в профессора Бороду.
- да, все это похоже на дурной сон, - проговорил Морлагорн, которому противно было даже вспомнить, что он мог попасть в плен к Гуэрмо.
Но этого не произошло, трое соперников, снова оказались сведены вместе, в одном из домов Парижа. При этом они стали бесплотны, лишь на короткое время, обретая тела с трех ночи до шести утра. При этом стоит отметить, что колец больше при них не было.
- Я думаю все это как-то связано с загадкой Джона Ди и Ордена Креста и Розы.
- Но уж не думаете ли Вы, что кому-то из здешнего мира под силу такое.
- Но Империи же нет.
- А я говорю не про Империю.
- Думаете это Царица?
- Возможно, а возможно и Черная Королева.
- Или Альвиила.
Так и не придя к какому-то единому мнению, трое пленников принялись, молча пить превосходное вино.

Как раз в это время Альвиила тщетно пыталась отыскать Аллаиду, так же как Царица Канг-Хамара. Лишь Черная Королева не проявляла никаких признаков беспокойства. Местонахождения Морлагорна ее совершенно не волновало. Она получила три перстня, и теперь ее шансы одержать верх, над своими соперницами существенно возросли. Ситуация осложнялась лишь одним. Когда-то давным-давно Христиан Розенкрейц каким-то образом сумел проникнуть в тайны устройства Вселенной. А одной из этих тайн как раз была Ее тайна. Сущность Непроявленного Хаоса, порождающего и проявляющего сам Абсолют. В основу Мистерий Абсолюта, созданных Братом C.R.C. легли как раз его исследования первичной материи Непроявленного Хаоса и этапов Великого Цикла проявления Абсолюта. Однако Христиан умер, и его тайны умерли вместе с ним. По счастью у него хватило смекалки спрятать местонахождение своей могилы, и маловероятно, чтобы кто-нибудь в ближайшее время ее обнаружил. Единственный кто вплотную подошел к разгадке тайны Великого Магистра был Джон Ди, но его постигла незавидная судьба, так что тайна была надежно сохранена.

Допив вино, пленники хотели было начать новую партию в преферанс, но тут часы пробили шесть. Однако, вместо того чтобы раствориться, как это было уже несколько дней подряд они вдруг закружились в разноцветном вихре, а когда он рассеялся то, они оказались на горном перевале. Перенос все-таки произошел, и это их не особенно порадовало.

Пока три призрака играли в карты, Гуэрмо, Анна-Мария и Борода покинули хижину монаха и отправились дальше по пути ангелов, надеясь разгадать загадку Канг-Хамара. Горное солнце ярко освещало Путь Ангелов, Гуэрмо первым шел по узкой дороге, серпантином поднимавшейся к вершине высокой горы, за ним шла Анна-Мария, а замыкал шествие профессор Борода. Никто из них не понял, что произошло. В какой-то момент их сознание просто разорвалось, словно внутри головы вспыхнула яркая звезда. Все трое мгновенно упали на камни, словно подкошенные, мозг не выдержал такого напряжения. А когда очнулись, то оказались уже в известном нам доме, на одной из тихих улочек Парижа.

- Где это мы оказались? – первой произнесла Анна-Мария, оглядываясь по сторонам.
- Похоже на чей-то дом, - ответил Гуэрмо
- Смотрите-ка карты и недопитое вино, похоже, здесь недавно кто-то был, - заметил Олег Иванович, подходя к столу.
- Предлагаю бежать из этого дома, и как можно скорее, - сказала Анна-Мария.
- Бежать, ночью, - ответил Гуэрмо,
- Куда же мы пойдем, на улице ночь, и по-моему я знаю этот город, - произнес Олег Иванович, высовываясь из открытого окна.
- Действительно, куда же вы пойдете, - произнес высокий мужчина в темном костюме, входя в открытее двери гостиной.
- Прошу Вас располагайтесь как дома, отдохните. Вы я вижу с дороги, вино, сыр, фрукты, все, что душе угодно.
В тот же миг, вошел слуга, неся в руках поднос с разнообразными яствами. Видя такое изобилие, Анна-Мария уже успевшая соскучится по нормальной еде, сразу передумала бежать. Остальные тоже не спешили покидать гостеприимный дом. Так незаметно дело подошло к утру. И едва часы пробили шесть, где-то прокукарекал петух и с первыми лучами солнца, трое гостей стали бесплотными. Поначалу они даже не заметили, что произошло, а когда поняли, в какую ловушку они попали, то было уже поздно. Трое душ стали пленниками человека в черном, в замен тех, что освободились.

Канг-Хамар вытер пот со лба, и пошел дальше, склон горы становился все круче и круче. Прошло несколько часов с тех пор как они каким-то образом оказались на Пути Ангелов. Он смутно понимал, что, а когда-то уже был здесь, но подробностей, к сожалению так и не мог вспомнить. Видимо амнезия, связанная с нахождением в теле Александра еще не окончательно исчезла. Следом за Канг-Хамаром шла Аллаида, ощущавшая, что что-то здесь есть особенное, где-то там впереди. Замыкал шествие Морлагорн, ничего не ощущавший, но шедший просто так, за кампанию. Поскольку идти одному в обратном направлении было бы глупо и небезопасно.
Путь вел все выше и выше, стало тяжело дышать, разряженный воздух наполнял легкие, и обжигал горло. Кутаясь в одежду, Аллаида впервые пожалела о том, что не прихватила с собой из дома теплой одежды. Правда потом она вспомнила, что в том доме, где она была последний раз, одежда ей была нужна всего на три часа в сутки. Играть в преферанс, и пить французское вино было весело, пусть даже и без тела.
Тем временем дорога повернула в очередной раз, и уставшие путники увидели вдалеке покосившийся домик. Радости их не было предела, поскольку лишенные колец, они лишились и той малой части энергии, что подпитывала их все это время. Ускорив шаг, уже через четверть часа они Аллаида, Канг-Хамар и Морлагорн входили в пустующий дом.
Жилище явно давно было необитаемо. Канг-Хамар не помнил, чтобы он был здесь, хотя это еще ни о чем не говорило. Два топчана, сбитых из досок, заменяли жильцам этого дома кровати, небольшая каменная печь, видимо давал достаточно тепла для обогрева всего дома. Кроме того на ней можно было приготовить что-нибудь из еды. Обыскав дом, Морлагорн нашел несколько кусков вяленого мяса, немного муки и мешочек с чаем. Набрав воды в бочке стоявшей рядом, он принялся готовить ужин. Канг-Хамар отправился изучить окрестности, а Аллаида с удовольствием закуталась в шкуру какого-то животного, висевшую на стене домика, и расположившись на топчане, принялась смотреть на огонь, зажженный Морлагорном.
Через некоторое время ужин был готов, очаг согрел дом, и трое путешественников, забыв прежние распри, сытно поужинали и легли спать. Аллаиде достался целый топчан, в то время, как Морлагорн и Канг-Хамар ухитрились уместиться на втором.



Глава 8. Ключ Джона Ди.


Едва закрыв глаза, Морлагорн провалился в глубокий сон. Сложно было понять, был ли это сон, или в этом месте реальность так причудливо переплелась с вымыслом, что находясь внутри этого состояния, Морлагорн не мог точно определить, где он, и что с ним происходит.
Морлагорн оказался на высоком холме, с которого вниз вели несколько дорог. Он засмотрелся на одну, как вдруг раздался громкий звук. В ужасе Морлагорн оглянулся и тут увидел прекрасную восхитительную Деву в небесно-голубом одеянии, усеянном золотыми звездами и с большими красивыми крыльями, имевшими множество глаз. С помощью этих крыльев она могла подниматься вверх. В правой руке она держала золотую трубу, а в левой — большую пачку писем, на всех языках, которые она должна была разнести по всем странам.
Из этой пачки писем она выбрала одно и почтительно положила его на стол, стоявший перед Морлагорном. Затем без единого слова она расправила крылья и улетела вверх, издав на своей трубе снова такой могучий звук, что добрую четверть часа после этого весь холм отзывался на него эхом.
Письмо оказалось приглашение на свадьбу. Морлагорн ничего не понял, кроме того, что свадьба будет проходить возле трех величественных храмов.
Облачившись в белые полотняные одежды, лежавшие перед ним, он накинул на плечи кроваво-красный плащ, завязав его крестообразно, а к шляпе прикрепил четыре красных розы. Затем взял хлеба, соли и воды и отправился в путешествие.
Спустившись с холма, Морлагорн увидел одинокое дерево, на котором висела табличка следующего содержания:
«Первый путь к замку был описан как короткий, но опасный, ведущий в каменистые, едва проходимые места. Второй был длинный, но легкий. Третий путь был королевский, которым мог следовать лишь один из тысячи. Четвертым был путь, окруженный огнями и облаками, доступный только очищенным телам».
Так ничего не поняв, Морлагорн отправился дальше, по одной из дорог. Когда он, наконец, дотащился до портала, то от него навстречу ему выступил почтенный мужчина в небесно-голубых одеждах и представился как Страж Врат. Он спросил Приглашение. После того, как Морлагорн вручил Стражу приглашение, тот произнес: "Войди, брат мой, желанный гость ты для меня!"

Сгущались сумерки. Прекрасная Дева в небесно-голубом одеянии и с чудесным факелом в руке начала зажигать фонари вдоль дороги к внутренним Вратам.
Морлагорн поспешил дальше, но был напуган ужасным львом, сидевшим на цепи и загородившим дорогу. Как только он увидел его, тут же поднялся и двинулся со страшным рыком.
С водой и солью Морлагорн расстался в обмен на золотые жетоны, переданные Стражам.
Третий Страж записал имя Морлагорна в маленькую книжечку из тонкого пергамента и дал ему очередной золотой жетон и пару новой обуви, потому что пол в Замке был из чистого, сияющего мрамора. Свою старую обувь Морлагорн отдал нищему, сидевшему рядом с Вратами.
После торжественного приема всех развели по своим комнатам. Ночью Морлагорну приснилось, что он стоит на высокой горе, возвышающейся над обширной долиной, в которой было множество повешенных. Одни висели выше, другие — ниже на своих веревках. Глубокий старик летал среди них и перестригал ножницами веревки. Висящие низко над землей падали мягко, висящие высоко с позором летели вниз.

На следующий день Морлагорн присутствовал в числе прочих на любопытном действе. В главный зал замка, где он гостил, были внесены огромные золотые весы и подвешены в середине зала. Возле них поместили маленький столик, накрытый красной скатертью. На столик поставили семь гирь: одну большую, четыре поменьше и две, каждая из которых была больше всех предыдущих. Рыцари разделились на семь групп, командиру каждой группы был поручен надзор за одной из гирь.
Полный достоинства император был первым, кто ступил на весы. Рыцари одну за другой положили гири. Первые шесть он выдержал, но когда положили седьмую, его чаша была перевешена, после чего его связали и передали с великой мукой шестой группе рыцарей. Один за другим были взвешены все остальные императоры, и их всех постигла участь первого, за исключением последнего, непоколебимо выдержавшего все до конца и, казалось, что если бы были еще гири, они все равно не смогли бы его перевесить.
Когда дошла очередь до Морлагорна он так легко перевесил все гири, что Дева велела стать на другую чашу весов троим рыцарям в полном вооружении. Тогда на нее влез один из пажей, и он выдержал их всех. Кто-то громко крикнул: "Это он!"
Тут же два пажа от имени Новобрачного подарили Морлагорну эмблемы Золотого Руна и Летающего Льва
После обеда всех пригласили в сад, и наступила тишина. В этой тишине осторожно ступал снежно-белый единорог с золотым ошейником. Он преклонил колено перед львом, стоявшим в фонтане с обнаженным мечом в лапе. Лев сломал меч и осколки его упали в фонтан, затем он заревел и ревел до тех пор, пока к нему не подлетел снежно-белый голубь с оливковой ветвью в клюве. Лев пожрал ветвь и успокоился. Единорог с радостью вернулся на свое место, а Дева в это время повела нас назад, вниз по извивавшимся лестницам.

Когда все умылись в фонтане и напились воды из золотых чашек, всем раздали золоченые одежды, расшитые прекрасными цветами, и новые эмблемы Золотого Руна с висящими на них золотыми дисками в виде солнца и луны на одной стороне и с золотыми надписями на другой: «Свет луны будет подобен свету солнца, а свет солнца будет в семь крат ярче, чем теперь».
Ведомые Девой, в сопровождении еще шестидесяти дев и музыкантов, одетых в красный бархат, все поднялись по вьющейся лестнице из 365 ступеней в Королевский зал, где увидели юных Короля и Королеву. Величественно восседали они в невыразимой славе. Весь зал так сиял чистым золотом одежд Королевы, что Морлагорн был не в состоянии смотреть на это.
Перед Королем и Королевой стоял алтарь, где лежало шесть предметов: книга в черном бархате и в золотой оправе, зажженная свеча в подсвечнике из слоновой кости, глобус, вращавшийся сам собой, часы со звоном, кристальный фонтан с красной водой и череп, в глазницах которого извивалась то наружу, то внутрь маленькая белая змейка.
Под звон колокола белые одежды были заменены черными, стены также задрапированы черным бархатом. Дева принесла шесть черных шарфов и завязала глаза трем Королям и трем Королевам. В центре зала поставили шесть гробов, а рядом — низкие плахи. В зал вошел черный Мавр с обнаженным топором в руках.
Старого Короля торжественно и почтительно обезглавили. Голову завернули в черную тафту, кровь слили в золотую чашу, затем все это положили в первый гроб. За первым Королем два других Короля и три Королевы молча, покорились той же участи. Черный палач, готовившийся было уйти, был тоже обезглавлен. Его голову и топор положили в небольшую раку.
Дева в черном бархате повела всех в сад, где было шесть гробниц. Над ними развевался флаг с изображением Феникса. Морлагорн среди прочих присутствовал при положении шести гробов и маленькой раки в гробницы. Все гости думали, что присутствуют на Королевских похоронах, но Морлагорн думал иначе.
После похорон, все отплыли на кораблях в следующем порядке:
Впереди А-Пирамида — несущая голову Мавра. Здесь 12 музыкантов исполняли великолепную музыку.
Затем B, C, D — одним фронтом. Дева и Морлагорн находились на С с изображением земного шара. За нами плыли два корабля без пассажиров. На замыкающем корабле были сорок дев.
Все корабли вышли в море, где сирены, нимфы и морские богини встречали плывущих, и умоляли разрешить спеть для них.
Корабли перестроились в пятиугольник вокруг Солнца и Луны. Дева дала разрешение, сирены запели.

После этого Морлагорн сразу же попал на третий конклав, где золотой глобус висел на толстой цепи в середине потолка. Стен у этой третьей лаборатории не было совсем, но между окнами висели зеркала таким образом, что всюду было видно только отраженное солнце: казалось, что в комнате нет ни одной свободной пяди, а только солнце.
Тепло от всех этих искусственных ослепляющих отражателей падало на золотой глобус до тех пор, пока Дева не нашла, что требуемая температура достигнута. Тогда она приказала закрыть зеркала, а когда глобус остыл, велела всем опустить его вниз и разрезать на части. После длительной дискуссии это было, наконец, сделано с помощью алмаза. Когда глобус распался на две части, то внутри его оказалось огромное снежно-белое яйцо. Оно было такое красивое, что все стояли вокруг него радостные, как будто сами снесли его.
Как только наша Дева удостоверилась, что скорлупа у яйца достаточно затвердела, она тут же унесла его из комнаты, заперев за собой дверь. Что она делала с яйцом вне комнаты, никто не знал. Морлагорн с другими гостями с четверть часа находился один, а потом открылось третье отверстие в потолке и все с помощью подручных средств стали подниматься на четвертый этаж.
Там находился огромный квадратный медный сосуд, наполненный серебряным песком, в который положили яйцо и стали подогревать на медленном огне. Когда оно было готово, его вынули из песка, но раскалывать его не потребовалось, потому что Птенец скоро освободился сам и выглядел при этом очень довольным.
Дева велела всем связать его, прежде чем его будут кормить. Когда это сделали и посадили Птенца на темный песок, ему принесли пить кровь обезглавленных Королей и Королев. Напившись, он стал расти у нас на глазах, покрылся черными перьями и стал чертовски энергично клевать и почесываться, что вздумайся ему кинуться на кого-то, он любого тут же бы отправил на тот свет.
Когда ему принесли еды еще, он сделался более покладистым и сговорчивым. Его черные перья полиняли и на их месте выросли снежно-белые. При третьем кормлении его перья стали так чудесно окрашиваться, что Морлагорн никогда не видел подобной красоты. Теперь Птенец вел себя по отношению ко всем так дружелюбно, что Дева разрешила освободить его от пут.
Затем бедная Птица покорно положила свою голову на книгу и охотно позволила отрезать ее одному из гостей, выбранному по жребию. Пока не отрезали голову совсем, не пролилось ни единой капли крови, а потом она хлынула сразу свежим и чистым рубиновым фонтаном.
Морлагорн помог Деве сжечь дотла тело (вместе с подвешенной на нем маленькой табличкой) на огне, зажженном от пламени тонкой свечи, а прах положили в коробку из кипарисового дерева.
Пришла Дева с коробкой из кипариса, в которой был пепел Птицы, и тоже стала смеяться вместе со всеми. Затем под руководством старого Стража все приступили к работе: налили в пепел приготовленной воды и получившуюся пасту нагрели и разложили в две маленькие формочки.
Пока она остывала, Морлагорн наблюдал сквозь щель в полу остальных приглашенных, занятых этажом ниже. Они усердно раздували горн, приготовляя золото и думая при этом, что их предпочли им.
Когда открыли формочки, то там оказались два ярких, почти прозрачных маленьких слепка ангельски прекрасных младенцев мужского и женского пола, каждый не более 4-х дюймов ростом. Морлагорн положил их на атласные подушечки и смотрел на них до тех пор, пока не одурел от их прелестного вида.
Под руководством Стража Морлагорн взял золотые чашечки с кровью из груди Птицы и стал по капле вливать ее в ротики младенцев, пока они не достигли своего полного настоящего роста и у них не выросли кудрявые золотые волосы. После этого Старец велел ему положить их на длинный стол, накрытый белой тафтой, чтобы всем не стало плохо от непередаваемой красоты.
Дева пришла с чудесными одеждами, которые выглядели, как хрусталь, но были мягкие и непрозрачные. Она положила их на стол, и пока музыканты играли, вместе со Старцем исполнила много церемониальных жестов, направленных к потолку. Потолок был в виде семи полусфер и в середине самой высокой Морлагорн заметил небольшое отверстие.
Теперь вошли шесть дев с большими трубами, обернутыми яркой, почти пылающей, зеленой материей. Старец взял эти трубы одну за другой и приложил к губам спящих так, что расширяющиеся концы труб были направлены в потолок. Затем в каждый раструб из отверстия в потолке устремился яркий поток пламени и вошел в спящие изображения младенцев, которые тут же заморгали глазами, хотя сами еще едва шевелились.
Затем спящих младенцев аккуратно уложили в переносную кровать, которую задернули занавесками, и там они продолжали спать.
Все между тем, сидели очень тихо, ожидая, когда проснется повенчанная пара. Так прошло около получаса, а потом все отправились спать.

После завтрака Старец вручил каждому из приглашенных золотую медаль, на одной стороне которой были слова: "Искусство — это жрица Природы", а на другой — "Природа — это дочь Времени".
Король послал пригласить Стража присоединиться ко всем, а когда все сели за стол, он строго осмотрел всех. Затем были поставлены в круг прочные изящные стулья, и все сели на них вместе с Королем, Королевой, обоими Старцами, дамами и девами. Красивый паж объявил, что Король, в благодарность за службу, избирает каждого Рыцарем Золотого Камня и требует, чтобы все дали пять клятв:
1) относить основание нашего Ордена только к Богу и Его служанке Природе;
2) возненавидеть всякое распутство и не осквернять Орден подобным злом;
3) использовать свои таланты для помощи всем, кто в них нуждается;
4) не стремиться к земному достоинству и высокому авторитету;
5) не желать жить дольше, чем Бог положил нам.
С соответствующей церемонией все были возведены в Рыцари, а затем процессией направились в небольшую часовню, где Морлагорн повесил свое Золотое Руно и шляпу и, поскольку все писали там свои имена, он тоже написал: «Высшая мудрость это не знать ничего».

Проснувшись в холодном поту, Морлагорн понял, что нашел Ключ Джона Ди. Это был не код, и не Иероглифическая монада, это была Алхимическая свадьба, на которой он побывал. Теперь он точно знал, где находится могила Брата C.R.C.
Решив никого не будить, Морлагорн тихонько оделся и вышел их домика прочь.





Глава 9. Spitze Rosenkreuz.


Остаток пути до вершины, Морлагорн преодолел за несколько часов. С самыми первыми лучами он, наконец, увидел могилу Христиана Розенкрейца. Как и предполагал Морлагорн, в конце Пути Ангелов находилась могила. Вообще-то это была не просто могила. Небольшая пирамида, окруженная низким каменным забором с четырьмя башенками по краям. Едва он сделал еще один шаг по направлению к пирамиде, как на башнях вспыхнул яркий свет, и возле них, в столбах яркого света, появились четыре человека. Это были ни кто иные как: Гуэрмо, Анна-Мария, Олег Иванович, - обредшие тела, и примкнувший к ним Александр, наконец освободившийся от гнета Канг-Хамара. Все четверо не могли пошевелиться, какая-то сила держала их.
Морлагорн с трудом заставил себя сделать еще один шаг. Идти становилось все труднее и труднее, словно он продирался сквозь тягучую массу какого-то вязкого вещества. Шаг, еще шаг, и тут столбы света изменили свой цвет с белого на красный. Позади Морлагорн послышался шум, и через некоторое время показалась Красная Королева:
- Стой! Ни шагу больше!
- Что ты здесь делаешь? – произнес Морлагорн, когда Аллаида подошла к нему.
- Я проснулась от какого-то дурного предчувствия, в доме никого больше не было, огонь в очаге погас, и я решила выйти наружу. Канг-Хамар куда-то исчез, тебя тоже не было. Увидев следы, я пошла по ним, а потом увидела свет и поспешила сюда.
- Вижу я пришла вовремя, еще немного и ты разрушил бы Границу.
- О чем ты?
- Присмотрись повнимательней, видишь под ногами плиты разного цвета.
И действительно, лишь сейчас, в лучах солнца, Морлагорн увидел, что он стоит на большой плите, поделенной на черные и белые квадраты.
- Каждая из плит символизирует Порядок или Хаос, в зависимости от этого меняется цвет башен, в которых заключены четыре агнца, каждый из которых может быть принесен в жертву. Чтобы подойти к пирамиде, тебе нужно либо знать правильный путь, либо пожертвовать всеми четырьмя агнцами. Однако должна тебя предупредить, смерть каждого агнца, тяжело скажется на тебе. Потеряв все четыре жизни, ты вряд ли сможешь открыть дверь гробницы, у тебя просто не останется сил.
- Как же мне найти правильный путь?
- Иди вперед, лишь ты сможешь открыть дверь гробницы. Каким-то образом тебе удалось разгадать загадку старого алхимика.
- Откуда ты знаешь про сон?
- Мне удалось подсмотреть чуть-чуть, особенно мне понравились младенцы с золотыми кудрями.
- А куда же делся Канг-Хамар? По-моему он в одной из башен? – произнес Морлагорн.
- Нет, Канг-Хамара там нет, не того полета птица, там всего лишь его временная оболочка, которой он пользовался последнее время.
- Значит, ты не пойдешь со мной к гробнице?
- Я не могу, говорю же, ты должен будешь открыть дверь гробницы и только тогда я смогу последовать за тобой.
- Иди вперед и помни кто ты Рыцарь.

Шагнув в сторону, Морлагорн оказался на белой плите, цвет огня не изменился. Пока все были живы. Шагнув вперед, Морлагорн снова перешел на черную плиту. Огонь стал белым, и Олег Иванович закричал от боли. Яркая вспышка прекратила его страдания, и одна из башен почернела. Сразу после этого что-то оборвалось внутри Морлагорна, он упал на одно колено, и часть души покинула его.
Со страшным ощущением пустоты внутри Морлагорн поднялся, и вдруг увидел путь, идущий прямо к входу пирамиды. Двое детей мальчик и девочка, весело смеясь, бежали по нему. Морлагорн долго не мог вспомнить, где он видел этих детей, пока не понял, что это и были те два златокудрых младенца, увиденных им в волшебном сне.
Остаток пути Морлагорн преодолел по черно-белым плитам без осложнений, оставшиеся трое пленников остались живы. Дойдя до входа в гробницу, он открыл массивную дверь и вошел внутрь. С тех пор его никто не видел довольно длительное время.

Канг-Хамар проснулся от чувства какой-то внутренней тревоги. Морлагорна в доме не было, Аллаида мирно спала на своем топчане, укрывшись толстой шкурой. На минуту Канг-Хамар залюбовался спящей Королевой. Не зря Абсолют выбрал ее для своего последнего проявления. Было в ней что-то, что отличало ее от других Королев и Королей. Канг-Хамар даже пожалел, что не встречался с ней в прежние времена в Империи. При воспоминании о прежних временах, чужое тело как-то странно заныло. Накинув чей-то подбитый мехом плащ, лежащий возле топчана, Канг-Хамар вышел из домика. Стояла ясная тихая ночь, легкий морозец слегка обжигал кожу лица. Несмотря на высоту, дышалось легко, на востоке едва-едва начинала заниматься заря. Вдруг произошло то, чего Канг-Хамар не ожидал, каким-то образом тело, которое он так долго занимал, вдруг отказалось ему подчиняться. Он почувствовал, как отделяется от тела и воспаряет вверх. Александр же внизу начал таять и пропадать. - Нет, невозможно, - хотел сказать Канг-Хамар, но не смог. Он больше не мог ни передвигаться, ни говорить, Он снова стал бесплотным духом. Поднявшись повыше, он полетел на восток, туда, где ему могли помочь, как помогли когда-то.

Аллаида стояла и смотрела, как Морлагорн переходит с плиты на плиту. На минуту у нее оборвалось сердце, когда он промахнулся. Но видимо это дало ему нужный импульс, и остаток пути Морлагорн преодолел беспрепятственно.
Едва входная дверь пирамиды закрылась за Морлагорном, как Альвиила бросилась вперед. Она знала, сейчас нельзя терять ни минуты, когда система защиты перезарядится, у нее не будет шансов проникнуть внутрь. Успев подбежать к двери до того момента, как башни вспыхнули опять, Аллаида открыла дверь и вошла внутрь.
В тот же миг, где-то внутри нее ярким огнем вспыхнул ее Центр. Красная Королева почувствовала облегчение, давно забытая мощь снова наполнила ее. Оглядевшись, Красная Королева не заметила никакого присутствия Морлагорна. Видимо он исчез, войдя внутрь. Так и было задумано. Красная Королева не сказала ему, что лишь член семьи Абсолюта, обладающий мощью центра способен удержать свою форму внутри пирамиды. Сон навеянный Красной Королевой Морлагорну заставил поверить того в свою избранность. Разукрасив и сократив историю, почерпнутую из одной алхимической книги, Красная Королева спроецировала ее на спящего Морлагорна. И тот, как она и задумывала, поверил в свою избранность.
Пробравшись в место под названием «Пик Розенкрейца» и не имеющего ничего общего с могилой известного магистра, найденной через сто двадцать лет со дня его смерти его последователями, Аллаида подошла к алтарю, расположенному в центре пирамиды. Первая часть Символа была здесь. Собранный символ открывал ей дорогу в Непроявленный Хаос, в котором можно было найти все, в том числе и ее уничтоженную Империю. Именно эту цель преследовала Красная Королева, когда включилась в авантюру, устроенную ее племянницей Альвиилой. Естественно она об этом никому не сказала. Это была ее тайна, ее мечта, которую она стремилась осуществить любой ценой, не щадя ни друзей ни врагов.
Открыв алтарь, Красная Королева, вынула часть Символа, и повесив его на грудь в виде кулона, закружилась в красном вихре, из тончайших лепестков роз. Когда Аллаида исчезла, на полу пирамиды остались лишь несколько красных роз. Путешествие возрожденной Красной Королевы началось.

Олег Иванович открыл глаза и увидел знакомое лицо Председателя.
- А мы уж думали, что вы никогда не придете в себя, - произнес тот.
- Что такое, где я нахожусь, кто Вы? – произнес профессор Борода каким-то чужым голосом.
- Все закончилось профессор, Вы у себя дома, вот Маргарита сделала Ваш любимый чай.
- Что со мной было?
- Это думаю, Вы нам сами расскажите, когда полностью придете в себя.
- Но как я сюда попал?
- Мы просто нашли Вас в вашей квартире без сознания.
- Вобщем поправляйтесь и через неделю я жду от Вас подробный отчет о всем, что произошло.
- И кстати Ваша просьба удовлетворена, отныне вы переводитесь в оперативный отдел, желаю удачи.
После ухода Председателя, Олег Иванович налил себе чаю и принялся рассказывать Маргарите самую удивительную историю, какую ей только приходилось слышать.




Часть 3. Туманный Альбион.


Глава 1. Тауэр.



По улице Лондона шла молодая девушка в строгом костюме. Деловой вид дамы дополнял небольшой кожаный портфель, который она держала в руках. Казалось, что дама боится потерять портфель, так крепко он вцепилась в него обеими руками. Пройдя несколько кварталов, она подошла к высокому офисному зданию, и приложив магнитную карту-пропуск вошла внутрь. Скоростной лифт поднял девушку с портфелем на семьдесят второй этаж, и свернув налево, девушка еще раз воспользовалась картой, чтобы попасть в небольшой офис с неприметной табличкой: «H.O. & G. D.» Контора, располагавшаяся на семьдесят втором этаже, носила имена ее совладельцев Говарда Ордуэлла и Джеральда Дастина. Которые занимались в основном наследством, хотя иногда брали и другие дела, если это сулило неплохую прибыль. Как раз сейчас было одно из таких дел. Говард Ордуэлл оторвался от телефонной трубки и жестом пригласил Энн сесть на стул, стоявший перед ним. Девушка села, все также, не отпуская портфель, словно боясь, что если она его выпустит, то он навсегда растворится в воздухе.
Закончив разговор, Говард извинился перед дамой за ожидание, и сразу перейдя к делу, спросил:
- Вы уверены, что это то, что мы искали?
- Абсолютно, - произнесла девушка и открыв портфель, вынула небольшую коробочку.
Немного промедля Энн, наконец, открыла коробочку, и все помещение наполнилось каким-то волшебным светом. Необычный бриллиант ярко сиял, наполняя все вокруг своим сиянием. Свет шел откуда-то из глубины камня. Это мог быть только он. Но девушка быстро захлопнула коробочку, не дав Говарду в полной мере насладиться необычным зрелищем.
- Что Вы за это хотите? – произнес совладелец фирмы, облизав пересохшие губы.
- Мои условия остаются прежними, Вы должны будете ввести моего друга в Ложу.
- Но это не так просто, как Вам кажется.
- В таком случае нам больше не о чем говорить.
- А вот тут ты ошибаешься, - произнес Говард и вытащил кольт сорок пятого калибра.
- Давай-ка сюда камень, а не то я продырявлю твою хорошенькую головку!
- Я так не думаю, - ледяным тоном произнесла Анна-Мария, в то время как Гуэрмо, поднес лезвие ножа к горлу незадачливого предпринимателя.
- Не стоит обижать девушку мистер Ордуэлл, - произнес Гуэрмо появившийся словно тень.
- Положите пистолет и давайте поговорим как разумные люди.
- Вы не понимаете, они все равно убьют меня, если выяснится, что это я привел шпиона в Ложу.
- Не беспокойтесь, не высинится, наш друг весьма квалифицирован.
- К тому же с таким богатством вы легко сможете исчезнуть где-нибудь на просторах Латинской Америки.
- Я, я попробую, произнес Говард.
- Попробуйте, и помните, мы можем обратиться и к Вашему компаньону, думаю, он не откажется от такого подарка.
- Нет, не надо я все сделаю сам.
- Вот и славно, - произнесла Анна-Мария, забирая пистолет и убирая его в портфель к камню.
Через несколько минут Гуэрмо и Анна-Мария уже выходили из здания. Через два часа у них была встреча с Александром, а пока можно было немного прогуляться по Лондону.

Пока Анна-Мария и Гуэрмо налаживали связи в нужной среде, Александр записался на экскурсию в Тауэр. Его больше всего интересовала одна камера, в которой когда-то сидел Джон Ди. Был шанс, что подсказка старого алхимика все еще находится там, где он когда-то ее оставил. С помощью этой подсказки Александр планировал пройти первый круг инициации английской ложи, чтобы войдя во внутренний периметр узнать местонахождение второй части Священного символа традиции.

Чтобы пояснить каким образом эта троица оказалась в Лондоне, необходимо вернуться на некоторое время назад. После того, как Гуэрмо, Анна-Мария и Олег Иванович оказались в ловушке, потеряв свои тела. Их плен длился недолго. Сила намного более могущественная, чем та, что поймала их, выдернула трех призраков из дома, и перенеся через сотни километров, заключила в столпы яркого света, из которых нельзя было вырваться. Одновременно пленником четырех башен стал и Александр, снова обретший свою независимость, но лишь для того чтобы вновь оказаться в плену. Через некоторое время все четверо стали свидетелями попытки Морлагорна проникнуть в гробницу. После первой же ошибки Морлагорна, Олег Иванович исчез в красном свете, что заставило остальных троих содрогнуться от ужаса. Но на их счастье, обретший уверенность в своих силах, Морлагорн сумел проникнуть внутрь гробницы. Потом за ним последовала Аллаида, а потом все исчезло.
Вернее исчез свет, но вот тьма наоборот скорее приобрела какую-то осязаемость. В этой полнейшей тишине они и услышали тихий голос, проникающий прямо в душу:
- Вы мои пленники, но я могу освободить и даже вознаградить Вас, если Вы выполните одно мое поручение.
- Красная Королева предала меня, заполучив первую часть Священного символа, и возродив свою силу, но без остальных двух она не сможет вернуть Империю. Вам же я предлагаю нечто большее, если вы добудете мне вторую часть Символа, то я сделаю вас бессмертными богами, равными семье Абсолюта. Куда бы вы ни пошли, тьма всегда будет следовать за вами, и она будет вашим самым верным союзником.
- Вот, возьмите этот драгоценный камень, он поможет вам проникнуть в английскую ложу, где вы должны выяснить местонахождение второй части Символа.
Никто из троицы не смог не то что возразить, а даже подумать о том, чтобы не принять предложение Альвиилы. Когда тьма рассеялась, троица обнаружила, что находиться в пригороде Лондона. В руках Анны-Марии оказалась небольшая коробочка, открыв которую все ахнули от удивления. Два небольших и один просто огромный бриллиант светящийся желтым светом, лежали внутри коробочки. Теперь у них были деньги, и троица решила обдумать план действий.

Александр не спеша шел среди группы туристов, переходя от одной камеры к другой. Гид рассказывал, кто и в какое время сидел в той или иной камере. Когда подошли к той части здания, где располагались камеры знатных узников, Александр отстал от общей группы, и свернув в небольшой коридорчик, остановился напротив камеры Джона Ди. Он не зря несколько дней изучал план тюрьмы, теперь он мог с закрытыми глазами пройти от входа до выхода. Легко справившись с замком, он бесшумной тенью проник внутрь и принялся изучать древние стены. Казалось за те десятилетия, что прошли с того момента, как последний узник отбывал здесь свой срок, ничего не изменилось. Тот же тусклый свет, льющийся из маленького узкого окошка наверху, сырость под ногами, и камни, хранящие тайну не одного узника.
Времени было мало, нужно было торопиться, и Александр принялся изучать стены. Через некоторое время он нашел то, что искал. Быстро вынув блокнот и карандаш, Александр принялся зарисовывать нужный символ. Закончив свою работу, он осторожно выбрался из камеры, и присоединившись к очередной группе туристов, покинул Тауэр.

Встретившись вечером в заранее намеченном ресторане, трое друзей обсуждали процесс реализации их плана:
- Думаю, что он согласиться, - произнесла Анна-Мария, имея в виду Говарда Ордуэлла.
- Видели, как загорелись его глаза, когда он увидел бриллиант, - сказал Гуэрмо.
- И все же мы должны быть осторожны, думаю, что братьев масонов он боится не меньше нас, - проговорил Александр.
- Сколько у нас времени?
- Ордуэлл должен сообщить нам в течении трех дней, так пока можно расслабиться, а то с камерой в Тауэре, удалось что-нибудь найти?
- Да, я нашел то, что нужно, думаю с этим, у нас не будет проблем со входом во внутренний периметр, а затем все будет зависеть уже от удачи, поскольку я понятия не имею, кто владеет нужной нам информацией.
- Так или иначе, предлагаю хоть на сегодняшний вечер забыть о всех проблемах и просто хорошо провести время, - произнес Гуэрмо, и все с ним согласились.

Канг-Хамар летел в Бухару, только там, в старом городе ему мог помочь один старик. Однажды он уже подобрал ему подходящее тело, вот только случилось непредвиденное, Александр каким-то образом смог освободиться от него. Вернее не он сам, что вообще было исключено, а некая сила выдернула его из цепких объятий Канг-Хамара. Теперь сложно было сказать, где мог находиться Александр, да и вообще был ли он жив. Это сейчас мало интересовало Канг-Хамара, летящего сквозь мрак, среди света звезд. Если бы он знал, что в настоящий момент Александр вступает в Великую английскую ложу, как кандидат внешнего круга, то он очень сильно бы удивился.
Время летело, как и ветер вокруг бесплотного духа Канг-Хамара. Древний город стремительно приближался. Спустившись в знакомый район, Канг-Хамар влетел в окно старого дома, но вместо старого дервиша, увидел своего брата Каасура, сидящего на матраце.
- Ты сильно подвел меня Канг-Хамар.
- Как ты мог допустить возрождение Красной Королевы. Теперь, когда она обрела мощь своего Центра, помещать ей становится все сложнее.
- В последний раз ты говорил, что я получу необходимые инструкции, но вместо этого я оказался вовлеченным в цепь событий, которыми управляла Аллаида.
- Я даже не мог ничего ей противопоставить.
- У тебя был желтый перстень и если бы так легкомысленно не забыл мои дневники в зазеркальном мире, то смог бы им воспользоваться.
- То, прежнее тело, всегда слишком торопило меня, я просто не успел их забрать. Хочешь, я прочту их сейчас.
- Поздно, сейчас от этого не будет никакого толку, к тому же после обретения Красной Королевой своего Центра, не нуждающегося в постоянной подпитке Абсолютом, все наши попытки остановить ее будут напрасны.
- Что же нам делать?
- Искать союзника, причем союзника сильного.
- Ты имеешь в виду кого-то конкретного?
- Да.
- И кто же это?
- Белая Королева!
- Да ты что, никогда она не пойдет против Аллаиды, да и как мы достанем ее из того мира, куда ее запер Абсолют.
- А вот тут Вам смогу помочь я, - тихим хриплым голосом произнесла женщина до этого сидевшая в тени.
- Царица, - тихо произнес Потрясенный Канг-Хамар, только сейчас обративший внимание на то, что он давно уже обрел свое собственное тело, которое считал утерянным.
- Твое старое тело, это мой первый подарок Канг-Хамар.
- Я верну тебе твою прежнюю силу, но ты должен будешь вернуть в наш мир Белую Королеву, отныне это твоя главная цель.
- Но как же быть с самой Альбеидой, не думаю, что она согласится вот так просто стать врагом Красной Королевы.
- Об этом мы подумаем в свое время, а пока гораздо важнее решить, как мне переправить тебя в мир Абсолюта.



Глава 2. Подсказка старого алхимика.


Александр встретился с Говардом Ордуэллом в назначенное время в одном из фешенебельных ресторанов Лондона.
- Все что от меня зависело, я сделал. Братья учтут мои рекомендации при первичной беседе с Вами. Но Вы должны понимать, что Вас будут проверять и перепроверять, прежде чем примут окончательное решение о допуске Вас на первый круг внешнего периметра.
- Вы имеете в виду первый градус ученика.
- Да оставьте вы эту классификацию профанам, Вы же должны понимать, что настоящее устройство ложи гораздо сложнее. Но не буду забегать вперед, я и так сказал много лишнего. На собеседовании с Вами, мои братья расскажут немного больше, если сочтут нужным.
- Итак, вы готовы, у нас осталось мало времени.
- Да, я завершил все свои дела, - ответил Александр.
- Тогда поедем, - произнес Говард, и заплатив по счету, встал из-за стола.
Гуэрмо и Анна-Мария проследили из кафе напротив, как Александр вместе с Говардом сел в подъехавший автомобиль и тот умчался прочь.

В автомобиле Александру завязали глаза, чтобы он не мог видеть, куда его везут. Автомобиль несколько раз повернул, потом заехал в какое-то помещение, и потом Александра выели из машины. Не снимая повязки с глаз. Поднявшись по лестнице на пятый этаж, Александр отметил про себя, что, скорее всего его привезли в старинный особняк, в котором не было лифтов. Однако он не успел проверить свою догадку, так как из холла его под руки сопроводили в небольшую залу, где усадив на стул в центре помещения, сняли повязку с глаз.
Александр сидел на стуле посреди небольшой залы, украшенной старинными картинами с масонской символикой. Напротив него за массивным столом красного дерева сидели трое мужчин в строгих черных костюмах. Все трое были разных возрастов. Самому младшему не было еще и тридцати, он сидел справа. В центре расположился суховатый старик лет шестидесяти с небольшом. Слева от старика сидел мужчина с бледным ухоженным лицом, лет сорока пяти на вид. Александр попытался оглянуться, но кто-то сзади порекомендовал ему не вертеть головой, и не глазеть по сторонам. Сделано это было весьма вежливо тихим голосом, но Александр почему-то сразу же послушался этого голоса, и уставился перед собой.
Первым заговорил старик:
- Чего ты ждешь от нашей встречи?
- Внимания, - ответил Александр.
- Чем ты заслужил наше внимание?
- Познанием.
- Какого рода познанием?
- Истины.
- Хорошо мы выслушаем тебя, - негромко проговорил второй по старшинству мужчина.
- Я прошу Вас рассмотреть мою кандидатуру на вступление в Орден.
- Ты понимаешь, что даже мы примем положительное решение, ты должен будешь пройти испытание?
- Да понимаю.
- Согласившись сейчас, дороги назад для тебя не будет. Готов ли ты вступить в первый градус внешнего периметра?
- Да, готов.
- Мы рассмотрим твою кандидатуру, если ты ответишь на один вопрос, - произнес третий член совета.
- Я с охотой отвечу на любые Ваши вопросы.
- Quod templum in umbra? – спросил член совета.
- Hiram animam, - ответил Александр.
- Ты принят на первый градус. Можешь идти, тебя проводят. Дальнейшие инструкции получишь позже.
- Благодарю, - ответил Александр, и сопровождаемый теми же людьми, он с повязкой на глазах покинул таинственный особняк.

Машина отвезла Александра к тому же ресторану, от которого отъехала. Друзья уже ждали его. Зайдя в маленькую кафэшку расположенную напротив ресторана, Александр принялся отвечать на многочисленные вопросы Анны-Марии и Гуэрмо. К сожалению, кроме немногочисленных деталей он не мог ничего рассказать своим друзьям. Удовлетворив их любопытство, Александр заказал себе сытный обед, и лишь утолив полностью свой голод, расслабился. Оставалось только ждать, после проверки личности Александра, его должны были либо пригласить на обряд инициации новых членов Ложи, либо вежливо отказать. Сколько ждать, можно было только догадываться, но какое-то внутреннее чувство подсказывало Александру, что ждать придется недолго. И воспользовавшись паузой, он вместе с друзьями решил весело провести время в Лондоне.

Канг-Хамар выходил из дома Каасура в смешанных чувствах. То, что ему поручили, выходило за рамки всего, что он мог себе представить, а уж представить он мог себе много. Начать можно было с того, что среди Хаоса он должен был каким-то образом отыскать тот мир, в котором Абсолют прятал членов королевской семьи. Потом каким-то образом нужно было выманить оттуда Белую Королеву, и не просто выманить, а еще склонить ее к сотрудничеству с ним, вступив в борьбу с Красной Королевой, долгое время бывшей ей как племянницей. Все это казалось Канг-Хамару практически невыполнимой задачей, но Царица не принимала отказов. Ему четко дали понять, что в случае провала он не только на этот раз навсегда потеряет свое тело, а возможно и дух, но и будет отправлен в такое затерянное место, откуда ему уже никогда не удастся выбраться. Вторая часть Символа была также важна, как и та, что забрала Красная Королева, и первыми заполучить эту часть было важно еще и потому, что став обладательницей двух частей Красная Королева станет не просто непобедимой, она сможет легко перемещаться в любую часть Хаоса, не считаясь с самим Абсолютом. А это означало только одно, никто не сможет укрыться от нее, практически нигде. Все это Канг-Хамар, безусловно, понимал, не понимал он только одного как ему, даже с восстановленными силами, удастся соперничать с Красной Королевой, обладающей возрожденным Центром. Конечно, если Белая Королева встанет на его сторону, тогда у него будет больше шансов, но он очень в этом сомневался.

Ждать действительно пришлось недолго, через два дня в номер Александра принесли приглашение на праздничный вечер, посвященный юбилею какой-то компании. Внешне это больше всего походило на обыкновенную корпоративную вечеринку, но на самом деле Александр понимал, что это не так. В восемь вечера за ним должен был заехать лимузин и отвезти в особняк, где и проходило торжество.
Автомашина прибыла вовремя. Одетый в строгий черный костюм, как и было, предписано в приглашении, Александр сел в машину, и увидел, что он не один такой. Внутри сидело еще двое мужчин и три молодые девушки. Заняв свободное место, Александр принялся рассматривать своих попутчиков. Мужчины были примерно одного с ним возраста, а вот девушки немного моложе. Лимузин сделал еще пару остановок, и когда гостей набралось ровно девять, выехал за город. В течении всего часа, что автомобиль ехал по пустынному шоссе, никто из сидящих внутри не произнес ни слова. Все следовали тем правилам, что были прописаны в приглашении. Это немного позабавило Александра, но он решил не ломать установленные правила и тоже молча, созерцал своих попутчиков.
Когда автомобиль, наконец, остановился, Александру уже порядком надоела эта молчанка. Как ни странно никаких огней, людей и вообще следов какого-либо праздника не было вообще. Александру даже показалось, что они ошиблись адресом, но увидев идущих к ним людей, он понял, они приехали туда куда нужно.
Мужчина и женщина коротко поприветствовали кандидатов, и надев каждому на голову черный мешок, связали их в одну цепочку длинной веревкой, обвязав каждого вновь прибывшего вокруг пояса. Так, друг за другом, чередуясь женщины и мужчины, отправились наощупь вперед тихим шагом. Первого мужчину вела женщина в белом платье, которая вышла к ним вместе с мужчиной в черном, шедшим позади. Так процессия подошла к входу, не снимая мешков с головы, все кандидатов ввели внутрь. Сразу за порогом начиналась большая зала с полом поденным на черные и белые квадраты. Развязав веревку, встречавшие расставили кандидатов на белые и черные клетки. Получилось что-то наподобие шахмат. Пять мужчин стояли позади, а четыре женщины чуть впереди. После этого встречавшие удалились, закрыв входную дверь. Кандидаты остались одни в полутемной зале освещаемой лишь тусклым светом, лившимся откуда-то сверху.
- Можете снять капюшоны, - произнес чей-то властный голос с балкона, расположенного на втором ярусе залы.
- Смотреть только перед собой! – произнес ведущий, как его про себя назвал Александр, стоявший как раз посредине пятерки мужчин.
- Переступив порог этого дома, вы полностью поступили в мое подчинение, отныне каждое мое слово для вас закон, тех, кто ослушается или хотя бы промедлит, ждет жестокая кара.
- Вам не разрешается говорить, пока вас не спросят, разговоры между кандидатами вообще полностью исключаются.
- В лучшем случае на первый градус попадут лишь двое из вас, в худшем и самом вероятном никто.
- На этом вступление считаю законченным, все кто не согласен могут уйти сейчас, пока дверь еще не заперта.
Никто не шелохнулся. Александр боялся пошевелиться, как и остальные восемь кандидатов.
- Всем полностью раздеться! – скомандовал ведущий.
Мужчины начали быстро снимать с себя одежду, женщины немного промедлив, тоже принялись стягивать платья. Через несколько минут в зале на своих клетках стояли пять голых мужчин и четыре обнаженные женщины.
- Запомните первый урок – стыда здесь нет, и не может быть, все равны.
- Будем считать, что с первым испытанием вы все справились успешно.
- Следующее испытание будет сложнее. Вы преодолели внешний дискомфорт, теперь же вам предстоит избавиться от внутреннего стыда.
- Я приказываю вам разбиться на пары и заниматься сексом, при этом пятый мужчина, которому не достанется партнерша, будет руководить всеми, отдавая приказания.
- Итак, по моему приказу, я разрешаю вам покинуть свои клетки. Раз, два, три.
После того, как ведущий сказал три, четверо мужчин сорвались с места и набросились на бедных женщин. Только Александр молча, остался стоять на своем месте. Он сам выбрал себе эту роль. Ему нужно было лишь считать. На каждый тридцатый счет, пары менялись партнерами, так прошло несколько минут. Наконец, ведущий произнес:
- Достаточно! Кандидат без пары проходит дальше, остальных ждет еще один тур.
Сразу после этих слов к Александру подошли все те же ведущие и отвели его наверх по лестнице, начинавшийся сразу за одной из дверей. Что творилось внизу, потом Александр не видел, но судя по звукам, там была настоящая оргия.

На втором этаже Александру предложили облачиться в черный балахон, и отвели в совершенно темную комнату небольших размеров, через некоторое время к нему присоединились еще шестеро кандидатов. Кто есть, кто в полной темноте понять было трудно. Семь фигур в одинаковых черных одеяниях буквально растворились в кромешной тьме. И наступило томительное ожидание, Александр не мог точно вычислить сколько времени прошло с того момента, как он оказался в темной комнате. Может несколько часов и может и целый день. Садиться было нельзя. Он чувствовал, что за ними наблюдают. Попытавшись расслабиться, он закрыл глаза, хотя толку от этого было мало. Что с закрытыми, что с открытыми глазами было одинаково темно. Когда стоять уже не было практически никаких сил, Александр услышал как несколько человек сели на пол. Почти сразу же загорелся яркий свет, и ослепленного Александра отвели в следующую комнату особняка.
Следующее помещение было ослепительно белым, Александру подали новую одежду белого цвета и с четырьмя оставшимися кандидатами, подвели к пяти стульям, расположенным по пяти углам пентаграммы, выложенной мозаикой на белом полу. Когда трое мужчин и две женщины сели на стулья, дав отдых своим утесавшим ногам, в центр пентаграммы вошел тот самый мужчина, что встречал их у входа в особняк.
- Прошу минуточку внимания, - произнес он.
- Вы прошли уже достаточно далеко, чтобы считаться серьезными кандидатами. Сейчас я по очереди буду задавать каждому из вас вопросы. Вы должны отвечать, быстро не задумываясь. После этого я решу, кто из вас пройдет дальше, а кто останется здесь.
- Итак, - начал Вопрошающий, обращаясь к Александру.
- Что есть Квинтэссенция?
- Пятый элемент (эфир) противопоставляющийся четырем основным элементам: огню, земле, воде и воздуху.
- Хорошо, пойдем дальше, - произнес Вопрошающий и повернулся к следующему кандидату.
- Назовите пять основных цветов?
- Черный, белый, красный, желтый и синий, - произнесла женщина в белом балахоне.
- Сколько помощников было у Хирама? – был следующий вопрос.
Вопрос был хитрый с подковыркой, ведь Вопрошающий имел ввиду не всех помощников, а несомненно тех, кто убил Хирама, попытавшись узнать его тайну. Однако, третья женщина правильно ответила на этот вопрос.
- Трое, произнесла она, и Вопрошающий пошел дальше.
Следующие два вопроса остались без правильных ответов, и таким образом, на третий этаж особняка поднялись лишь Александр и две женщины. На третьем этаже им предложили облачиться в алые одежды, и пригласили в последнюю залу.
В главной зале особняка стояли девять членов Ложи, в золотисто красных одеждах с накинутыми капюшонами. Председательствующий, чей голос Александр узнал сразу, поднял меч и на глазах изумленного Александра одним ударом, без предупреждения отсек голову девушке стоящей слева от него.
- Теперь твоя очередь кандидат, - произнес Председатель.
- Проделай то же самое со второй кандидаткой.
На какую-то долю секунды Александр засомневался, но потом словно туман спал с его глаз. Он вспомнил, последнюю подсказку старого алхимика, и не задумываясь взял меч, и снес голову второй девушке, стоящей справа. После этого золотая комната потонула в аплодисментах присутствующих, и Александр потерял сознание, слишком велико уж было напряжение последних часов.



Глава 3. «Двойное V».


Канг-Хамар медленно шел по тому, что когда-то было Империей, а теперь представляло собой некое пространство вне времен и Бытия, затерянное в Хаосе. Здесь он рассчитывал найти следы того мира, куда Абсолют запрятал членов своей королевской семьи. Самому ему не за что было не найти эти остатки Империи, но Незримый помощник Царицы помог ему, направив в нужное место вечной изменчивости. Энергия, которой наделила его Царица, позволяла перемещаться в Хаосе, но отыскать Мир Абсолюта с ее помощью он не мог.
Времени здесь, по крайней мере, в его привычном понимании, здесь не было, как впрочем, и пространства. Канг-Хамар ориентировался по психическим остаткам когда-то населявших мир Империи людей. Они периодически вспыхивали перед ним и исчезали, растворяясь в Хаосе. Во время одной из таких вспышек Канг-Хамар увидел тонкий след, тянувшейся сквозь мрак. Следуя собственной интуиции, он направился по этому следу, и скоро увидел большой огненный шар, от которого исходила энергия огромной силы. По мощи его можно был сравнить с Абсолютом. Канг-Хамар понял, что нашел, то, что искал, причем совершенно случайно. Перед ним был Мир Абсолюта. Загоревшись, синим огнем, волшебник вошел в огненный шар.

Белая Королева пребывала в дурном расположении духа. Вот уже несколько дней, как Аллаида куда-то исчезла, и никто не мог ее найти. Конечно, она могла просто отправиться в удаленную часть мира, чтобы побыть там, в одиночестве, но события последних дней говорили об обратном. После получения таинственного подарка, Аллаида стала сама не своя, а потом внезапно исчезла. Желтая Королева справедливо считала, что все дело, несомненно, было в перстне, который Аллаида получила с таинственным письмом. Кто-то с ней соглашался, кто-то нет. Так или иначе, все были едины в одном – выбраться из ловушки Абсолюта можно, но лишь с помощью кого-то извне. Придерживалась этого мнения и Белая Королева. Лично она думала, что Аллаида потихоньку улизнула куда-то с помощью древнего артефакта, найденного ей еще до катастрофы. О природе этого артефакта она и размышляла в главной комнате своего дома, когда прямо перед ней начал появляться незнакомый мужчина.
На вид незнакомцу было лет пятьдесят, хотя точно определить его возраст было трудновато. Казалось, он застыл где-то на границе старости. Одет мужчина был по-восточному: в длинный халат, тонкие хлопковые брюки бежевого цвета, и коричневые туфли. Для полноты картины не хватало только чалмы, но копна рыжих волос с лихвой компенсировала этот недостаток. Белая Королева не испытывала страха, в этом мире ей нечего было боятся, незнакомец скорее позабавил ее, чем вызвал опасение. Дождавшись, когда он завершит переход, она поинтересовалась у него:
- Как Вам это удалось милейший?
- Канг-Хамар, - то ли поправил, то ли представился волшебник.
- Мы незнакомы? – спросила Альбеида.
- Не имел чести Белая Королева, но вот моего брата Каасура Вы должно быть знаете.
- Я и не знала, что у него есть братья, - с интересом произнесла Белая Королева.
- В таком случае разрешите представиться – Белая Королева Абсолюта, для друзей Альбеида.
- Я, собственно говоря, за Вами Альбеида, - сразу переходя на дружеский тон, произнес Канг-Хамар.
- Вот как?! И чем обязана?
- Это длинная история, а времени, как Вы понимаете, у нас немного. Я не смогу долго использовать энергию Хаоса, чтобы находиться здесь. Ее и так осталось немного, так что прошу вашу руку Белая Королева, пора Вам покинуть этот мир.
Сама не зная отчего, Альбеида доверилась Канг-Хамару. Было в нем что-то невыразимое и привлекательное. Нет не внешность, она, скорее ее смешила, чем привлекала, это было что-то внутри. Что-то таинственное и могущественное. К тому же она почувствовала, что нужна этому человеку, и решив воспользоваться ситуацией и вырваться из ловушки, протянула руку Канг-Хамару.
В тот же миг их обоих охватил синий огонь, и еще одна Королева покинула мир созданный Абсолютом, вырвавшись на свободу.

Александр очнулся уже в другом доме. К его удивлению, когда он открыл глаза, рядом с ним были те самые две девушки, которых обезглавили в последней красной зале. Сначала он подумал, что они ему снятся, но заметив, что он проснулся, одна из них подошла и взяла его за руку.
- Ты жива, - впервые обратился к кандидатке Александр.
- Да брат, теперь мы одна семья.
- Но как же так, я же собственными глазами видел, как Председательствующий обезглавил тебя.
- А меня обезглавил ты сам, - произнесла другая девушка, вступая в разговор.
- Верно, вот это-то меня и обескураживает больше всего.
- Это был спектакль, разыгранный специально для тебя, так сказать последнее испытание.
- Значит, все это было постановкой?
- Если ты о других кандидатах, то да. Все они уже давно являются членами Ложи. Само же испытание было совершенно реальным.
- Это все было организовано, чтобы просто проверить меня?
- Не просто проверить, а подтвердить твою квалификацию.
- И как, я прошел?
- Да, поздравляю, отныне Вы являетесь учеником Братства известного в узких кругах под названием «Двойное V».
- Наша организация входит в Великую английскую ложу, и является, по сути, малой ложей братьев каменщиков.
- Но я думал, женщин не принимают в ложи, ни в малые, ни в большие.
- Все правильно, у нас особый статус – сестры-хранительницы. Мы не участвуем в больших мистериях, но помогаем братьям во всем остальном. К тому же современные реалии диктуют свои правила даже таким старым организациям, как Английская масонская ложа.
- Теперь все проясняется, - произнес Александр, начиная потихоньку понимать, что происходит.
- Последствия нервного напряжения еще будут сказываться пару дней, но скоро все пройдет.
- Думаю, мы уже завтра выпишем вас из нашей частной клиники, где вы сейчас находитесь.
- И что мне делать дальше?
- Ничего, с Вами свяжутся, а пока живите своей жизнью, занимайтесь обычными делами, - произнесла одна из девушек и вышла из комнаты.
На следующий день Александр уже выходил из ворот частной клиники, больше походившей на небольшой пансионат. Водитель уже знакомого лимузина поинтересовался у Александра куда его отвезти, и получив адрес отеля, услужливо открыл ему дверцу. На этом вступление Александра в Великую английскую масонскую ложу завершилось.

Альбеида наслаждалась свободой, сняв туфли, Белая Королева сидела на зеленом газоне возле фонтана ВДНХ и смотрела, как фонтан дружбы народов извергает из себя струи пенящейся воды, с брызгами низвергающиеся в воду. Канг-Хамар сидел рядом на камне, и любовался Альбеидой. Ему начинала все больше и больше нравиться эта королевская семья. В Белой Королеве не было той красоты и огня, как в Аллаиде, зато у нее была спокойна статность зрелой женщины. Где-то давно Канг-Хамар уже видел нечто подобное. Где-то в этом мире. Чем дольше он сидел, тем больше это его занимало. И наконец, он вспомнил, когда-то находясь в очередном обличии, он видел фильм с Катрин Денев. Именно там его впервые поразила эта спокойная величественная красота. И сейчас Альбеида чем-то напомнила ему ее.
- Как же здорово снова почувствовать себя на свободе, пусть даже лишь в одном из второстепенных миров.
- В настоящий момент все основные события происходят в этом мире, - задумчиво проговорил Канг-Хамар, обдумывая как бы получше начать обработку Белой Королевы.
- Альбеида, что ты думаешь о Красной Королеве? – спросил Канг-Хамар, не придумав ничего лучшего.
- Ты в каком смысле?
- В общем.
- Ну, довольно долгое время она была мне как дочь. Девочка выросла у меня на глазах. Ты же понимаешь – Последнее проявление Абсолюта. Мы все с ней тогда носились как с «писаной торбой», даже сам Император. А потом эта трагедия с разделением. Как мы тогда все переживали. К счастью мне удалось соединить, что было разъедено. Все вроде шло нормально, пока Аллаида не прошла инициацию своим цветом. Вот тут-то все, пожалуй, и началось. Чем это закончилось тебе наверняка известно. Вобщем скажем так, в ее новой Империи всем нам было уже как-то не по себе. Сам понимаешь, остаток остался.
- Потом началось ограничение, распад, и растворение. В итоге все мы, кто раньше кто позже покинули Империю, а она сама была полностью поглощена Хаосом.
- И чтобы ты сказала, если бы я сообщил тебе, что Красная Королева в настоящий момент одержима идей восстановления своей Империи, - произнес Канг-Хамар.
- Я бы подумала, что это плохая шутка.
- А если бы я сказал, что ей помогает твоя дочь Альвиила.
- Что?! Что ты сказал?! – почти вскрикнула Альбеида, вскакивая с газона.
- Что тебе известно о моей дочери?
- Спокойно, спокойно, почти нечего. Я знаю, лишь то, что это она помогла Красной Королеве бежать.
- Откуда тебе это известно?
- У меня свои источники, и поверь мне, они вполне заслуживают доверия.
- Как я понимаю, тебе что-то от меня нужно, - произнесла Альбеида, сразу как-то похолодев.
- Верно, я не просто так вытащил тебя.
- Скрывать не буду, мне нужна помощь в борьбе с Красной Королевой, и признаться, я рассчитываю на тебя.
- И почему же я должна согласиться помогать тебе?
- Думаешь, всего лишь из-за небольшой неприязни, я предам свою младшую сестру?
- О каком предательстве ты говоришь?
- Я всего лишь прошу помочь опередить ее в поиске остальных двух частей Символа.
- О чем это ты говоришь?
- Ах, да, я же не сказал тебе еще самого главного. Красная Королева ищет Символ Традиции. Некий артефакт или символ, принцип, я не знаю точно, что это такое. Вобщем найдя все три части можно получить абсолютную власть над Непроявленным Хаосом. А значит можно практически все. Красная Королева хочет вернуть свою Империю. Твоя дочь Альвиила снова обрести целостность, а я хочу помочь Царице вернуть власть над Хаосом.
- Видишь, я открыл перед тобой все карты, решать тебе.

Александр жил обыкновенной жизнью английского бездельника: спал до полудня, играл в гольф, ночи проводил в клубах, и барах. Ему уже надоело ничего не делать, и он подумывал о том, чтобы покинуть столицу Великобритании, присоединившись в Анне-Марии и Гуэрмо, когда очередным утром ему принесли письмо с монограммой «W».



Глава 4. Английская ложа.



Красная Королева едва только вступила на крыльцо главного здания Английской ложи, как ощутила знакомый холодок в Центре. Это где-то здесь, она чувствовала это. Обладая мощью Центра, она теперь могла перемещаться в любую точку этого мира, но власть над хаосом пока ей была недоступна. Вторая часть давала власть над проявленным хаосом, и лишь последняя третья часть Символа давал полную и окончательную власть над всем, в том числе и над хаосом непроявленных. Обо всем этом думала Аллаида, входя в здание ложи. Видимо эти люди используют часть Символа в каких-то своих ритуалах, даже не подозревая о ее настоящей мощи. Кто-то внутри здания попытался ее остановить, но так и замер на полпути. Красная Королева больше не колебалась, она просто шла напролом, используя грубую мощь возрожденного Центра.

Вскрыв конверт, Александр не обнаружил внутри ни очередного приглашения, ни какого-то письма с инструкциями. Внутри лежала просто магнитная карточка и визитка одного из отелей города. На обратной стороне визитки было указано время, к которому он должен был прийти на встречу. Взглянув на часы, Александр увидел, что осталось всего полчаса. Нацепив на себя первое, что попалось под руку, Александр выскочи на улицу и поймав такси, назвал название отеля.
Автомобиль остановился возле неприметного задания небольшого отеля, за две минуты до истечения указанного срока. Протянув шоферу пару бумажек, Александр не дожидаясь сдачи, бросился ко входу. Чуть не сбив какую-то даму, он бегом поднялся на третий этаж, и вставив карту-ключ вошел в номер ровно в одиннадцать часов, как и было, написано на визитке.
В номере его уже ждал незнакомый мужчина средних лет, одетый в весьма строгий костюм классического покроя. Александру стало немного неловко за свой вид.
- Однако, Вам нужно переодеться, - произнес незнакомец, смерив Александра презрительным взглядом.
- Там, куда мы отправляемся, весьма щепетильно относятся к внешнему виду.
- Но я не думал, что это так важно, - попытался оправдаться Александр.
- В приглашении ничего не было сказано по поводу одежды.
- Вы забыли, в какой стране Вы находитесь милейший, это было само собой разумеющимся.
- Да, простите, это целиком моя вина.
- Я предполагал нечто подобное, поэтому взял на себя смелость приобрести для Вас костюм.
- Кстати, можете звать меня Джеймс.
- Рад знакомству, - вслух произнес Александр, а про себя подумал – Конечно, как же еще тебя могут звать.
Пока он приводил себя в порядок, Джеймс куда-то вышел, а вернувшись, предложил Александру следовать за ним. Оказалось, что они едут куда-то за город, где должно было пройти большое собрание всей Английской ложи, куда пригашались все входившие в нее малые ложи, в том числе и «Двойное V». Джеймс был послом ложи, и должен был привести вновь принятого члена на собрание. «Астон-Мартин» серого цвета выехал за пределы города и помчался по отличной дороге на север. Через некоторое время пригород закончился, и начались леса и луга. Так прошло несколько часов, Джеймс гнал без остановки. Александр испугался, что так они пересекут весь остров, но примерно около четырех, Джеймс объявил, что они подъезжают. И действительно, через некоторое время, автомобиль подъехал к высокому забору, ограждавшему приличный участок земли, и проехав немного вдоль него, остановился возле ворот. Выйдя из автомобиля, Джеймс набрал нужный код и ворота открылись. За забором продолжалась такая же местность, как и до него. Те же леса и луга.
Судя по всему, чьи бы это не были угодья, размер их был огромен. После ворот они ехали еще почти полчаса, пока вдали, наконец, не показался дом. Вернее не дом, а старинный замок, на лужайке перед которым раскинулись фонтаны, газоны и подстриженные кусты.
Остановив автомобиль перед замком, Джеймс сообщил, Александру, что его ждут возле входа, а сам, выбив мелкий щебень из-под колес, куда-то уехал, едва его пассажир вылез наружу.
Подойдя к входу, Александр мысленно поблагодарил своего провожатого, что тот догадался купить костюм. Люди, входившие в просторный холл, освещенный сонмом огней, были одеты просто безупречно. Среди гостей не было ни одной женщины, это сразу бросалось в глаза. Зато среди обслуги они встречались весьма часто. Одна из девушек, приветливо встретила Александра и проводила в большую залу, где уже собирались гости. Джентльмены различных возрастов и положений запросто общались о чем-то друг с другом, по ходу беря наполненный бокалы с подносов официантов, снующих между гостями. Александр здесь никого не знал, поэтому отойдя в сторонку, взял бокал со скотчем, и принялся, молча наблюдать за происходящим.
Примерно около шести гости приезжать перестали, свет немного убавили, и теперь среди гостей все чаще стали попадаться полуголые девицы. Джентльмены то и дело исчезали с девицами куда-то, а потом возвращались. Так продолжалось до восьми вечера, когда слуги начали созывать гостей в соседнюю залу на торжественный обед. Проследовав за всеми, Александр вошел в огромный зал, с пятью хрустальными люстрами, и огромным столом, поставленный буквой П. Гостей уже рассаживали на заранее определенные места. Через час все, наконец, расселись, и наступила тишина. Все ждали чего-то и наконец, ровно в девять, с боем старинных часов в залу вошел Верховный председатель, он же и хозяин замка. Подойдя к месту во главе стола, он поднял большую золотую чашу, заменявшую ему бокал. Никаких речей не было, произнеся несколько слов на латыни, старик выпи что-то из чаши, и торжественный обед начался.
Пиршество длилось несколько часов, столько еды и алкоголя Александр еще не видел. Все ели и пили, словно в последний раз в жизни. Голые девицы обслуживали гостей, принося вовсе новые блюда и напитки и убирая старую посуду.
Было уже далеко за полночь, когда к Александру подошла одна из девиц, и предложила отвести в его покои. К тому времени он уже так напился, что почти ничего не соображал. Опираясь на девушку, Александр проследовал куда-то наверх, и еле добравшись до своей комнаты, упал на кровать, прямо так, не раздеваясь. Первый день закончился.

На следующее утро Александр проснулся со страшной головной болью, но графин холодного пива, кем-то предусмотрено поставленный возле кровати быстро привел его в чувство. Придя в себя, Александр спустился вниз, и заметил вчерашних сотрапезников в таком же помятом виде. После легкого завтрака, начавшегося в двенадцать, все были приглашены на собрание, начинавшееся ровно в три часа.
Собрание на проверку оказалось самой обыкновенной лекцией. После верховного председателя выступающие сменяли один другого, монотонно бубня что-то про традицию, корни, истоки и утраченные символы. В конце концов, Александр заснул, и проспал до шести, пока его не разбудили, сообщив, что пора ужинать. Вечерняя трапеза не отличалась таким обилием алкоголя и голых девиц, как вчерашняя. Все было вполне прилично. После ужина все отправились в курительную комнату и попивая коньяк курили сигары и обсуждали прослушанную лекцию. Просидев так до девяти часов, Александр отправился спать, чувствуя, что день прошел зря.

Наконец наступил последний завершающий третий день собрания членов ложи. В течении всего дня гости были представлены сами себе. Они могли делать что угодно, не могли только покидать пределы поместья. За этим зорко следили сотрудники службы безопасности. Собравшиеся казалось только, и ждали этого дня. Кто-то отправился на охоту, кто-то спустился в бар и продолжил пить, кто-то флиртовал с девицами из обслуги.
Немного прослонявшись по округе до обеда, Александр сытно поел, и вернувшись в номер, сладко уснул. Проспав почти до вечера, он проснулся как раз за час до прощального ужина, завершавшегося по традиции факельным шествием к священному дубу. На этот раз трапеза ничем не уступала той, что подавали в первый вечер. Единственным отличием было отсутствие наличия обнаженных девиц. Во всем остальном прощальный ужин был также хорош.
После того как все утолили свой голод и жажду, слуги пригласили всех во двор, где каждый получил по большому смоляному факелу, который он должен был поджечь от костра разведенного во дворе. Когда все зажгли свои факелы, то старшие члены ложи построили всех в колонны, и шествие направилось к старому дубу. Идти было недолго, минут двадцать. Подойдя к старому столетнему дубу, росшему здесь, наверное, с незапамятных времен, члены ложи выстроились определенным образом, держа в руках зажженные факелы. Всего вокруг дуба образовалось несколько горящих колец. Внутри расположись самые почетные члены ложи, имеющие высший ранг. Затем, в среднем круге стояли уже менее значительные личности, и наконец, в самом большом внешнем круге располагались все остальные, среди которых был и Александр.

Верховный председатель поднял свой факел вверх, и сразу же наступила гробовая тишина.
- Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать дань почтения этому старому дубу, уходящему корнями в нашу историю. Все мы части единого организма, словно листья этого дуба, мы покоимся на мощных ветках, на наших старших братьях, а те свою очередь берут свою основу у одного ствола, уходящего корнями в наше славное прошлое, и стремящегося ввысь к не менее сланному будущему.
- И вот настал тот момент, когда мы приносим великую клятву нашему Ордену, Ордену Золотой Зари.
- Так возрадуемся браться новой эре, эре нашего могущества, - завершил свою речь Верховный председатель и первым бросил факел к основанию старого дуба.
За ним последовали представители внутреннего круга. Круг сомкнулся и через мгновение у подножия древнего исполина уже полыхал пожар. Члены ордена из второго круга продолжили ритуальное сжигание древа, а уже Александр со всеми остальными завершил дело, закидав уже полыхающее древо своими факелами.
Завершив поджог, все выстроились в один большой круг и стали молча наблюдать за горящим в ночи дубом. Ночь пролетела незаметно, а с первыми проблесками зари, дуб практически полностью догорел, и первые лучи новой зари осветили обгоревший остов старого древа, словно новая заря осветила старый мир полностью прогнивший и обуглившийся.
- Вот так, как мы спалили это старое древо, мы спалим и старый мир, очистив дорогу свету новой зари возрождающегося мира, - произнес Верховный председатель, и все восторженно закричали.
Так завершилась церемониальная встреча членов Ордена Золотой зари, в который Александр только вступал.



Глава 5. H.O. of the G. D.



Белая Королева ехала из Хитроу в Лондон. По информации Канг-Хамара вторая часть должна была быть спрятана где-то в здании Английской ложи. После упоминания Альвиилы, Белой Королеве не осталось ничего другого как поверить Канг-Хамару. Он честно открыл ей свои цели и попросил помощи. Решать было ей, и она решил встать на сторону Канг-Хамара. Не потому что Красная Королева в обход них создала свою Империю и не смогла ее удержать от краха. Не потому что она совершила Полный поворот цикла, нарушив веками устоявшуюся традицию, а потому, что воспользовавшись ее дочерью Альвиилой, Красная Королева покинула мир Абсолюта и начала восстановление своей Империи, в то время как именно сейчас ее дочь нуждалась в помощи родных. Конечно, ее немного задел тот факт, что Альвиила не обратилась за помощью к ней, но возможно выбирая Аллаиду, она руководствовалась своими причинами. Как бы там ни было, а союз с Канг-Хамаром, по крайней мере, на этом этапе, был выгоден им обоим, и все, взвесив, Альбеида приняла предложение старого волшебника.
Такси въехало в Лондон и остановившись напротив здания ложи, высадило свою пассажирку. Белая Королева еще раз сверилась с фотографией, переданной ей Канг-Хамаром. Сомнений быть не могло, это то-самое место. Немного промедлив, Белая Королева вошла в тот же холл, куда за пару минут до нее вошла ее сестра Аллаида.

Пройдя мимо застывших охранников, Аллаида спустилась вниз по широкой лестнице. Что-то ей подсказывало, что то, что она ищет находиться в подвале. Вернее это был даже не подвал, а просторная нижняя зала. Вход в нее также охранялся, но это так же не составило особых проблем для Красной Королевы. Распахнув две половинки массивной двери, Аллаида вошла внутрь.
Полутемное помещение освещалось несколькими факелами, что казалось странным в эпоху электричества. Пахло смолой и сыростью. Сразу было видно, что нижнюю залу не использовали много лет. Вообще все это здание Великой английской ложи, казалось просто ширмой. Кроме парадного входа, нарочито тщательно охраняемого, все здание было пусто. Да в нем поддерживался порядок, кто-то даже меня факелы в нижней зале, но Аллаида сразу поняла, что здесь уже давно ничего не происходит. Как бы в подтверждение ее слов, на пороге залы показалась Альбеида, которая произнесла:
- Похоже, нас обеих обманули, сестрица, здесь уже давно ничего нет. Это здание лишь фасад, памятник истории не более того, и охрана которую ты так любезно ввела в ступор, лишь охраняет парадный вход, чтобы создать видимость несуществующей значимости. Так же как сама Ложа, лишь фасад, ширма для чего-то еще.
- Тебе я смотрю, тоже удалось выбраться из ловушки, так любезно созданной Абсолютом.
- Мне помогли, впрочем, также как и тебе.
- Значит ты теперь по другую сторону?
- Если ты имеешь в виду себя, то да. Слишком уж долго я терпела твои выходки Аллаида.
- Не на тот цвет ставишь сестрица, - медленно произнесла Красная Королева, внутри начиная потихоньку закипать.
- Ты не учла одного обстоятельства, мой цвет дает мне преимущества, которых у тебя нет, - сказала Альбеида и мгновенно оказалась рядом с Красной Королевой.
- Я могу не обладать силой возрожденного Центра, но, даже имея его малую и искаженную часть, я в состоянии породить из себя три основных. Белый свет распадается на спектр и три луча вновь создают всю полноту мира.
После этих слов Красная Королева оказалась окружена тремя воинами, каждый из которых нес в себе частицу одного из трех основных цветов.
- Счастливо оставаться сестрица, - промолвила Белая Королева, покидая нижнюю залу.

Черный Король медленно попивал темное густое вино, обсуждая с Синим Королем исчезновение двух сестер. Было очевидно, что если двум королевам удалось сбежать, значит, ловушка не так уж надежна, как они все думали. И хотя в последнее время все старались как-то избегать этой темы, все думали об одном и том же – как покинуть этот мир. Да, здесь было все, что нужно для беззаботной жизни, не было лишь той самой свободы, которую каждый член семьи Абсолюта ценил больше всего.
- И все-таки эти исчезновения неспроста, - произнес Черный Король.
- Конечно, им кто-то помог, сами они, вряд ли смогли бы пробить барьер, я как-то попытался, но без Центра, это все равно, что биться головой о стену.
- Да, самим выбраться отсюда проблематично, - констатировал Синий Король.
- И все же я планирую кое-что попробовать, - произнес Черный Король.
- В принципе я и позвал тебя сегодня, чтобы обсудить без посторонних мой новый проект.
- Я весь внимание.
- Скажу сразу дело опасное, но если получиться, мы сможем вырваться наружу, правда одному мне не справится, здесь без помощников не обойтись. Итак, как тебе известно, наш мир, плавает где-то посреди Хаоса, причем Хаоса проявленного. Суть моего эксперимента состоит в том, чтобы создать условия для контролируемого проникновения в наш мир Непроявленного хаоса. Используя энергию Хаоса, мы сможем на время разрушить барьер и выбраться наружу.
- Ты представляешь, как это может быть опасно?
- Непроявленный Хаос! Это же чистая энергия, сам Абсолют составляет с ней мистерии высшего порядка.
- Вот именно это и натолкнуло меня на мысль о побеге. У меня есть подозрения, что за побегами наших сестер стоит никто иная как Альвиила, вспомни, лишь ее не оказалось в нашей ловушке, после того как мы все очнулись здесь. Следовательно, ей каким-то образом удалось покинуть Империю, до катастрофы. А единственное место, которое не затронула катастрофа это Непроявленный Хаос. Ей каким-то образом удалось найти тайный путь из Империи. В свое время я много путешествовал, пытаясь найти конец владений Императора, да и он сам, помнишь, в свое время отправлялся в Хаос. Но ни мне, ни ему не удалось того, что удалось Альвииле. Видимо кровь Хаорунга и Альбеиды дала ей такую возможность.
- И ты до всего этого додумался сам?
- До чего только не додумаешься сидя в этой темнице, если бы ты сам вместо посещения глупых собраний Императора, хоть на минутку призадумался над тем, что тебя окружает, то сразу понял, в чем здесь дело.
- Ты не прав, эти собрания дают нам всем силу выдержать то испытание, что уготовил нам Абсолют.
- Ладно, я не затем позвал тебя, что дискуссировать о собраниях Императора. Итак, ты согласен мне помочь?
- Это конечно опасно, но я пожалуй соглашусь, - ответил Синий Король.
- Тогда слушай, завтра, когда все лягут спать, я жду тебя у себя дома. Я тут кое-что переоборудовал в подвале, почти все готово. Значит договорились.
- Хорошо.
На следующий день под вечер Синий Король в каком-то подавленном настроении пришел в дом Черного Короля. Тот уже ждал его в своей лаборатории, подгоняя какие-то элементы странноватой конструкции.
- Что это? – спросил немного обескураженный Синий Король, до последнего надеявшийся, что все это ограничится теорией.
- Это наш выход отсюда, - произнес Черный Король, завершая монтаж.
- Ты немного рано, уверен, что за тобой не следили?
- Все было тихо, я несколько раз оглянулся, но никого не заметил.
- Ладно, подай-ка вон ту деталь, скоро начнем.

Амайрида решила воспользоваться хорошим вечерком, и вышла пройтись перед сном. С тех пор как ее сестры исчезли из своих домов самым загадочным способом, Желтая Королева нигде не находила себе места. Внутреннее чутье подсказывало ей, что затянувшаяся пауза заканчивается, и вокруг нее уже начинают происходить события, определяющие будущее не только ее, но и всего мира. И роль простого наблюдателя ее никак не устраивала.
Размышления Амайриды прервало появление Синего Короля. Тот шел в сторону дома Черного Короля, при этом постоянно оборачиваясь и как-то нервно поглядывая по сторонам. Такое поведение было более чем странно, тем более в такое время. В свете последних событий, это могло быть именно тем шансом, которой так ждала Желтая Королева.

Александр уже месяц, работал в компании контролируемой Орденом. Гуэрмо и Анна-Мария куда-то пропали. Видимо уехали из города куда-нибудь путешествовать. Он не злился на них, просто было обидно расстаться вот так после стольких приключений, которые им пришлось пережить вместе. Работы было много, Орден вел свои дела по всему миру. Александр работал с утра до вечера, свободного времени практически не было. Он все больше и больше вовлекался в эту мощную организацию, участвовал в собраниях, знакомился с людьми, но ни на шаг не приблизился к своей цели. Ни о каком символе никто ничего не знал, а расспрашивать более настойчиво Александр боялся, чтобы не привлечь к себе нежелательное внимание. Со времени его приезда в Лондон прошло уже полгода, он уже настолько свыкся со своей новой ролью, что практически забыл прежнюю жизнь, пока одно происшествие не напомнило ему не только о его прошлом, но и о бренности всего Бытия.

Красная Королева быстро оценила свои возможности, против трех воинов ей было долго не выстоять. С одним, двумя она бы справилась, но три это было перебор. Тем временем воины начали двигаться вокруг нее по кругу, выбирая удобный момент для нападения. Раньше Аллаида и не подозревала, что Белая Королева способна на такое, видимо выход за предел мира Абсолюта открыл в ней новые способности. Если это так, то она стала намного сильнее, чем раньше. Тут первый воин сделал выпад, и Красная Королева едва успела его парировать. Одновременно оглушив находившегося перед ней воина энергией Центра, она попыталась создать красный вихрь, но двое других воинов одновременно набросились на нее, заблокировав каким-то образом ее Центр. Такого поворота событий Аллаида не ожидала. Все оборачивалось еще серьезней, чем она предполагала. Воины оказались сильнее и проворнее, всех ее бывших соперников. Видимо они каким-то образом получили от Белой Королевы часть ее силы. Увернувшись от атаки, она немного не рассчитала расстояния, и удар страшной силы пришелся в ее правое плечо. Аллаиду всю тряхнуло, будто она налетела на грузовик, и перед глазами стал расстилаться красный туман. Собрав последние силы, Красная Королева бросилась в сторону, и налетела на третьего воина. Тот согнулся от силы удара, но выстоял. И тут Красная Королева поняла, что это конец, еще пара секунд, и она будет раздавлена той силой, что обладали эти порождения Белой Королевы. Но в следующий миг, произошло то, чего Аллаида никак не ожидала. Черный туман заполнил собой залу, и едва коснувшись его воины сразу как-то обмякли и опустившись на пол, стали таять, превращаясь в дым, а из тумана, тем временем, вышел бодрый и веселый Черный Король.

Монтаж оборудования подходил к концу, Синий Король помог установить последний блок, и присел на стул, стоявший в углу, чтобы передохнуть.
- Все, можно приступать к запуску, совсем скоро мы вырвемся отсюда, - произнес Черный Король, подключая весь модуль.
- Сейчас мы создадим здесь поле сингулярности, и перейдя через него окажемся по другую сторону Непроявленного хаоса.
- Наука и магия вместе помогут нам обрести свободу. Ты должен будешь страховать меня. Я первым войду в портал, и если что-то пойдет не так, ты должен будешь повернуть эту ручку направо. Запомнил?
- Да, ничего сложного, - ответил Синий Король.
- Но как же я?
- Ты пойдешь вторым.
- Ты хочешь сказать, что эта штука сама не выключится? А вдруг кто-нибудь проникнет сюда и проследует за нами, или случиться что-нибудь похуже, например хаос ворвется через портал и уничтожит этот мир.
- Во-первых, портал односторонний и хаос сюда не ворвется, а во-вторых, в такое время все уже спят. К тому же ты сам утверждал, что за тобой никто не следил, так что думаю, беспокоиться не о чем. А портал закроется сам собой, через несколько минут после того как ты пройдешь через него. Все дело в энергии, что питает его. Батарей не хватит надолго, так что не переживай.
- Ну что начнем, с каждой упущенной минутой, мы рискуем быть раскрытыми, так что ждать нельзя.
- Хорошо, давай, я готов, - произнес Синий Король, и встав подошел к контрольному рычагу.
После этого Черный Король активировал всю систему, и в центре подвала стало возникать темное облако, в котором, то сверкали молнии, то светился какой-то темный свет. Черный Король немного подождал, и убедившись, что портал набрал полную силу, шагнул внутрь облака. Вспышка черного света поглотила то, что секунду назад было Черным Королем.
Синий Король не ожидал такого эффекта. Он продолжал стоять, сжимая рукой аварийный рычаг. Время шло, а он все никак не мог решиться войти в темное облако. Лампочки на приборной доске, собранной Черным Королем стали судорожно мигать, и это вывело Синего Короля из оцепенения. Он постоял еще минутку и вошел в облако, зачем-то глубоко вздохнув перед этим. Синий дым вспыхнул и исчез, поглотив Синего Короля. В этот момент загорелась аварийная лампочка, и прозвучал сигнал.

Желтая Королева уже несколько минут подслушивала под дверью в подвал, возле Черного Короля. Беспечный Синий Король не заметил, как она проследила за ним до самого дома Черного Короля. После того, как Черный Король шагнул в облако антиматерии, Амайрида пробралась в подвал и теперь была всего в паре шагов от своей свободы. Но как назло Синий Король все не решался последовать за своим более смелым братом. Наконец, он все же вошел внутрь, и растворившись полностью исчез. Сразу же заработала аварийная сигнализация, и замигала лампочка, предупреждающая о перегрузке системы. Медлить больше было нельзя, и Амайрида ворвавшись в подвал, шагнула в уже закрывающийся подвал. Едва она вошла внутрь, как прозвучал взрыв, и дом Черного Короля превратился в одну большую воронку.

Александр в сопровождении нескольких старших членов общества следовал на закрытое собрание, где должна была пройти его инициации во внутренний круг. Уже год прошел с тех пор, как он принял участие в своей первой церемонии. Ему стали доверять, он проявил себя с положительной стороны. Кроме того легенда о его прошлом полностью подтвердилась, так что теперь ничто не могло помешать ему узнать тайну второй части символа. После инициации, он сможет войти во внутренний круг особо приближенных членов общества. Суть инициации, конечно, держалась в секрете, но Александру удалось узнать, что это как-то связано с древней богиней, которую он должен пробудить от векового сна.
Сам обряд должен был проходить в одном из особняков, принадлежащих ордену. Дом был не такой шикарный, как тот замок, в котором Александр гостил во время обряда сожжения древа, однако тоже вполне ничего. Количество гостей на этот раз было гораздо меньшим, что было обусловлено самим статусом мероприятия.
Пройдя внутрь, Александр некоторое время провел среди гостей в общей зале, а потом, его сопроводили в небольшое помещение, где все уже было готово для проведения ритуала. Девять человек в красных балахонах стояли, образовывая круг, вокруг пентаграммы изображенной на полу. По углам комнаты горели светильники, распространяя запах слегка одурманивающей субстанции неизвестного происхождения. Распорядитель велел Александру полностью раздеться, потом дал выпить густой дурно пахнущей жидкости из золотой чаши. После нескольких глотков сознание Александра начало играть с ним в какие-то игры. Пределы комнаты расширились, тихое бормотание превратилось в давящий гул, голос распорядителя странным образом выделился из общей толпы. Обернувшись, Александр увидел, что на полу уже лежит обнаженная девушка, смутно осознавая, что происходит, он понял, что должен совершить с ней половой акт, чтобы освободившаяся сексуальная энергия пробудила богиню. Через несколько минут, в самый разгар акта инициации, он вдруг увидел, что девушка внезапно изменилась. Либо действие дурмана окончательно свело его с ума, либо происходило что-то еще. Судя по крикам окружавших его людей, он понял, что произошло нечто неожиданное. Девять посвященных ордена никак не могли понять, что же произошло. Простой акт инициации вылился в нечто совершенно неожиданное. Но больше всего недоумевала Желтая Королева, оказавшаяся в объятия незнакомого обнаженного мужчины, который к тому же самым бесцеремонным образом совокуплялся с ней.






Глава 6. Встреча.



Гуэрмо и Анна-Мария наслаждались тихим отдыхом на морском берегу. Оставив Александра в Лондоне, они решили на несколько дней уехать к морю. Ничего никому, не сказав о своем маленьком путешествии двое влюбленных, весело проводили время вдали от густонаселенного мегаполиса. Там их и застал Синий Король, внезапно появившийся из тумана. Переход через Хаос сильно изменил некогда мирного Синего Короля. Что-то изменилось внутри его сущности, теперь он был совершенно другим. Синий свет изменил свой качественный спектр, заодно изменив и его носителя.
Еще не до конца осознав, что с ним произошло, Синий Король чуть не столкнулся с Гуэрмо, идущим куда-то по берегу. Скорее подсознательно, чем полностью понимая, что он делает Синий Король, обратился к первому встречному, коим оказался Гуэрмо.
- Извините, я себя не очень хорошо чувствую, не подскажете, где это я оказался?
- На побережье Северного моря мистер, - ответил Гуэрмо, оглядывая причудливо одетого незнакомца с безумным взглядом.
- Великобритания?
- Точно.
- А до Лондона далеко?
- Несколько миль.
- Понимаю, что я кажусь Вам немного странным, дело в том, что я страдаю редкой формой амнезии, и вчера у меня как раз случился очередной приступ болезни.
- Я чем-то могу Вам помочь?
- Мне неловко Вас просить об этом, но не могли бы вы подбросить меня до Лондона?
- Я спрошу у подруги, в принципе мы собирались завтра возвращаться в город, и если Вы не спешите, то можете поехать с нами.
- О, это было бы великолепно.
- В таком случае, прошу Вас разделить наш кров.
- Вы так любезны, и мне право неловко пользоваться Вашей гостеприимностью, но в сложившейся ситуации, боюсь мне просто некуда деваться, - произнес Синий Король и последовал за Гуэрмо к их с Анной-Марией фургончику.
Анна-Мария была несколько удивлена, когда Гуэрмо вернулся с прогулки в компании пожилого господина в синем кафтане, старомодных брюках и причудливых туфлях. Больше всего незнакомец напоминал профессора из старинных комедий.
- Добрый день мэм, - промолвил Синий Король.
- Анна-Мария, - произнесла девушка.
- Джон Блюкинг, - ответил Синий Король, не придумав ничего лучшего, как дословно перевести на английский свое имя.
- Джон побудет с нами до завтра, а утром мы отвезем его в Лондон, - произнес Гуэрмо.
Анна-Мария ничего не ответила Гуэрмо, но едва они остались наедине, девушка высказала все, что лежало у нее на душе:
- Где ты нашел этого безумца?
- Мы встретились с ним на пляже, бедняга почти совсем ничего не соображал, - попытался оправдаться Гуэрмо.
- И тебе не показалось это странным, незнакомый мужчина подходит к тебе на берегу, и ты сразу предлагаешь ему переночевать у нас, а наутро отвезти в город.
- Ну не знаю, он не вызывал у меня подозрений, назвался профессором, и потом у него такой чудной и безобидный вид, что я просто не мог оставить его в беде.
- Смотри, как бы он сам не навлек на нас беду, не нравиться он мне.
- Да ладно тебе Анна, он поспит в гамаке на улице, а утром мы просто подбросим его в город.
- Ну, хорошо, только смотри, чтоб его ноги в фургончике не было, - ответила Анна-Мария, отчего-то сразу невзлюбившая этого странного типа.
- Не переживай, все будет хорошо, ничего не случится, - ответил Гуэрмо, и пошел к Джону сидевшему на складном стульчике ан берегу и смотревшего на холодное северное море.
Синий Король сидел и смотрел на море, размышляя над тем, что ему теперь делать. Он полностью восстановил память после перехода, и теперь решил начать свою игру. Быть простым статистом ему надоело, пора было выходить на новый уровень. И в этом ему мог помочь Гуэрмо. Дело было в том, что для полноценного существования здесь ему нужно было предоставить замену в мир Абсолюта. В отличие от Черного Короля, у которого были свои отношения с Хаосом, Синий Король не мог просто так без последствий находиться в этом мире. И решив воспользоваться ситуацией, он решил отправить вместо себя Гуэрмо, а самому остаться здесь и выяснить, зачем Черный Король так рвался наружу.

Канг-Хамар отправив Белую Королеву в Лондон, через пару дней вылетел туда же сам. Не для того чтобы проконтролировать исполнение своего поручения, а просто отдохнуть, провести пару недель в своем имении. Теперь, когда ему так легко удалось привлечь Альбеиду на свою сторону, он мог позволить себе несколько дней отдыха. Долгие прогулки хорошо восстанавливали его энергию, истощившуюся за время нахождения в чужых телах. Во время одной из таких прогулок он и наткнулся на человека в плаще, совершенно случайно оказавшегося в этих краях. Эта роковая встреча стала для Канг-Хамара последней в его очередном проявлении.

Однако, не будем забегать вперед, а вернемся на некоторое время назад, к Синему Королю, сидящему на берегу.
- Ну как дела? – спросил Гуэрмо, подходя к Синему Королю.
- Да вот потихоньку прихожу в себя.
- Вспомнили, как оказались здесь?
- Нет, этого не вспомнил, зато вспомнил адрес своей квартиры в Лондоне, так что как только доберемся до города, сразу Вас покину.
- Ну, это уже кое-что, думаю, скоро вам станет лучше, а пока пойдемте ужинать.
- Вы очень любезны юноша, я рад, что мне посчастливилось встретить Вас.
Проследовав за Гуэрмо к фургончику, они сытно поужинали жареными сосисками, запивая все это пивом. Так хорошо Синему Королю еще не было никогда. Он сидел в кресле и попивая виски покуривал сигару. Закончив ужин, Гуэрмо с Анной-Марией пошли в фургон, а Синий Король, удобно расположился в гамаке. Однако спать он не собирался. Когда наступила ночь, и все уснули, Синий Король вытащил тонкий кинжал, спрятанный в одежде, и тихо приоткрыв дверь, юркнул внутрь. Был только один способ произвести замену, убить людей приютивших его, чтобы самому остаться здесь навсегда. Гуэрмо мирно спал, на небольшом диванчике, Анна-Мария спала рядом. Немного подумав, Синий Король первым решил убить Гуэрмо. Крепко сжав кинжал в правой руке, он поднес лезвие к горлу спящего Гуэрмо, и тут Анна-Мария открыла глаза. Синий Король еще никогда не видел таких необычных глаз. Он готов был поклясться, что внутри них зияет бездна. Почти машинально, он воткнул кинжал в горло спящего мужчины, и Гуэрмо начал исчезать, перемещаясь в мир Абсолюта. В этот самый момент Анна-Мария внезапно изменила свой облик, и Синий Король понял что проиграл. Перед ним стояла Черная Королева.
- Доброй ночи Синий Король, ты опять ошибся с выбором стороны, - произнесла она, и почти одновременно тонкое черное острее вонзилось в сердце злоумышленника.
Синий Король исчез, даже не успев, как следует насладиться своей свободой, в очередной раз, проиграв свою битву.
Закутавшись в темный плащ, Альвиила не спеша пошла в сторону города, больше скрываться за личиной Анны-Марии смысла не было, все действующие герои уже были здесь. Оставалось уладить лишь одну небольшую проблему, чем она и собиралась заняться в самое ближайшее время.

Канг-Хамар сразу понял кто перед ним. Надо сказать, что он ждал этой встречи, хотя и не предполагал, что она произойдет так скоро.
- Принцесса что-то Вы рановато.
- Королева, волшебник, уже королева.
- Давно ли ты занимал пост придворного волшебника при дворе первого Императора Канг-Хамар, и вот о чего докатился.
- Ты неплохо проинформирована Черная Королева, уже не знаю, откуда тебе это стало известно, но сейчас это уже не имеет значения. Что было, то было.
- А смерть брата Императора, чье место ты занял, тоже можно забыть. Не знаю, как тебе удалось подменить сущность Абсолюта в его Центре, но не думаю, что это понравится тем, кого ты используешь сейчас в своих целях.
- Эта тайна умрет здесь и сейчас Альвиила дочь хаоса, - произнес Канг-Хамар и нехотя начал принимать свой истинный облик.
Альвиила сбросила плащ и тоже приготовилась к изменению. Ей не нравилось использовать форму хаоса, которую она приобрела не так давно, в отличие от Канг-Хамара, но иначе победить старого волшебника было невозможно. Через несколько минут на пустыре, вблизи леса стояли два невиданных существа из другого мира, и готовились к схватке. Облик Канг-Хамара был несколько больше, чем тот в который перевоплотилась Альвиила, но ее козырем была скорость, а не мощь. Присев на задние лапы, она резко выпрямилась со всей силы, нанесла удар в правый бок гиганта, тот содрогнулся, но выстоял. В свою очередь, взмахнув правой лапой, гигант попытался схватить противника, но Альвиила успела увернуться, и оказавшись за спиной Канг-Хамара вонзила острые когти в незащищенное панцирем место. Монстр взвыл от адской боли, и развернувшись не глядя ударил лапой на удачу. Удар пришелся прямо в голову. Альвииле показалось, что мир меркнет перед ее глазами, но перевернувшись, она успела откатиться в сторону, когда Канг-Хамар уже полностью развернулся. Справиться с волшебником было не так просто, и Альвиила уже начинала жалеть, что ввязалась в эту битву. Воспользовавшись паузой, Альвиила перевела дух, и перегруппировалась. Теперь ее атаки стали аккуратней, и точней. Однако и Канг-Хамар стал агрессивней. Два чудовища продолжали свою битву. Рана, полученная Альвиилой во время удачной атаки Канг-Хамара сильно кровоточила и она стала быстро терять силу, кроме того еще не окончательно оправившись от удара в голову, она несколько потеряла скорость. Но и волшебник уже начал сильно прихрамывать на левую лапу, несколько снизив скорость. Решив воспользоваться этой слабостью, Альвиила рассчитала свою последнюю атаку. Сил оставалось лишь на нее одну, и Черная Королева решила закончить поединок одним ударом. Рассчитав момент, когда Канг-Хамар в очередной раз повернулся к ней боком, Альвиила подпрыгнула ему, и вонзилась когтями и зубами в горло монстра, слишком низко оказавшееся от земли. Чудовище захрипело и повалилось на бок. Оставалось лишь добить поверженного монстра, но тут произошло нечто необычное. Канг-Хамар начал внезапно снова обретать свой человеческий облик, тоже самое происходило и с Альвиилой, но помимо ее воли.
- Я покидаю этот мир Королева, но это еще не конец, - прохрипел Канг-Хамар, и схватив Альвиилу за шею, начал исчезать, увлекая ее за собой в пучину Непроявленного хаоса.
- Нет! – закричала Альвиила.
- Только не туда!
Но было поздно, черная бездна засосала Альвиилу, унося ее в глубины хаоса, откуда ей с таким трудом удалось выбраться.



Глава 7. Навстречу тьме.



Богиня! Богиня! - кричали изумленные члены ордена, поднимая вверх руки, пока Александр соображал, что происходит.
Может, слезете с меня любезнейший, - произнесла Амайрида, высвобождаясь из жарких объятий Александра.
- Кто Вы и как оказались здесь?
- Хороший вопрос, но думаю сейчас не самое лучшее время для ответа на него. Еще немного и эта обезумевшая толпа растерзает нас.
Вокруг, тем временем, действительно творилось что-то несусветное. Опьянев от какой-то всеобщей радости, члены ордена начали срывать с себя одежды и совокупляться друг с другом. Обряд выродился в какую-то непристойнейшую оргию. На Александра и его спутницу, набросившую на себя какое-то покрывало никто не обращал внимание. Воспользовавшись суматохой двое спутников начали пробираться к выходу. Когда до дверей оставалось совсем немного, Александр заметил главного распорядителя, без сознания, лежавшего на полу. Подойдя к нему, он снял с его шеи амулет, и схватив Амайриду за руку, выбежал с ней из залы. Вторая часть Символа теперь была у него, и он чувствовал силу, пульсирующую в амулете. Теперь он был готов к настоящей борьбе, которая только начиналась.

Черный Король помог Аллаиде подняться, та была почти без сил, после сложной схватки изрядно измотавшей ее.
- А ты как нельзя, кстати, братец, - произнесла Красная Королева.
- Всегда готов помочь своей любимой сестренке, - ответил Черный Король, лукаво улыбаясь.
- С каких это пор я стала твоей любимой сестренкой?
- С тех пор, как создала свою новую Империю.
- Это дела давно минувших дней.
- Что верно, то верно. А что же сейчас у нас на повестке дня?
- Символ традиции.
- Значит, эти воины как-то связаны с твоими поисками?
- Послушай братец, давай сначала поскорее выберемся отсюда, а уж потом я охотно отвечу на все твои вопросы, поскольку учитывая, как складывается ситуация, союзник мне понадобится.
Черный Король не имел ничего против того, чтобы перенести разговор в более благоприятную обстановку, и уже через несколько минут с виду совершенно обычные мужчина и женщина вышли из дверей старинного здания в центре Лондона и растворились в миллионном городе.

Каасур почувствовал, что с Канг-Хамаром что-то произошло. Он не мог знать, что потерпев поражение в схватке с Альвиилой, волшебник воспользовался последним оставшимся средством, и увлек Черную Королеву в Хаос. Однако то, что теперь в этом мире Канг-Хамара больше нет, он ощутил явно, как и то, что вторая часть Символа теперь у Александра. Части расползались как тараканы, и с этим нужно было что-то делать. Выход был только один, пора было все брать в свои руки. Завернувшись в плащ, Каасур закрыл глаза, и мысленно представив себе местонахождение Белой Королевы, совершил плавный переход.

Выбравшись из пригорода, Александр и Амайрида, нашли небольшое неприметное кафе на окраине Лондона, и усевшись за дальний столик, принялись пить горячий кофе. Несмотря на их, мягко говоря, нестандартный вид, посетители не обращали на них никакого внимания, считая видимо молодой парочкой влюбленных, вырвавшихся из кровати в ближайшее кафе, чтобы немного передохнуть от любовных утех.
- Ну, теперь, я жду от тебя полного рассказа, - произнесла Желтая Королева, немного продрогшая от холодного ветра, бушующего на улицах Лондона.
- Это довольно длинная история, - произнес Александр, но если у тебя есть желание, я расскажу тебе ее.
- Я вся внимание, - ответила Амайрида.
Вытащив амулет, Александр, положил его на стол, и принялся рассказывать свою историю Желтой Королеве, а амулет лишь загадочно сиял, словно подтверждая правдивость истории.
Когда он закончил, на улице уже стемнело. Нужно было решать куда идти, в квартиру Александра возвращаться было глупо. Члены ордена наверняка будут в первую очередь искать его там. Вообще лучше всего было бы как можно скорее покинуть город, но без своих друзей Александр этого сделать не мог. Расплатившись за кофе, какой-то мелочью, Александр и Желтая Королева вышли их кафе, и направились навстречу тьме.

Белая Королева была зла и разочарована, вторая часть Символа уплывала у нее из рук. Канг-Хамар направил ее по ложному следу, и теперь ей приходилось импровизировать, чтобы найти хоть какую-то зацепку. Она как раз раздумывала над тем, что же ей делать, как вдруг прямо перед ней появился Каасур.
- Альбеида, как же тебя угораздило ввязаться в эту авантюру?
- Судя по способу перемещения, Вам это известно ничуть не хуже меня.
- Каюсь, каюсь, возможно, я отчасти и виноват в исчезновении твоей дочери, но сейчас у нас с тобой общие цели.
- Что-то ты поешь, как Канг-Хамар.
- Канг-Хамара больше нет, он все провалил, и теперь нам двоим, придется исправлять все ошибки.
- Ты думаю, уже знаешь, что две части Символа нашли своих хозяев.
- Уже две?
- Да, одной завладела Красная Королева. Да, да, твоя любимая сестрица, поэтому можешь даже не надеяться, что тебе удалось ее победить. В то время как вторая часть сейчас находиться у Александра. Нам с тобой надо как можно скорее найти последнюю третью часть, только так мы сможем восстановить хоть какой-то паритет.
- Что стоит за всем этим, я должна знать? - произнесла Белая Королева, которой уже надоело быть слепой пешкой в чужой игре.
- Справедливый вопрос, - ответил Каасур.
- Ты имеешь право знать все. Вот, что мне известно. Почти перед самым крахом Второй Империи, той, что была создана Красной Королевой, путем Полного поворота цикла, твоей дочери Альвииле каким-то образом удалось совершить невозможное. Уж не знаю, помогла ли ей ее связь с Хаосом, или это просто было удачное стечение обстоятельств, но она проникла в самые глубины Непроявленного Хаоса, избежав, таким образом, завершения проявления. Вспомни, ведь только ее не было в ловушке Абсолюта. Она смело устремилась навстречу тьме. Тьме абсолютной или вернее непроявленной. Что с ней было дальше, можно только догадываться. Но в результате ее сущность каким-то образом была разделена на три части: Собственно Альвиилу, Черную Королеву и Царицу. Все три сущности стремились овладеть неким неизвестным объектом, который мы называем Символ традиции. Лишь проведя инициацию с использованием этого артефакта, можно был вновь объединить сущность Альвиилы. Причем та часть, что завладеет Символом и станет главенствующей в личности. Я служу той части, что зовет себя Царицей, это она рассказала мне все это.
- Но почему я должна помогать тебе, а не той сущности, что носит имя моей дочери? – спросила окончательно запутавшаяся Белая Королева.
- Я ждал этого вопроса. Что ж, я не буду тебе угрожать как Канг-Хамар, скажу лишь, что той Альвиилы, что ты знала когда-то, уже нет. Все три сущности преследуют свои цели, причем далеко не самые благородные. Я могу лишь обещать, что если победит Царица старая Империя будет восстановлена и мир с хаосом воцарится на долгие годы.
- Слишком заманчивые перспективы, чтобы оказаться правдой. А что же другие?
- Насколько мне известно, Черная Королева планирует навсегда утвердить власть Хаоса, и похоронить Империю, как страшный сон.
- А Альвиила?
- Ее идея самая утопическая. Она планирует возродить Черную Империю. Скажу от себя, что это практически невозможно. В свое время Красной Королеве удалось почти невозможное, но то, что собирается сделать твоя дочь, выглядит просто фантастическим. При этом вспомни, чем обернулось для всех нас возрождение Империи Красной Королевы. Если Альвииле удастся задуманное, последствия буду намного хуже.
- Возможно, ты и прав, - произнесла Белая Королева, вспоминая, чем закончился эксперимент Аллаиды.
- Но какие у меня гарантии, что вы с Царицей не ведете свою игру. Могу ли я верить вашим обещаниям.
- Ты же знаешь мою историю Альбеида, кому, как ни мне, ратовать за возрождение старой Империи. Тем более, что не буду скрывать у меня в этом есть свои интересы.
- Неужели ты хочешь занять место Императора? – догадалась Белая Королева.
- Да, к чему скрывать, я всегда был достоин этого, но со мной обошлись несправедливо, и вот теперь у меня появился шанс.
- Да, выбор у меня не велик, либо забвение в Хаосе, либо авантюра дочурки с неизвестными последствиями, либо стабильность во главе с тобой.
- Ну, так, что ты выбираешь?
- Похоже, выбора у меня, по сути, и нет, я выбираю стабильность, каким бы странным не казался мой выбор.
- Отлично, тогда начнем поиски моя Королева, - произнес Каасур и услужливо протянул руку Белой Королеве.



Глава 8. «Цепь Мириам».


Аллаида неспеша, прошла в купе, следом за Черным Королем. Больше в Великобритании делать было нечего, и они направлялись на континент, чтобы завершить поиски последней третьей части Символа. О том, что вторая часть нашлась Аллаида, почувствовала по пульсации своего перстня. В Европе им предстояло найти затерявшийся след некогда существовавшей тайной организации носившей название «Цепь Мириам». На эту организацию Красная Королева наткнулась в Праге, когда искала Ключ Джона Ди. Инициатические общество, передававшее традиционное знание от одного избранного адепта к другому путем особого обряда инициации, использующего кровь. Информации было мало, по слухам во время второй мировой войны все члены общества были уничтожены нацистами, как представляющие угрозу для тысячелетнего рейха. Одним из ярких представителей этой организации был Густав Майринк, но в его романах было больше загадок, чем ответов. Открыв томик «Голема» Аллаида погрузилась в чтение.
Через несколько часов поезд прибыл в Париж, можно было бы подумать, что Аллаида с Черным Королем направятся в Прагу по следу Джулиано Креммерца, но это было не так. Добравшись до Парижа скоростным экспрессом, пролетевшим под Ла-Маншем на бешеной скорости, компаньоны пересели на простой несколько старомодный поезд до Берлина. Именно там, по данным Аллаиды терялись следы общества, полностью прекратившего свое существование после второй мировой войны. Вторая часть путешествия продлилась гораздо дольше, чем первая, это позволило Аллаиде дочитать роман, прославивший знаменитого писателя.

В то время, как Аллаида перелистывала страницы романа Майринка, наслаждаясь его произведением под стук берлинского экспресса, Александр и Желтая Королева, качались на волнах, переплывая Ла-Манш, на стареньком пароме. Амайриде удалось пробраться в квартиру Александра и собрать немного денег. Их должно было хватить на то, чтобы выбраться из Лондона, но не более.
Паром медленно плыл в сторону Франции, Александр стоял на борту и смотря на волны, теребил амулет. Что-то подсказывало ему, что третья часть амулета находится где-то в Европе. Но где, он не знал, не было даже никаких мыслей. Амайрида давно ушла в каюту, передохнуть после передряг последних дней. Александр уже собирался присоединиться к ней, как вдруг его разум затуманился, и необычное видение нахлынуло на него.

Старик в черной рясе, необычном головном уборе, и странным браслетом на левой руке, внимательно посмотрел в глаза Александра и произнес:
- Ты, один из тех, кто ищет, то, что было утрачено. И у тебя уже есть одна часть, но чтобы получить, то, что я скрывал столько лет, тебе придется выполнить мое поручение.
- И тебя не интересуют мои цели?
- Мне все равно. Мне все равно, что Вы будете делать с Символом. Гораздо важнее сейчас для меня это провести возрождение традиционного знания, утраченного во время войны.
- Вы думаете, что это была война за территорию? Глупцы! Одержимый древними нордическими силами Гитлер уничтожил остатки традиционного Европы, после чего сам был уничтожен коммунистами, полностью искоренившими все. Это был финальный удар сил, очищавших путь тому хаосу, что твориться сейчас. В этом водовороте пострадало и то знание, которое члены нашего ордена из года в год передавали друг другу, словно звенья одной цепи.
- Восстанови то, что было утрачено, я укажу тебе путь к последней части Символа.
- Ну что, ты принимаешь мое предложение?
- Да, - произнес Александр.
- Куда мне следует направиться?
- На мою Родину в Италию. Отправляйся в небольшой приморский городок Мирена, там я подскажу, что делать дальше.
После этих слов туман рассеялся, и Александр встряхнув головой отогнал от себя последние остатки тумана, и постояв еще пару минут, направился в каюту к Амайриде, теперь он знал, что делать дальше.

Каасур просматривал третью полку в городском архиве Праги, в то время, как Альбеида занималась расспросом хранителей городского музея. Пока их поиски ни к чему не привели. Никаких данных об организации носившей имя «Цепь Мириам» не было. Закончив поиск, Альбеида и Каасур встретились в небольшом кафе, чтобы решить, что им делать дальше.
- Видимо я в чем-то ошибся, - произнес Каасур.
- Но ведь должно же быть хоть что-то. Эта организация существовала, существовала реально, и именно в этом городе. Но после 1945 года, ее след как в воду канул. Не осталось ничего, ни документов, ни людей, ни свидетельств. Как будто кто-то тщательно стер всю информацию о ней. Архив пуст, весь день я тщетно пролистывал все хронологии, статьи заметки и ничего.
- У меня тоже полное фиаско, из старожилов никто слыхом не слыхивал о «Цепи Мириам». Майринка помнят, Кафку помнят, а такую организацию нет.
- Это, как раз, не удивительно, учитывая тайный характер общества, но ведь хоть что-то же должно было быть.
- Может быть, мы не там ищем, - задумчиво произнесла Альбеида.
- В смысле?
- Что мы знаем об этом обществе: Что оно существовало до середины двадцатого века в восточной Европе, что предположительно его основателем был некто Джулиано Креммерц. Имя конечно инициатическое, но чем мы можем судить точно, так это о том, что он был итальянцем.
- А ведь ты права, черт возьми!
- Конечно, мы ищем не там, здесь давно уже нет ничего кроме пива и колбасы.
- Завтра же отправляемся в Италию, начнем с Рима, а там посмотрим, - торжественно завершил Каасур и заказал себе большую кружку пива.
После столь трудного дня, он мог себе это позволить.

Примерно в это же время, в нескольких километрах от Праги, в старом полуразрушенном замке, куда не возили туристов, и редко заглядывали местные жители, в восточной башне зажегся тусклый свет. Джакомо Апертурио готовился провести обряд передачи. Перед ним на коленях стоял мужчина средних лет в темной рясе с подстриженной головой. Порыв ветра отклонил на мгновение свет лампы, и озарил лицо неофита. В мужчине можно было узнать Императора, еще недавно разделявшего мир-ловушку со своими братьями и сестрами, но освободившийся из нее, одним из последних. Таким образом, новое проявление всех членов семьи Абсолюта было завершено. Три сестры и три брата выбрались из ловушки, правда, в разное время и разными способами.
- Готов ли ты получить, то, что передавалось веками от одного брата к другому?
- Да, мессир.
- Не забоишься ли ты тех сил, с которыми тебе предстоит столкнуться?
- Нет, мессир.
- Готов ли ты принять наше знание?
- Готов.
- Силой тайного знания, я передаю тебе, часть того, что переходило от отца к сыну.
В этот момент где-то за окном завыла сирена полицейской машины. Посвященный назвавшийся Джакомо Апертурио, сразу как-то сник, скинул с себя балахон, под которым оказалась вполне современная одежда, и пробормотав что-то нечленораздельное бросился бежать. Император понял, что его обманули, он оказался жертвой простого мошенника, сбежавшего при первых звуках сирены. Как он мог так довериться первому встречному. Конечно, ему показалось странным, что первый чех, к которому он обратился, сразу сообщил ему по секрету, что знаком, с последним посвященным в «Цепь Мириам». И за небольшую плату тот готов принять его в общество, которое находиться на грани вымирания, и поэтому нуждается в новых людях. Император поначалу обрадовался, решив, что ему крупно повезло. И лишь сейчас он понял, как его жестоко обманули. Покинув развалины, он укрылся в стогу сена, и принялся размышлять.
После исчезновения почти всех из мира-ловушки, Император, наконец, задумался о том, что происходит вокруг. Люди исчезали один за другим, в конце концов, осталось лишь двое: он и Хаорунг. Прихватив бутылку выдержанного виски, Император постучался в дом Хаорунга. После второго удара дверь открылась сама. В холле горел свет, но складывалось впечатление, что дом пуст. Пройдя внутрь, Император, прошел холл, и свернув направо, поднялся по лестнице наверх. Первое что он увидел, поднявшись наверх было бездыханное тело Хаорунга, лежащее на полу верхней комнаты, служившей по видимому кабинетом ее хозяину. Осмотрев труп, Император убедился, что Хаорунг мертв уже пару часов как минимум. Внимание Императора привлек предмет, зажатый в правой руке бывшего правителя хаоса, закончившего свои дни в ловушке Абсолюта. С виду предмет напоминал небольшую стеллу, покрытую письменами, но вытащив ее из рук Хаорунга, Император понял, что этот предмет имеет не просто символическое значение. Стелла разделалась на три части, каждая из которых вращалась вокруг своей оси, при этом знаки, изображенные на наружных гранях стелы, складывались определенным образом. Скорее по привычке все доводить до конца, чем подозревая что-то Император, осмотрел кабинет, и заметил на столе надписанное письмо. Положив стеллу рядом с письмом на стол, Император налил себе виски и принялся читать:

«То, что происходит, в последнее время, вокруг имеет под собой гораздо более глубокие причины, чем могло показаться вначале. Император ничего не видит, или не хочет видеть, но уже после исчезновения Белой Королевы, я начал тайно проводить свое собственное расследование. Мои изыскания привели меня в лабораторию Черного Короля, где я нашел один любопытный предмет, с которым мне еще предстоит разобраться. К сожалению, Черный Король пропал, прежде чем я успел у него все узнать. Если так пойдет дальше то, в этом мире останусь лишь я один. Каким-то образом неведомая мне сила вырывает все участников новых событий из этого мира. С каждым днем у меня складывается впечатление, что я не вхожу в круг приглашенных на новый банкет силы. Но я чувствую, что эта находка сможет изменить все. Сегодня я попробую кое-что. Стелла, которую я нашел, представляет собой аппарат для перемещения материи сквозь пространство и время. Судя по всему, Черный Король не подозревал о ее существовании, иначе не стал бы строить свой громоздкий и маломощный прибор. При правильном совмещении трех граней, открывается портал, через который можно спокойно покинуть этот мир, вот только нужная комбинация мне, к сожалению неизвестна. Как бы там ни было, ждать больше не имеет, смыла, пожалуй, я рискну. Так как терять мне больше нечего. И еще одно прежде чем я начну. Что пройти через портал нужно знать конечную точку. Судя по тем данным, что мне удалось собрать, перемещаться нужно в Прагу. Это как-то связано с «Цепью Мириам». Не знаю, что это такое, но накануне мне приснился любопытный сон. Какой-то мужчина просил меня помочь ему восстановить утраченное знание. В обмен он обещал вернуть меня в мой мир. Он представился магистром общества под названием «Цепь Мириам». Думаю, что мне следует начать с поиска этой организации».

На этом письмо заканчивалось. Взглянув еще раз на стеллу, Император вдруг понял, в чем была ошибка Хаорунга. Грани были совмещены неправильно. Он вдруг понял, в чем была ошибка. Встав из-за стола, Император взял стеллу в руки, и поверну несколько раз две нижние грани, переместился в Прагу.



Глава 9. В Италию.

Гудок поезда, прибывшего в Берлин, разбудил Аллаиду, задремавшую над прочитанным романом. Черный Король уже собрал их небольшой скарб и готовился к выходу.
Берлин большой город, и чтобы найти в нем нужного человека может понадобиться не один день, или даже месяц, но Аллаида располагала тем, чего не было у большинства простых людей. Нет, это был не артефакт в виде перстня, как можно было бы подумать. Она обладала гораздо более ценным даром, - интуицией.

Именно интуиция подсказала ей, прямиком с вокзала отправиться в центральный исторический музей города, но не затем, чтобы осмотреть его экспонаты, а для того чтобы найти нужного ей человека. Как она знала, что он должен быть там? Да никак, она не знала, скорее, чувствовала, что он должен быть там. И интуиция ее не обманула. Нужного ей человека звали Ганс Краузе. Уже почти сорок лет он работал смотрителем историческим музея. За годы службы Ганс повидал многое, но такую странную парочку, что заглянула к нему в это утро, видел впервые. Необычно и несколько старомодно одетые мужчина и женщина с немного безумным видом, постучали в дверь его флигеля, примыкавшего к главному корпусу музея. Как они проникли на закрытую территорию музея до открытия, Ганс решил благоразумно не интересоваться. Жизнь приучила его к тому, что нередко лишние вопросы могут дорого обойтись вопрошающему.
- Доброе утро, - первым произнес мужчина, обращаясь к Гансу.
- Вы не против, если мы зададим Вам пару вопросов?
- Вопрос вопросу рознь, на некоторые ответить ничего не стоит, а за ответы на другие можно и головой поплатиться.
- Не стоит нас опасаться, мы не из тех, кто понапрасну тревожит прошлое. Нас интересует информация о неком обществе под названием «Цепь Мириам». Его след обрывается после войны, и мы полагаем, что ответ может быть где-то в Берлине.
- Берлин большой город, - резонно ответил Ганс.
- Бесспорно, но мы думаем, что именно вы тот самый человек, что может нам помочь, - вмешалась в разговор Аллаида, снимая перчатку с правой руки и обнажая перстень.
Увидев артефакт, Ганс изменился в лице, и несколько запинаясь, произнес:
- Я ждал Вас. Ждал все эти годы, мне сказали, что когда-то это произойдет, но время шло, и я потерял всякую надежду. И вот теперь приходите Вы, и я, наконец, могу исполнить свой долг. Следуйте за мной.
После этих слов Ганс, вышел из флигеля, и, прихватив с собой связку ключей, направился к задней стене главного здания.
Возле старой кирпичной стены, старого здания, помнившего еще Вильгельма, находилась потайная дверь, ведущая в небольшое помещение, служившее то ли кладовкой, то ли чуланом для прислуги. Открыв дверь старинным ключом, Ганс прошел внутрь, приглашая своих гостей последовать за ним. Внутри помещения было темно и пыльно. Зажгя небольшую масленую лампу, Ганс отбросил в сторону груду старого тряпья, и немного повозившись с крышкой старого сундуку, извлек из его внутренности небольшую шкатулку.
- Вот, - произнес он.
- Это то, что я должен Вам передать. А теперь уходите. Я выполнил свой долг, теперь я свободен.
Черный Король и Аллаида не стали настаивать на обратном, и оставив старика внутри пыльного чулана, отправились прочь. Главное было сделано, документы общества были у них, и теперь оставалось лишь найти третью часть символа.

Небольшой курортный городок Мирена, расположившийся среди пиренейских гор, не привлекал к себе такую массу туристов, как его более именитые собратья. Но в отличие от их постоянной суеты, мог предложить немногочисленным туристам уют и покой, что так ценили пары преклонного возраста. Ничто не предвещало катастрофы, до того момента пока в город не прибыли Александр и Желтая Королева.
Прибыв на небольшой вокзал Мирены, Александр отправился к таксистам, и узнав, где располагается недорогой отель, помог Амайриде сесть в машину. Надо сказать, что после своего видения, он стал как-то иначе относиться к Желтой Королеве.
Прибыв в гостиницу, двое путешественников приняли душ, и легли отдохнуть. Едва закрыв глаза, Александр снова увидел старика. Решив не тревожить Амайриду, отдыхающую в смежном номере, он решил сам дождаться окончания видения.
- Ты прибыл в нужное место, теперь внимательно слушай мои инструкции: Первым делом найди дом часовщика, ты легко его отыщешь, это самый старый дом в городе. Туда часто водят туристов, так что никакого подозрения это не вызовет. Тебе нужно отстать от туристической группы, и незаметно пробраться в заднюю часть дома, там будет лестница, ведущая в подвал. Спустившись вниз, ты найдешь в правом углу подвала деревянную дверь. Она ведет в мою лабораторию. Пройдя по подземному коридору, ты попадешь в первый зал лаборатории, там, на столе будет стоять небольшая шкатулка, забери ее и возвращайся в гостиницу. Когда она будет у тебя, я сообщу что делать дальше. Да, кстати, выйти из лаборатории можно другим путем. В южном углу буде вход во второй зал, а оттуда есть лестница ведущая наружу.
- Все, мои силы на исходе, раствора хватит еще на одно видение, так что будь внимательней.
После этого старик исчез, а Александр открыл глаза, и попытался систематизировать, все, что он только что увидел.
Приведя мысли в порядок, Александр спустился в холл, решив не тревожить Амайриду, и поймав такси, отправился к дому часовщика.

Вечный город встретил Альбеиду и Каасура ярким солнцем и толпой туристов. Быстро перекусив в каком-то привокзальном кафе, компаньоны пришли к выводу, что совершенно не знают, что им дальше делать.
- И зачем мы тащились сюда через всю Европу? – произнесла Альбеида, потягивая мартини.
- Мне, конечно, нравиться тратить твои деньги, кстати, откуда они у тебя?
- Сейчас нужно думать не об этом, источник моего дохода имеет метафизические корни, так что не советую распространяться об этом.
- Ну ладно, ладно, и что теперь?
- Подождем, совсем скоро должна произойти цепь событий, которая приведет нас к нужному человеку.
- Откуда ты это знаешь?
- Учись обращать внимание на те вещи, которые в обычной жизни никто не замечает.
- Ты о чем?
- Вот смотри, видишь, идет официант, казалось бы, ничего не обычного, но смотри внимательно, через три секунды солнечный луч упадет на чайную ложечку и отразившись ослепит на одно мгновение мужчину на соседним столиком. Из-за этого он примет лишнюю дозу лекарства, что отразиться на его самочувствии и примерно через три часа, ему станет плохо на своем рабочем месте, в результате чего, он пропустит контроль на конвейере, и часть товара уйдет не учтенным. Через три дня один из таких товаров попадет в магазин, и его купит жена того самого официанта. Придет домой он включит прибор в розетку, но из-за брака цепь проводки внутри прибора замкнется и произойдет короткое замыкание, в результате которого отец девушки, подключенный к аппарату искусственного дыхания умрет, а девушка получит большое наследство, о котором не подозревала. В результате она бросит своего мужа неудачника и уедет в Америку, где промотав все состояние, закончит свои дни в борделе.
- Вот как-то так это и работает.
- Невероятно, но признайся, ты все это выдумал.
- Может да, может, нет, но сейчас это не имеет значения, то чего мы ждали вот, вот начнется, - произнес Каасур и указал Альбеиде на невысокого мужчину только что присевшего за дальний столик.
- Вот тот человек, который запустит нужную нам цепь событий.
Мужчина, на которого указал Каасур, заказал чашку кофе, и, раскрыв свежий номер «Пари матч», принялся внимательно изучать колонку спортивных новостей. Примерно через десять минут, он допил кофе, сложил газету и уже собирался уходить, когда его взгляд упал на небольшую сумочку забытую дамой сидевшей за соседним столиком. Встав, он взял сумочку и уже собирался направится к выходу, как вдруг в кафе вбежала та самая дама, видимо вспомнив, про сумочку. Увидев сумочку в руках незнакомого мужчины, она с испугу закричала на незнакомом языке, видимо пытаясь объяснить, что ее обокрали. Как раз в это время мимо кафе проходили двое полицейских, у одного из них жена была уроженкой Хорватии, и услышав знакомую речь, полицейский завернул в кафе. Увидев полицейских, мужчина бросил сумочку, и забыв свои вещи выбежал через боковой выход кафе, полицейские бросились за ним, хорватка за своей сумочкой, а Каасур и Альбеида за вещами мужчины.
Подхватив небольшой саквояж, забытый мужчиной, Каасур и Альбеида поймали машину и направились в гостиницу.

Добравшись до дома часовщика, Александр едва успел на начинавшуюся экскурсию. Смешавшись с толпой туристов, он легко проник внутрь дома. Не обращая никакого внимания на экскурсию Александр добрался до нужного места в доме, и отстав от основной группы , спустился в подвал. Деревянная дверь была на месте, открыв правую створку, Александр осторожно шагнул во тьму. Узкий коридор через некоторое время вывел его в лабораторию. В небольшом каменном помещении стоял полумрак и запустение. С трудом сориентировавшись почти в полной темноте, Александр нащупал на столе какой-то предмет, похожий на шкатулку, и подняв его, начал искать выход. Но выхода не было. Тот тоннель, через который он попал в лабораторию, закрылся, едва он вышел из него. Сработал какой-то хитроумный механизм, и теперь он был в ловушке. Вызволить его могла только Желтая Королева, но она находилась в гостинице, и даже не подозревала об отсутствии Александра. Шторм разбивал волны о скалистый утес, на вершине которого стоял одинокий замок. Царица стояла в большой тронной зале, закутанная в нечто напоминавшее черное платье. Все шло не так, как она планировала, но Каасур не должен был подвести. Это был ее последний шанс вернуть все обратно, слишком многое было утрачено за последнее время. Время, - вот то, что раздражало Царицу больше всего. Из-за этого времени все у нее шло не так. Как было бы хорошо стереть это Время из Бытия, но сейчас она не могла этого сделать. Не могла, потому что две оставшиеся части никак не давали ей обрести всю полноту. Вернуть все на круги своя, и встать во главе Империи, - вот к чему стремилась Царица. С помощью своих помощников она восстановит прежнюю мощь Империи, и уже никто не сможет разрушить ее детище. Подняв бокал, Царица подошла к высокому стрельчатому окну, и отблеск молний отразился в ее бездонных серых глазах.










Часть 4. Три дороги семи цветов.


Глава 1. Неизвестная картина мастера.


Желтая Королева открыла глаза, и сладко потянувшись, встала с постели. Странно, что Александр меня не разбудил, - подумала она. Он давно уже должен был быть здесь. Вроде бы был какой-то план, - начала смутно припоминать Амайрида. Одевшись и приведя себя в порядок, она вышла из номера и не достучавшись до Александра, спустилась в холл. К ее удивлению портье сообщил ей, что господин из соседнего с ней номера, рано утром поймал такси и куда-то уехал. Несколько купюр весьма освежили память портье, и он вспомнил, как мужчина называл адрес известного на весь город дома часовщика. Выйдя на улицу, Амайрида поймала такси и направилась в сторону одной из достопримечательностей города.
Прибыв к месту назначения, Амайрида обнаружила, что дом-музей закрыт. Экскурсии водились только в первую половину дня. Постояв немного у парадной двери, Амайрида решила обойти дом вокруг, в надежде, что ей повезет найти черный вход. К сожалению, черного входа, в доме часовщика не оказалось, зато неподалеку от дома располагалась старая постройка, видимо служившая сараем для хранения каких-то инструментов. Дверь в сарай, имевший, несмотря на свое назначение довольно внушительный вид, была приоткрыта, и воспользовавшись моментом, Амайрида проскользнула внутрь. Среди кучи хлама и разного старья не было ничего необычного, но Амайриду почему-то тянуло сюда. Она не могла объяснить почему. Это было какое-то предчувствие, а Желтая Королева привыкла доверять своим предчувствиям. Постояв немного, она еще раз осмотрелась и заметила небольшую дверь, расположенную довольно низко для обычного шкафа. Разобрав мусор, Амайрида подобралась к низкой двери, и поднажав на нее, сдвинула последнюю с места. За дверью оказался небольшой узкий код, каменный свод которого уходил куда-то в черноту подземелья. Сама не зная зачем, Амайрида согнулась и полезла в низкий ход. Двигаться приходилось в полной темноте, что еще больше создавало ощущение какой-то сдавленности и одиночества. Казалось стены и потолок вот-вот сомкнуться, но Амайрида упорно продолжала двигаться дальше. Наконец идти стало легче, стены раздвинулись, потолок поднялся выше, и Амайрида уперлась во что-то на ощупь напоминавшее дверь. Попытавшись ее открыть, она убедилась, что с этой стороны это сделать невозможно. Видимо проход задумывался как выход из подземелья, и воспользовавшись им как входом, Амайрида оказалась в тупике, перед закрытой дверью. В отчаянии она принялась колотить деревянную дверь без особой надежды, что ее стук кто-то услышит. Какового же было ее удивление, когда из-за закрытой двери раздался голос Александра. Через несколько минут упорной борьбы деревянная дверь была сломана, и Александр обнял свою спасительницу, проникшую в лабораторию старого алхимика.
- Что ты здесь делаешь? – произнесла удивленная Амайрида, но Александр прикрыл ее рот рукой, показав на противоположный конец лаборатории, и придерживая какой-то сверток в правой руке, знаком указал на дверь, через которую только что вошла Амайрида.
- Давай скорее сюда, думаю, он уже здесь.
Времени расспрашивать Александра о том, кого он имеет в виду, не было, и Амайрида полезла обратно в каменный проход. Александр едва успел проследовать за ней, и прикрыть за собой наполовину сломанную потайную дверь.
Едва они успели спрятаться, как в лабораторию, держа в руках старомодные фонари, вошли два человека. В одном из них, Александр без труда узнал старика из своих видений.
- Он должен быть здесь, - произнес старик.
- Ты уверен, что правильно рассчитал дозу препарата Джакомо? – спросил его собеседник, ставя фонарь на стол.
- Конечно. Он должен был клюнуть на эту приманку. Я навел справки, сегодня утром он отправился к этому дому, после чего никто его в городе не видел.
- Но смотри сам мы здесь, а его нет, ты уверен, что из этого места нет другого выхода?
- Конечно, нет, это старая лаборатория Люмина, я бы знал, если бы здесь был еще одни выход.
- В таком случае, получается, что этот Александр обвел нас вокруг пальца.
- Вернемся в гостиницу, а потом решим, что делать дальше, а что насчет шкатулки, о которой ты говорил.
- Да нет здесь никакой шкатулки, это я так, наплел первое, что пришло в голову.
- И то хорошо, - произнес незнакомец, и направился к выходу, старик Джакомо последовал за ним.
Дождавшись пока шум, утих, Александр и Амайрида вылезли из своего укрытия.
- Значит, это все был обман, - произнес Александр, зажигая фонарь забытый одним из спускавшихся в подвал.
- Ты о чем? – не поняла Амайрида.
- О своих видениях. Меня кто-то хотел заманить в ловушку, чтобы завладеть частью Символа. К счастью ты успела вовремя.
- Кажется, второй мужчина говорил о какой-то шкатулке.
- Да, и она была здесь! Черт меня подери!
- Давай, скорее, откроем ее и посмотрим, что внутри.
- Может, стоит сначала выбраться отсюда, тем более, что теперь нам известен альтернативный выход из лаборатории.
- Не стоит торопиться наружу, сейчас здесь самое безопасное место в городе, ты же слышал, что у них повсюду осведомители, - произнесла Амайрида.
- Ты права, пожалуй, здесь сейчас безопаснее. Не будем больше тянуть, - произнес Александр, и поставив шкатулку на стол, рядом с фонарем, вскрыл ее попавшимся под руку складным ножом.
Внутри шкатулки лежало всего лишь одно письмо. Судя по всему, оно было весьма старинным. Бумага пожелтела от времени, но даже через много лет не утратила своей прочности.
- Видимо особая пропитка сохранила бумагу прочной, - произнес Александр, извлекая письмо на свет.
- А это что еще такое? – спросила Амайрида, указывая на сургучную печать.
- Вроде какой-то герб.
Александр поднес письмо ближе к свету, и чуть не ахнул от изумления. Перед ним без сомнения был подлинник печати Леонардо да Винчи.

Каасур долго водил Альбеиду по улицам Рима, пока окончательно не убедился, что за ними никто не следит. Поначалу он хотел просто отправиться в гостиницу прямиком из кафе. Но приоткрыв чемодан и убедившись, что то, что он искал на месте, изменил свое решение. В результате Альбеиде пришлось битый час мотаться по улицам незнакомого ей города за Каасуром. В конце концов, они оказались в холле какой-то захолустной гостиницы. Сняв номер, Каасур почти бегом поднялся наверх, и заперев дверь, открыл, наконец, чемодан, так опрометчиво забытый скрывшимся посетителем. Внутри саквояжа лежало много всякого мусора, но Каасура интересовало лишь одно письмо, бережно обернутое в шелковый платок.
Достав сверток, он аккуратно положил его на журнальный столик, и развернув шелк, вынул письмо, написанное судя по всему много лет назад, сбоку на письме красовалась печать Леонардо.

Сломав печать, Александр вскрыл письмо и прочел вслух небольшое четверостишье, написанное на латыни:

Беспечною тропой прейдя в сей грешный мир
Я оказался в сумраке безумья
Средь образов моих, набросков и картин
Одну оставил Вам я для раздумья.

- Очередная загадка, - задумчиво произнесла Желтая Королева, прекрасно понимавшая этот язык.
- Речь идет о какой-то картине Леонардо, являющейся ключом к третьей части символа.
- Смотри, а это что в углу, - произнесла Амайрида, внимательно изучая в свою очередь письмо.
- Где? – переспросил Александр, беря письмо и поднося его к лампе.
- В правом нижнем углу, - ответила Амайрида.
Взглянув на письмо внимательней, Александр увидел три небольшие буквы: u.e.t.
- Чтобы это могло значить? – произнес он.
- Мда, на инициалы не похоже, что же это такое.
- Господи! – Да я же знаю, что это! - воскликнула внезапно Желтая Королева.
- Unus ex tribus (u.e.t.)
- Одно из трех, это письмо лишь одно из трех, - догадался Александр.
- Но почему одно из, а не первое или второе.
- Видимо порядок не имеет значение, важнее полнота.
- Холизм и синкретизм, - произнесла Желтая Королева, задумавшись о чем-то своем.
- Ты это о чем?
- Неважно, сейчас гораздо важнее выяснить какую из своих работ имел в виду Леонардо.
- С его предлагаешь начать?
- С Милана. В миланской галереи искусств сейчас должна проходить выставка работ Леонардо.
Александр удивленно посмотрел на Амайриду.
- Услышала по радио сегодня утром, - ответила Желтая Королева.

Каасур смотрел на вскрытое письмо и не понимал ровным счетом ничего. Загадка, обман, сомненья, - причем здесь все это. Белая Королева взяла письмо из его рук и внимательно прочла письмо Леонардо:

Не верь глазам, что видишь, лишь обман
Оставил я загадку поколеньям.
Лишь тот способен разгадать мой план
Кто не позволит победить сомненьям.

- Это явно часть чего-то большего. Текст словно вырван из середины общего послания. Вот смотри я права, - произнесла Альбеида, указывая на крохотные буквы, расположенные в правом нижнем углу.
- s.e.t. – secundus ex tribus.
- Вот видишь второе из трех, я так и думала, это стандартное трехчастное послание, я такие встречала у Лоренууса в библиотеке. Лишь найдя все три части, мы сможем разгадать загадку Леонардо.
- Я рассчитывал на большее, - разочаровано произнес Каасур.
- Ну что ж, будем работать с тем, что есть.
После этих слов, он вышел на балкон и уставился в ночь, предавшись своим мыслям.

Черный Король и Аллаида с изумлением смотрели на открытую шкатулку, вместо документов, карт, пачек писем, внутри шкатулки переданной им хранителем музея, было всего лишь одно единственное письмо, с красной сургучной печатью, изображавшей герб одного из самых загадочных людей эпохи Возрождения.
Вскрыв письмо, Черный Король прочел вслух:

Открыв мой план, спеши скорей адепт
Лишь в полдень ты узнаешь направление
Открою в городе старинном свой секрет
Направь же к Истине свое стремленье.

- Какое-то послание, но причем тут Леонардо, старинный город и «Цепь Мириам», - произнесла Красная Королева.
- Сдается мне, мы идем не по тому пути.
- Есть у меня одна догадка, - произнес Черный Король, а потом тихо произнес задумчивым голосом: Salus nostra ultima thule.
- Что это? – спросила Аллаида.
- Скоро узнаешь, - ответил Черный Король и убрал письмо в карман пиджака.
Глава 2. Salus nostra ultima thule.

Пожилой мужчина стоял в большой зале, служившей ему кабинетом. Старинная мебель и высокие стрельчатые окна придавали кабинету вид средневековой залы, коей она, собственно говоря, и являлась. Громадный стол из мореного дуба занимал почти всю южную сторону залы. Длинный ряд кресел по обеим сторонам вытянутой части стола свидетельствовал о том, что в зале часто проводились собрания или совещания, на которых председательствовал этот мужчина. Отвернувшись от стола, мужчина обратил свой взор, на старинный символ, висевший над его креслом. Salus nostra ultima thule – гласила надпись под символом. Мужчина задумался над тем, что значат эти слова. Наше спасение в запредельной земле, - звучит как-то двусмысленно. Слишком метафизично, для нашего времени. Надо сказать, что на самом деле ни мужчина, ни та организация, которой он управлял, не имели никакого отношения ни к этой зале, ни к символу, изображавшему древний метафизический символ возрождения. Замок вместе с залой достался организации, носившей гордое имя «Содружество» после краха одного их клиента, который вынужден был пожертвовать свои имуществом, чтобы спасти свою жизнь. В последнее время дела организации шли все хуже и хуже, кризис на мировом рынке, большая конкуренция и общая коньюктура отрицательно влияли на бизнес. Сегодня вечером должно было пройти большое совещание, на котором планировалось обсудить вопросы реорганизации и дальнейшего развития организации.
Задумавшись над смыслом фразы, изображенной на символе, мужчина не заметил, как открылись две половинки дверей и в кабинет вошел незнакомец. Движения мужчины, вошедшего в кабинет, были уверенны и легки. Складывалось впечатление, что он годами отрабатывал каждое из них. Быстро преодолев расстояние отделявшее его от хозяина кабинета, он одним неуловимым движением обезоружил его, и схватив за горло, вытащил старинный кинжал древней работы.
- Истина побеждает все, но ничто не истинно, - произнес он и вонзил кинжал в горло своей жертве.
Потом незнакомец исчез также быстро и бесшумно, как и появился. Лишь трупы охранников и хозяина остались лежать безмолвными свидетелями этого визита.

Император долго блуждал по Европе, прежде чем выйти на след нужной ему организации. Наконец, через некоторое время, он напал на след «Содружества». Сервис, предлагаемый этой организацией, ему вполне подходил. После ошибки в Чехии, он аккуратней стал относиться к всякого рода подозрительным встречам. Сегодня днем ему была назначена встреча с председателем «Содружества», на которой он должен был предоставить Императору необходимую информацию. Подъезжая к замку, Император сразу почувствовал что, что-то не так. Было слишком тихо. Никто не открыл ему ворота, которые и та оказались открыты. Пройдя внутрь старинного здания, Император к своему ужасу обнаружил дом полный трупов. Сам председатель «Содружества» был убит, его труп со страшной раной в горле Император обнаружил в кабинете. На столе лежала папка, предназначавшаяся для Императора. Взяв бумаги, Император уже собирался покинуть страшный дом, как вдруг за окном завыла сирена.

Черный Король сбавил ход, указывая Аллаиде на башни замка видневшегося вдали.
- Вот конечная цель нашего путешествия, - промолвил он.
- Замок Ордена?
- А ты догадлива, - ответил Черный Король, притормаживая черную Феррари 69 года.
Зашуршав шинами, коллекционный спорткар, медленно остановился, невдалеке от дубовой аллеи, ведущей к замку.
- Что-то не так? – спросила Аллаида.
- Смотри вон на ту башню, видишь флаг ордена поднятый над ней?
- Вижу, и что это значит?
- Это сигнал тревоги, видимо в последний момент кто-то поднял его над осажденным замком.
- Осажденный замок?! Ты что! Мы не в средних веках, на дворе двадцать первый век, да и конь у тебя вроде овса не просит, - произнесла Аллаида улыбнувшись.
- Я понимаю твой сарказм, но все же, поверь мне, здесь кроется что-то опасное. Флаг не стали бы вывешивать просто так.
- Но раз уж нам все равно туда идти, предлагаю зайти не с главного входа.
- Об этом я и подумал, - ответил Черный Король, выходя из машины.
- Вон там, сбоку, кажется, есть калитка, через которую в свое время ходила прислуга, воспользуемся ей, и проникнем на территорию замка.
Убедившись, что поблизости никого нет, Черный Король и Аллаида юркнули в калитку, и еле заметной тропой начали пробираться к замку. К их удивлению вокруг замка никого не было, ни одной души. Это могло бы вызвать подозрение, если бы не свет, горевший в главной зале.
- Похоже, все обитатели замка собрались в одном месте. Ну что ж, нам придется нанести им неожиданный визит, - произнес Черный Король и открыв небольшую дверь, вошел внутрь.
Поднявшись по узкой винтовой лестнице, Черный Король и Аллаида поднялись в небольшую комнатушку, и пройдя подсобным помещением подошли к входу в главную залу.
- Ну, вот сейчас мы узнаем, кто захватил замок Ордена, - произнес Черный Король, распахивая деревянную дверь.
Яркий свет на мгновение ослепил Аллаиду, а когда она открыла глаза, то к своему удивлению обнаружила в центре залы, за большим столом Александра и Желтую Королеву, мило беседующих о чем-то отвлеченном.

Выставка поразила Александра и Амайриду своим великолепием, такого богатого собрания работ Леонардо они не ожидали увидеть. Здесь было все от набросков и чертежей, до полноразмерных макетов наиболее известных изобретений великого мастера. Но сколько не бродили они по залам, ничего похожего на то, о чем говорило таинственное послание, не нашли. Утомившись от долгой прогулки, Желтая Королева присела на небольшую скамеечку отдохнуть. Александр продолжал поиски, в надежде найти какую-нибудь зацепку. Соседом по скамеечке, на которую присела Амайрида, оказался милого вида старичок, тоже, видимо, уставший обходить выставку.
- Хороша выставка, - произнес старичок, обращаясь к Амайриде.
- Да, такого многообразия я не ожидала увидеть, - ответила Желтая Королева, чтобы поддержать разговор.
- Устроители потрудились на славу, - ответил старик.
- Жаль только что им так и не удалось достать несколько редких экземпляров из коллекции Урбино Сфорца.
- О чем Вы говорите? – спросила удивленная Амайрида.
- Я думала здесь все.
- Как, Вы не знаете этой легенды, - в свою очередь удивился старик.
- Впрочем, Вы же иностранка. Вам простительно.
- Так о чем эта легенда.
- В общих чертах, уже в довольно преклонном возрасте Леонардо вступил в некий Орден, которым в то время управлял Урбино Сфорца, и в знак благодарности и преданности Ордену подарил Урбино несколько своих картин. Среди которых наиболее таинственной считается «Символ Возрождения». Поговаривают, что никто не видел эту картину уже более двухсот лет.
- Но это все сказки, моя милая, впрочем, может Вам повезет, и кто-нибудь при вашей жизни разгадает эту загадку, возможно одну из последних загадок Великого мастера.
- Мне пора, рад был поболтать, - произнес старик и поднялся сл скамейки.
- Простите! А где проживал этот Урбино Сфорца? – спросила у уже уходящего старика Амайрида.
- Замок Сфорца Вы найдете в любом путеводителе, - ответил старик, и скрылся в толпе.
Желтая Королева пустилась на поиски Александра, жажда поскорее сообщить ему интересную новость. По пути, купив первый попавшийся путеводитель для туристов, она выяснила, что замок Сфорца находится на юге Италии, всего в нескольких километрах от Неаполя. Найдя Александра, она немедля выложила ему свою догадку, и купив билеты на скоростной экспресс, двое путешественников отправились в Неаполь. От города они взяли такси, и уже к вечеру были в окрестностях замка. Никем не замеченные они спокойно прошли внутрь, и присев передохнуть принялись мило болтать о своем путешествии, в это момент в залу и вошли те, кого они меньше всего ожидали увидеть.

Покинув Желтую Королеву, старик быстро смешался с толпой, и отойдя на достаточное расстояние, удивительным образом преобразился. Выпрямив спину, он снял парик, и стряхнув остатки грима с лица, мгновенно превратившись в мужчину средних лет, в котором легко было узнать недавнего убийцу председателя «Содружества». Набрав чей-то номер по мобильному телефону, мужчина произнес всего три слова: trappola era balzata.

Белая Королева долго думала над тем, где найти остальные части послания, то, что было у них с Каасуром ровным счетом, ни о чем не говорило. Указание на конкретную местность, скорее всего, было в одном из других писем. Нужно было с чего-то начинать, и Альбеида решила действовать. На следующее утро, она навела справки, и выяснила, что последние годы своей жизни Леонардо часто бывал на юге Италии, в одном доме, принадлежащем Урбино Сфорца. Решив начать оттуда, Белая Королева сообщила свой план Каасуру. Тот не имел ничего против того, чтобы начать поиски с этого места. Пообедав, они сели в небольшой частный самолет и направились в Неаполь.
Разузнав в аэропорту, где находится замок Сфорца, Белая Королева и Каасур направились прямиком туда.



Глава 3. Семь цветов радуги.


Войдя в зал, Аллаида и Черный Король остановились как вкопанные. Не ожидая увидеть здесь свою сестру Аллаида, тем не менее, быстро овладела собой, и сделав шаг, навстречу свету, произнесла:
- Добрый день сестрица, не ожидала тебя так скоро увидеть.
- Что ж, похоже, наши дорожки снова пересеклись в этом мире, - ответила Амайрида, сжав локоть уже привставшего Александра.
- Вижу, мы достигли нашей цели практически одновременно, - проговорила Аллаида.
- Нашей цели? Не понимаю, о чем ты говоришь? – изумилась Желтая Королева, принимая самый невинный вид.
- Как, разве ты здесь не из-за письма?
- Какого письма? Ах, ты имеешь в виду это загадочное послание средневекового мастера.
- Да, именного это письмо я и имею в виду.
- Девочки не ссорьтесь, - вмешался в разговор Черный Король.
- Разу уж мы здесь встретились, предлагаю обсудить наши дальнейшие действия.
- Вот с этого мы и начнем! – громко произнесла, входя в зал Белая Королева.
- Ну конечно, если уж что-то начинается, то обязательно должны подтянуться все, - произнесла Аллаида.
- Вот мы и снова все вместе, - произнес Каасур, входя следом за Белой Королевой.
- Как в старые добрые времена.
- Не хватает только Императора, чтобы завершить композицию.
Но как только он произнес эти слова, в углу что-то зашуршало, и из шкафа вывалился сонный Император, которого кто-то оглушил, едва он услышал звук похожий на вой сирен.
- Ну, теперь я ничему не удивляюсь, - проговорил Александр, и как раз в этот момент в зале неожиданно погас свет и чей-то голос, громко произнес:
- Господа, я собрал Вас здесь, чтобы объявить, что все вы попали в ловушку, расставленную мной. Никаких писем Леонардо никогда не писал, это было сделано мной, лишь с одной целью, чтобы собрать Вас всех здесь. Семь человек, сыгравших трагическую роль в жизни последней Империи. Я собрал Вас здесь, чтобы дать Вам возможность исправить свою ошибку. В противном случае, то, что уготовил для Вас когда-то Абсолют, покажется детской забавой, по сравнению с тем, что ждет вас в Хаосе.
Свет включился также внезапно, как и погас. Двери в залу оказались закрытыми, решетки на окнах не давали никакого шанса на побег. Так или иначе, но они оказались в ловушке, и помощи ждать было неоткуда.
- Что происходит? Где я? – произнес ничего не понимающий Император, только начинавший приходить в себя.
- Видимо там же, где и был раньше, - ответил Черный Король.
- В замке Ордена, - начал потихоньку вспоминать Император.
- Итак, мы снова собрались вместе, - произнесла Желтая Королева.
- Вернее нас собрали, - уточнила Аллаида.
- Очень похоже на то, что Абсолют снова нашел нас, - предположил Каасур.
- Вы же слышали запись, скорее за всем этим стоит кто-то из Хаоса.
- Все запутывается еще больше, если это Хаос, то можно ожидать вообще чего угодно, - предположил Александр.
- Тем не менее, нам необходимо выработать план действий, - произнес Черный Король.
- Предлагаю забыть наши разногласия, хотя бы на время, и объединиться перед лицом нового общего врага. Кто за?
- Я согласна, - ответила Красная Королева.
- Что ж, это вполне разумно, - согласилась Белая Королева.
- По крайней мере, на время, - подержала ее и третья сестра.
Все остальные тоже согласились, тем более, что у Александра, Каасура и Императора просто не было другого выхода.
Итак, семеро компаньонов, волею судеб оказавшихся в одном месте в одно время, на время позабыли все свои разногласия, и решили объединиться перед лицом таинственного врага, заманившего их в ловушку.

Мужчина, убивший председателя и заманивший в ловушку, всех проявленных членов семьи Абсолюта, плюс Александра и Каасура, остановил свою Альфа-Ромео возле старинного палаццо, времен Борджия, и выйдя из машины, отряхнул свой наряд. Балахон, в который был одет мужчина, больше всего подходил для какого-нибудь странника, времен той же эпохи, что и палаццо. Капюшон, скрывавший его лицо, придавал мужчине загадочности, а мягкие сапоги из выделанной особым способом кожи, делали его шаги практически бесшумными. Дополнял наряд длинный кинжал, висевший на поясе, вместе с элегантной кобурой, в которой лежал вполне современный пистолет.
Открыв двери палаццо, мужчина бесшумно проник внутрь, словно тень, скользнувшая от утреннего солнца. Поднявшись на второй этаж, по огромной мраморной лестнице, мужчина, тихонько отворил дверь и вошел в кабинет.
- Ваше приказание исполнено мессир, семь участников собраны вместе в замке Ордена.
- Благодарю тебя Альтаир, ты неплохо послужил Ордену, но теперь этим займутся наши люди, а твое время вышло.
Старик сделал едва заметное движение рукой, и в тот же миг, мужчина, в странном наряде стоявший перед ним упал на колени, схватившись правой рукой за шею, из которой фонтаном хлестала кровь. Пару минут и все было кончено. Старик позвонил в колокольчик и появившееся слуги, унесли тело последнего оперативника Ордена.

Через пару часов вынужденного заточения, двери главной залы открылись, и несколько человек в длинных балахонах внесли внутрь большой ящик. Пока двое мужчин в масках устанавливали ящик у дальней стены, четыре других держали всю компанию под дулами автоматов, так что нечего было и думать о побеге.
Завершив монтаж оборудования, двое мужчин вышли, и на смену им появились четыре девушки, мгновенно сервировав стол для обильной трапезы. Когда они закончили свет сам собой слегка притих, а потом, внутри ящика что- то щелкнуло, открылась крышка, и появился небольшой экран. Мужчина появившейся на экране, был довольно преклонного возраста, восточной внешности.
- Вот мы и познакомились очно, мои семеро друзей, - произнес мужчина на экране.
- Сразу хочу принести свои извинения за столь не удачное начало нашего знакомства, но цель, ради которой я Вас собрал здесь, как говориться, оправдывает любые средства.
- Ни для кого не секрет, что после разрушения Империи, миры, существовавшие вокруг нее, также претерпели изменения, не избежал этой участи и тот мир, в котором вы находитесь сейчас.
- Уж не знаю, прочему вы выбрали наш мир, для столь частых посещений, но нам жителям этого мира, это не то чтобы понравилось, мы просто вынуждены были с этим смириться. Пока Вы были сильны, мы ничего не могли поделать с этим, но сейчас настал как раз тот момент, когда мы оказались в более выгодном положении.
- Сейчас вы полностью в моей власти, ваши Центры не работают, те, две части Символа, что Вам удалось найти не стоят ничего без последней третьей части, которая была обнаружена нашим орденом, как это ни странно в этот самом доме. Вернее ее обнаружил Леонардо, но так как он тоже служил нам, то мы с легкостью расшифровали его послание, впрочем, также как и вы.
- Итак, вступление на этом считаю законченным, перейдем непосредственно к делу. Каждый из Вас обладает определенным качеством, способным послужить нашему миру. Я планирую воспользоваться этими качествами на благо нашего общества. В ящике, что вы сейчас видите перед собой, находятся семь конвертов, с вашими именами, после обеда можете вскрыть эти конверты и ознакомится с их содержимым. Призываю вас не поддаваться эмоциям при прочтении содержания конвертов, и настоятельно советую сперва отобедать, дабы не испортить себе аппетит.
- Вот собственно и все, по исполнении указанных требований, вы все можете быть свободны. Останетесь ли вы в нашем мире, или покинете его, мне все равно. И можете быть спокойны, обед не отравлен, поверьте, у меня насчет вас совсем другие планы.
После этого экран погас, и монитор втянулся обратно в чрево ящика. Внутри же небольшого углубления лежали семь конвертов, предназначенных для каждого из семи пленников.
- Ну вот, дожили, теперь нам указывает какой-то сумасшедший старик, - произнесла Желтая Королева, первой наливая себе превосходного вина в хрустальный бокал.
- Ты собираешься это есть? – с опаской произнесла Белая Королева.
- Почему бы и нет, по-моему, этот старикан ясно дал понять, что убивать нас не входит в его планы.
- И все же я тоже не уверен, что это хорошая идея, - произнес Каасур.
- Нас запросто могут опоить, или накачать наркотиками.
- Да бросьте вы, это всего лишь еда, - сказала Красная Королева и набросилась на блюда, словно не ела целую вечность.
Наблюдая за ней, все остальные потихоньку перебороли страх, и принялись за еду.
Когда с едой было покончено, Красная Королева первой подошла к сундуку, и взяла все семь конвертов.
- Если никто не возражает, я раздам наши фанты, - произнесла она, и стала разносить конверты по адресатам.
Раздав все конверты, Аллаида вернулась на свое место и вскрыла свой. Внутри лежала небольшая карточка, на которой было написано следующее:

«Принцессе утренней зари Аллаиде – Красной Королеве Абсолюта. Для обретения устойчивости нашего мира Вам надлежит вернуться в Москву в Институт истории Земли и убедить Председателя, что ему необходимо закрыть институт на неопределенное время и прекратить поиски Александра. Для осуществления сего перемещения достаточно прочесть всего лишь три слова: «Кетер-Мехер-Ран».

На этом записка заканчивалась. Но едва Аллаида прочла заключительные строки, как мир вокруг нее начал растворятся, и она с ужасом поняла, что снова совершает Переход. Это было невозможно, если бы не происходило на самом деле.

Второй открыла свое письмо Белая Королева, на такой же карточке было написано следующее послание:

«Альбеида, Белая Королева Абсолюта. Однажды ты уже нарушила закон своего мира, в результате чего появилась Альвиила твоя незаконная дочь. Теперь тебе придется еще раз нарушить правила и отправиться в Хаос на поиски своей дочери. Прочти следующие слова и твой путь начнется: «Нам-Кха-Кхтулку»

Прошептав последние три слова, Белая Королева почувствовала, как тьма засасывает ее внутрь себя. Одно мгновение и все было закончено.

Третьей настала очередь Желтой Королевы. Вскрыв свой конверт, она вынула карточку и прочла следующее:

«Желтая Королева Абсолюта, Амайрида. Твоя интуиция наверняка подскажет тебе правильный путь. Я отправляю тебя на выполнение самого важного поручения, суть которого не могу раскрыть тебе здесь, но придет время, и ты все поймешь сама. «Кхмер-Махаар-Рун»

Закончив чтение, Желтая Королева почувствовала, как растворяется в желтом свете.

В зале остались лишь четверо мужчин. Черный Король следующим открыл свой конверт. На его карточки не было никаких пожеланий или приветствий, просто три слова: «Актар-Гебар-Мулдар». Прочтя их, он мгновенно исчез. Следующим настала очередь Императора. В его карточке было написано: «Юн-Таан-Нир», он исчез также быстро, как и Черный Король.
В зале осталось всего двое, Александр потянулся к своему конверту, но Каасур жестом остановил его.
- Не спеши приятель, почему-то мне кажется, что сейчас настала моя очередь.
Александр не стал возражать, и вскрыв конверт Каасур прочел свою карточку: «Хемс-Кхнокс-Кхнус». На этот раз раздался громкий хлопок, и Александр остался совершенно один.
Вскрыв свой конверт, Александр ожидал увидеть внутри что-то необычное, но к его удивлению карточка, вложенная внутрь его конверта, оказалась пуста.



Глава 4. Путь Альбеиды.


То, что пронеслось перед глазами Альбеиды за те несколько мгновений, что она находилась внутри тьмы, не поддается никакому описанию. Она не потеряла сознание и не уснула, тьма проникла внутрь нее, а потом выбросила наружу. Самое страшное было то, что все это время она находилась в полном сознании. Путь ей предстоял длинный и нелегкий. Где-то в конце этого пути ее ждала Альвиила, унесенная в глубины Хаоса Канг-Хамаром.
Вокруг не было ничего, ну или почти ничего. Место, где оказалась Альбеида, после своего перехода поразило ее своей неустойчивостью. Нет, она не проваливалась сквозь пространство, и вокруг нее бешено не носились предметы и элементы пейзажа. Неустойчивость была иного рода. Части мира постоянно изменялись, это было, похоже, на какую-то мозаику вечно меняющихся элементов. Поначалу это могло показаться хаотичным, но присмотревшись, Альбеида убедилась, что это не так. Части сменялись, следуя определенному закону. Несомненно, он был иным, чем тот к которому привыкла Белая Королева, но он был, и это больше всего поразило Королеву Абсолюта. Из письма она поняла, что ей предстоит путешествие в хаос, и мысленно она приготовилась именно к этому. Однако то место, куда ее перенесла неведомая сила, оказалось не тем Хаосом, к которому она приготовилась. Это была все та же Система, только с иным знаменателем.
Сделав шаг вперед, Альбеида поставила свою изящную ножку все еще обутую в дорогие английские туфли, на темную поверхность вещества. В тот же миг поверхность отреагировала необычным образом. На темной слегка колышущейся глади вещества, вдруг проявилась часть каменной дороги. Белая Королева шагнула вперед, и дорога побежала вдаль. Сделав еще пару шагов, Альбеида увидела, как мир вокруг дороги расцветает разными красками. Постепенно из тьмы стали проявляться деревья, кусты, части пейзажа. Чем дальше она шла, тем больше заполнялся мир, словно она сама создавала его. Постепенно тьма отступила почти полностью, лишь в некоторых местах изредка еще можно было встретить черные пятна настоящей реальности, но вскоре исчезли и они.
Белая Королева шла по каменной дороге из кирпича, среди вполне мирного пейзажа. В голубом небе ярко светило солнце, в рощах щебетали птицы, на полях благоухали цветы. Можно было подумать, что она оказалась в самом обыкновенном мире, или в Империи, если бы не тот способ каким она попала сюда. Единственное чего не было в этом созданном вокруг нее мире, так это людей. Видимо для их проявления требовалось несколько больше времени.
Альбеида продолжала идти вперед, и к концу дня заметила впереди одинокий домик, стоявший невдалеке от дороги. Решив немного передохнуть, Белая Королева зашла в домик, оказавшийся пустым. Сняв туфли, она прямо в платье легла на кровать, застеленную белоснежным шелковым бельем.

Первый сон Альбеиды:

Серый город, покрытый снегом, утопал в серых красках, Альбеида с удивлением осмотрела свой наряд. Серое пальто, сапоги и небольшая шляпка, превращали ее во вполне милую женщину средних лет, бредущую куда-то по улицам серого города. Редкие прохожие спешили куда-то, совершенно не обращая внимания на одинокую женщину неспеша идущую по улице. Альбеида понимала, что это сон, но одновременно ей казалось, что этот сон как-то связан с той реальностью, в которой она оказалась. Куда я иду, - думала Альбеида, оглядывая незнакомый пейзаж. Дома, заводы, машины, дороги, люди, деревья, снег, грязь, лед и холод - все это наводило какое-то уныние, но Белая Королева отбросила эти мысли и продолжила свой путь. Через какое-то время дорога закончилась, просто оборвалась в никуда. Альбеида в задумчивости остановилась. Во сне такого точно не могло произойти, это было весьма нестандартно. Альбеида остановилась и тут произошла еще одна нестандартная вещь – она мгновенно перенеслась в комнату.
Обстановка комнаты была весьма убогой: стол, пара стульев, кровать, шкаф, и картина на стене. На этой картине Альбеида и остановила свой взгляд. Картина изображала залу какого-то старинного замка, огромный камин, согревавший душу даже через холст, занимал почти всю северную стен. Несколько высоких шкафов с книгами, круглый стол посреди залы, покрытый зеленым сукном, два дивана, шесть стульев старинной работы, дополняли обстановку. Но не это привлекло Белую Королеву. Больше всего ее поразила женщина, стоявшая возле стола. Альбеида готова была поклясться, что это была она сама.

Второй сон Альбеиды:

Сама не заметив, как Альбеида оказалась в зале замка. Огонь в камине весело потрескивал, на столе оказалась бутылка ее любимого Cheval Blanc. Не удержавшись, Альбеида налила себе бокальчик. Вино было превосходно. Присев на стул она задумалась над тем, что происходит. Ее не оставляло навязчивое ощущение того, что все, что с ней происходит всего лишь сон. Налив себе второй бокал, Белая Королева перестала думать о снах, реальностях, путях, и картинах. Ей стало казаться, что красный туман обволакивает ее сознание, она медленно растворяется в нем. Это ощущение было для нее в новинку. Обычно она имела дело с белым светом в различных его проявлениях.
Сквозь пелену красного света внезапно проступило знакомое лицо. Губы женщины что-то шептали, пытаясь предупредить Альбеиду, но она не могла понять, что хочет от нее таинственная незнакомка. Наконец, ей удалось с третьей попытки понять смысл послания. Беги! – шептала женщина, в которой Альбеида узнала Красную Королеву. От этого крика, ворвавшегося в ее голову, Белая Королева вздрогнула, и открыла глаза.

Третий сон Альбеиды:

Как ни странно, но Белая Королева проснулась совсем не в том месте, где уснула, если вообще проснулась. То, что с ней происходило, не было похоже ни на сон, ни на реальность.
Началось все с того, что на этот раз Альбеида оказалась в центре большой площади, кишащей людьми. Однако ее никто не замечал, казалось, ее вовсе не существовало. И тем не менее все выглядело весьма реально.
Постояв минуту, Альбеида направилась к дальней части площади, где возвышался купол собора. Немного не доходя до центра площади, Альбеида услышала свое имя. Кто-то громко звал ее по имени. Среди общего шума толпы она ясно услышала этот тоненький голосок. Обернувшись, Белая Королева увидела маленькую девочку, бегущую за ней, и кричащую: Альбеида! Альбеида, подожди! Воспоминания нахлынули на Белую Королеву. Где она могла видеть эту девочку. Было в ней что-то знакомое, в тоже время, Альбеида готова была поклясться, что никогда прежде ее не видела. Разве что в детстве, когда сама была такой же девочкой. Еще минута, и девчушка достигла ее.
- Альбеида, уходи, беги, спасайся! Ты в большой беде!
- Что ты говоришь дитя? В какой беде? – не поняла Белая Королева.
- Беги сестренка, я больше ничем не могу тебе помочь, - произнесла девочка, и стала растворяться в воздухе.
Когда видение почти исчезло, Белая Королева вспомнила, где видела эту девочку. Это была Амайрида ее родная сестра, с которой они вместе росли и играли, когда были маленькими девочками. Уже вторая сестра пыталась предупредить ее о чем-то. И в этот миг, Белая Королева увидела, то, чего так боялись ее сестры.
Тьма, наступающая на площадь, имела материальную основу, это чувствовалось даже на значительном расстоянии. Белая Королева подняла голову в небо и увидела звезды. Они светили днем, но светили не белым, а черным светом. Несколько точек словно разодрали синее небо над головой Альбеиды, и она почувствовала такой невыразимый ужас, которого не испытывала уже очень давно. Не помня себя от страха, Альбеида побежала. Побежала, не глядя куда, лишь бы скрыться от этого невыносимого черного света, лившегося на нее сверху.

Выбежав за пределы площади, Альбеида снова оказалась на знакомой дороге. Это уже точно был не сон. Она каким-то образом выбежала из своего собственного сна. Черный свет то ли исчез, то ли подотстал. Переведя дыхание, Белая Королева уже хотела было продолжить свой путь, но тут споткнулась обо что-то. Нагнувшись, она заметила видимо кем-то оброненный небольшой сундучок, мирно лежавший среди густой травы. Об него-то она и споткнулась. Подняв сундучок, Альбеида открыла его, и чуть не ахнула от удивления. Перед ней переливаясь всеми красками радуги, сияла третья часть Символа. Прозрачная сфера, находилась в небольшом углублении, слева и справа от нее находились пустые выемки для двух других частей. Перстень, амулет и сфера – составляли единую систему, способную указать на нахождение самого символа.
Альбеида сразу же забыла обо всем. Взяв сферу в руки, она почувствовала, как тепло энергии Абсолюта вновь наполняет ее Центр. Она снова была сама собой, и больше никто не посмеет ей указывать, что ей делать дальше. Активировав Центр, Белая Королева закружилась в вихре белых цветов и покинула искусственный мир, образовавшийся вокруг нее, во время ее недолгого пребывания в Хаосе. Вот только на этот раз не она управляла вихрем, а он управлял ей, увлекая в неизвестность.



Глава 5. Путь Амайриды.

Амайрида была готова ко всему, и поэтому не особо удивилась, когда переход перенес ее в осенний лес. Нащупав амулет, позаимствованный у Александра, во время одного из объятий, она довольно усмехнулась про себя. Все же мужчины такие наивные существа. Пока они были в зале, у нее не было времени, как следует настроиться на втору часть Символа, но теперь перенесясь в лес, она могла довольно обстоятельно поработать с амулетом. Не прошло и получаса, как Центр Желтой Королевы снова загорелся огнем Абсолюта, Теперь она была готова к испытаниям, которые готовила ей судьба.
Желтая листва кружилась вокруг нее, навевая какое-то романтическое настроение. Пройдя немного по дороге, Амайрида свернула в сторону леса, и остаток пути прошла по сухой листве. Теперь можно было начать то, что она задумала. Выбрав место поровнее, Желтая Королева расчистила небольшой участок земли от листьев и найдя какую-то сухую веточку, принялась рисовать символ изображенный на амулете. Линии получались четкими и ровными. Через десять минут рисунок был закончен. Оставшись довольна своей работой, Амайрида еще раз убедилась в правильности линий, и поместила амулет в центр композиции. Встав спиной к югу, Амайрида синхронизировала свой Центр с амулетом, и в тот же миг, мир вокруг нее раскололся надвое. В образовавшийся проем хлынул яркий желтый свет. Убедившись в прочности портала, Желтая Королева подняла амулет и шагнула в проем, полностью отдавшись желтому свету.

Город спал, утопая в ярких солнечных лучах. В это воскресное утро никто не спешил просыпаться. Какая-то сладкая дрема напала на жителей небольшого южного городка. Даже лавочники не спешили открывать свои лавки, предпочитая понежиться в кровати. В этот-то полусонный город и вступила Желтая Королева. Пройдя южные ворота Амайрида, проследовала прямиком к городской ратуше. Убедившись, что город пуст, как она и предполагала, Желтая Королева остановилась на главной городской площади. Повернувшись к зданию ратуши, она остановилась и подняв амулет над головой громко произнесла: «День начинается!». И в тот же миг, все словно очнулись ото сна. Мастерские заработали, лавки открылись, горожане стали просыпаться, булочники поспешили выставить ночную выпечку на прилавок. Жизнь забурлила, словно поток прорвавший плотину. Убедившись, что жизнь в ее городе забурлила, Желтая Королева вошла в ратушу, и поднявшись на последний этаж, открыла дверь своего огромного кабинета. Она была на месте, теперь можно было подумать о следующем шаге.

Не успела Желтая Королева сесть на стул, как в дверь ее кабинета постучали. Приняв подобающий вид, Амайрида строгим голосом произнесла: «Войдите». Дверь открылась, и на пороге возник невысокий полноватый мужчина в очках.
- Простите, - едва слышно прошептал он.
- Я бы никогда не посмел, но обстоятельства вынуждают.
- Ближе к делу почтеннейший, - сухо произнесла Амайрида.
- Представители знатных семейств города желают знать, чем мы еще можем помочь Вам Желтая Королева.
- Ну, для начала созовите-ка побольше народа на городскую площадь. Ровно в двенадцать я собираюсь выступить с речью.
- Далее, на шесть вечера соберите мне глав всех промышленных производств, проведем экстренное совещание.
- Ах да, чуть не забыла. На четыре закажите мне столик в кафе де флёр.
- И еще Джарвис, смените одеколон.
- Все будет сделано моя королева, - произнес секретарь, и скрылся за дверью.
Оставшись одна, Амайрида задумалась. Амулет давал ей ровно один день власти над этим городом. За этот день нужно было успеть многое. План у Желтой Королевы созрел давно, но лишь раздобыв амулет, она смогла приступить к его реализации. Сегодня ровно в десять вечера она покинет сонный город, чтобы уже не вернуться в него никогда, но в памяти людей живущих здесь навсегда останется этот день.
Достав из ящика стола стопку бумаги, Амайрида взялась за написание своей речи.

Без трех минут до полудня, Джарвис сообщил Амайриде, что народ собрался. Выглянув в окно, Желтая Королева увидела толпу народа, в ожидании стоявшую внизу. Взяв стопку исписанных листков, Амайрида вышла на балкон и подняла руку. Шум толпы сразу стих, и Желтая Королева начала свою речь:
Уже много лет вы жили как во сне, скучная однообразная жизнь вела всех вас лишь к одному концу, но на ваше счастье в ваш городок заглянула сама судьба в моем скромном обличии. К сожалению, у меня не так много времени как бы мне хотелось, но даже это время я собираюсь использовать полностью.
Во-первых, прямо с сегодняшнего дня ваша жизнь круто измениться, измениться абсолютно все. Поверьте, мне это будет необычный процесс, но он приведет к весьма значимым для каждого из вас последствиям. Я не могу Вам обещать, что это будет быстро. Нет, скорее всего, процесс может занять некоторое время, но не это главное. Главное то, что начало этому процессу положим все мы. Вы и я.
Во-вторых, помимо вас самих, вместе с вами начнет меняться и окружающий вас мир. Эти изменения вы начнете замечать уже совсем скоро. Не бойтесь этих изменений, они не навредят вам, скорее наоборот выведут вас к конечной цели преобразования.
И наконец, в-третьих, изменится ваш внутренний мир, то есть вы сами. Уже сейчас этот процесс начался. Вы еще не осознаете этого, но совсем скоро перед вами откроются такие возможности, о которых вы даже не мечтали.

Внизу было так тихо, что было слышно, как шумит ветер в деревьях, стоящих на краю площади.
Отложив листки, Желтая Королева подняла амулет над головой и произнесла несколько слов на непонятном языке. В тот же миг яркий желтый свет залил всю площадь, и люди словно окаменели, впитывая в себя этот волшебный свет Абсолюта.

Когда все было кончено, Амайрида вернулась в кабинет, и опустилась в кресло совершенно без сил. Главное был сделано, теперь на месте этого города начнет расцветать ее Империя. Империя Желтого света, уже третья по счету на ее памяти, после Империи Императора и Империи Красной Королевы. В ней будет все иначе, об этом Желтая Королева позаботилась. Теперь главное было защитить ее новое детище, для этого она и собирала собрание промышленников.
Придя в себя, Желтая Королева вызвала машину и направилась обедать в лучшее кафе города. Подкрепившись вкусным обедом, Амайрида заказала кофе, и подумала, что теперь, наверное, нескоро ей удастся так вкусно пообедать. Позволив себе, немного расслабится, Желтая Королева проанализировал все, что с ней произошло за последнее время, и пришла к выводу, что вся цепь событий, приведших ее сюда, была не случайна. Однако она не строила напрасных иллюзий по поводу своего будущего. Было ясно, что как только все три части Символа соединятся в месте, их всех ждет нечто ужасное. Но ее Империя переживет этот катаклизм, и возможно когда-нибудь в будущем это поможет ей самой вернуться из тьмы.

Закончив обед, Амайрида вернулась в кабинет и принялась рисовать схему необычного устройства, которое должно было защитить ее мир от внешнего воздействия. Суть ее изобретения сводилась к тому, чтобы вдоль периметра города установить специальный барьер препятствующий проникновению разрушительной волны, которая должна была образовать после соединения трех частей Символа. Для этого часть рисунка изображенного на амулете была Амайридой перенесена на чертеж устройства. Осталось лишь запустить его в производство, и согласовать план работ по установке периметра.
Без пяти минут шесть, Амайрида завершила все работы, и устало откинулась в кресле. У нее было пять минут до начала рабочего совещания с представителями промышленности. Усталость этого дня навалилась на Амайриду все своей тяжестью, но она откинула ее, и собравшись с силами, нажала кнопку вызова Джарвиса.

Промышленники собирались еще полчаса, и только к половине седьмого все были в сборе. Изложив свою задумку, Амайрида, как и ожидала, не услышала серьезных возражений. Сегодня был ее день, и нужно было использовать его до конца.
Следующие три часа пролетели за обсуждением конкретных планов по внедрению проекта в жизнь. Наконец, около десяти вечера, все стали расходиться. Желтая Королева была полностью опустошена. Собрание измотало ее, да и день близился к завершению. Подойдя к бару, Амайрида плеснула себе неразбавленного скотча, и осушив бокал один глотком оделась и вышла в ночь.
Подойдя к центру площади Желтая Королева подняла амулет над головой и произнеся вторую часть фразы, исчезла в желтом тумане, а город уснул, чтобы наутро проснутся уже центром новой Империи.


Глава 6. Путь Аллаиды.


Аллаида стояла на пороге Института и раздумывала зайти или нет. Переход прошел довольно быстро, но вот выполнять предписание Красная Королева не спешила. Ее размышления прервал мужчина открывший дверь и чуть не сбивший ее с ног.
- Простите я Вас не ушиб? – произнес он, с любопытством оглядывая Красную Королеву.
- Нет, нет, все в порядке, - ответила Аллаида, и проскользнув мимо мужчины вошла внутрь.
Поднявшись по ступенькам старой лестницы, Аллаида поднялась на второй этаж, и пройдя знакомым путем, вошла в кабинет Председателя.
Надо сказать, что Председатель не особо удивился, увидев Красную Королеву.
- А я тебя ждал, - произнес он.
- С тех пор как мы потеряли в Европе след всей вашей компании, я понял, что все пропало. Находка мумии была ошибкой, нельзя было тревожить то, что спало века. Теперь за это придется расплачиваться, и я знаю, какую плату ты попросишь Красная Королева.
- Ты понимаешь, что я не могу закрыть Институт, вместо этого я уйду сам.
- Вижу, ты удивлена, проходи, садись, совсем скоро это все станет твоим. Вот приказ о твоем назначении.
Подойдя к столу, Красная Королева взяла папку с бумагами и открыв ее прочла: «Назначить Краснову Алину Председателем Институт Истории Земли». Снизу стояла сегодняшняя дата.
- Краснова Алина? – удивилась Аллаида.
- Извини не смог придумать ничего более подходящего, - ответил Председатель и достав бутылку вина налил себе полный бокал. Документы на твою новую личность в той же папке.
- Значит, ты твердо решил уйти? – спросила Аллаида уже менее жестким тоном.
- Уже, - ответил Председатель.
- Что уже? – не поняла Красная Королева.
- Мой уход уже начался.
- Вино! – догадалась Аллаида.
- Оно самое. Шато Анджелюс Сент-Эмильон, уходить так с музыкой, - произнес Председатель, наливая себе второй бокал.
- Пока яд не подействовал, у меня еще есть пара минут, чтобы сообщить тебе одну важную вещь.
- Я вся внимание, - ответила Красная Королева, уже смирившись с уходом Председателя.
- Среди прочего, в папке находится цифровой ключ от хранилища института, расположенного в подвале этого дома. Первым делом, как вступишь в должность, наведайся в хранилище, там я оставил для тебя небольшой подарок.
- Ну, вот, пожалуй, и все, мое время почти вышло, - произнес Председатель, наливая себе последний бокал вина.
- Несмотря ни на что я всегда был на твоей стороне Красная Королева, ты всегда была моей самой любимой д………, - недоговорил Председатель, и в последний раз взглянув на Красную Королеву, упал на стол.
И в тот самый миг, когда Аллаида поймала последний взгляд Председателя, она поняла, кем он был на самом деле, но было уже поздно, воздух в комнате задрожал и тело Председателя, поднявшись в воздух, стало исчезать в каком-то разноцветном тумане.

Забрав документы из папки, Аллаида взяла ключ от хранилища, и закрыв теперь уже свой кабинет, направилась вниз. Дверь в подвал располагалась там, где ей и положено было быть в старых московских домах – под лестницей. Вставив ключ-карту в специальный замок, Аллаида дождалась идентификации, и когда дверь открылась, вошла внутрь. За дверью была еще одна лестница.
По мере того как Аллаида спускалась все ниже и ниже по ступенькам второй лестницы, светильники на стенах то загорались, то затухали. Наконец ступени закончились, и Красная Королева оказалась внизу. Слабый свет включился сразу же, как она ступила на одну из плит, покрывавших пол. Хранилище поразило Аллаиду своими размерами. Нет не масштабом, наоборот, оно было меньше кабинета Председателя. Девять разноцветных квадратных плит покрывали пол, образовывая правильный квадрат. По трем сторонам квадрата были гладкие стены, возле четвертой стояла Аллаида, спустившись с лестницы. По обоим краям лестницы располагались две колонны, черного и белого цветов. Самое интересное было то, что хранилище был пусто. То есть в нем не было ничего кроме двух столбов, плитки на полу и гладких стен. Поначалу это немного смутило Красную Королеву, но немного поразмыслив, она пришла к выводу, что здесь не может быть все так просто. Конечно, сперва она ожидала увидеть нагромождение коробок, стеллажей, хоть что-нибудь напоминавшее склад или хранилище, но вспомнив про ключ-карту, решила, что все не так просто.
Пройдя в центр хранилища, Аллаида встала на центральную плиту, и еще раз осмотрелась вокруг. На какое-то мгновение ей показалось, что стены в помещении не везде однородны. Возможно, это была лишь игра света или воображения, но Аллаида решила проверить свою догадку. Сделав шаг в сторону, она не меняя положения, протянула руку и коснулась правой стены. К ее изумлению стена оказалась иллюзией, сделав еще один шаг, она легко прошла сквозь стену и оказалась в просто огромном помещении.
Зал, в который попала Красная Королева, находился в ином измерении, это было очевидно, никакой подвал просто не смог бы вместит столько экспонатов. Здесь было все от мумий, до старинных предметов ритуалов. Но не это искала Аллаида, то, о чем говорил Председатель, было не здесь. Шагнув обратно, Красная Королева вновь оказалась в подвале Института. Развернувшись, Красная Королева подошла к другой стене, и с точно такой же легкостью прошла и сквозь нее. Вторая часть хранилища была еще более удивительной, чем первая. Пройдя сквозь стену, Красная Королева оказалась в небольшом мире. Над головой ярко светило солнце, пахло свежими цветами. Экспонаты располагались прямо среди травы и деревьев. Надо сказать, что это было не вполне обычные экспонаты, почти все они были живыми. Красная Королева поняла это, когда ее чуть не утащило какое-то существо, внезапно выпрыгнувшее из-за ближайшего дерева. Поспешив вернуться обратно в подвал, Аллаида с трудом перевела дух. Для этой части хранилища она определенно еще не была готова.
Оставалась последняя стена, и сделав шаг вперед, Красная Королева с осторожностью проникла сквозь нее. На это раз не было ни больших помещений, ни опасных миров. Посреди небольшого помещения стояло большое зеркало. Вот, о чем говорил Председатель, - подумала Красная Королева и подошла к зеркалу.

С виду зеркало было очень старинным, оправа из бронзы и мореного дуба, была покрыта витиеватыми узорами, в которых скрывались непонятные Аллаиде символы. Часть символов показались ей знакомыми, не то, чтобы она их знала, возможно, видела когда-то мельком. Красная Королева напрягла память, вот этот узор из семи знаков она определенно где-то встречала. Где же она их видела. Во дворце у Императора, - нет. В библиотеке Лоренууса, - тоже нет. Здесь на земле – тоже нет. И вдруг вспышка, как внезапное озарение, осветила ее сознание. Давным-давно, еще до ее инициации красным светом, во время одного из своих путешествий Аллаида совершенно случайно оказалась в небольшом мире. Воспоминания нахлынули на Красную Королеву, и она полностью погрузилась в них.

Воспоминание Аллаиды:

Переход, как всегда состоялся неожиданно. Аллаида еще не полностью научилась контролировать энергию своего Центра. Мир, в котором она оказалась, был невелик, это ощущалось во всем. Энергии Центра бушевали в Аллаиде, с трудом справившись с ними, она направилась на изучение местности.
Чем дальше шла Аллаида, тем больше у нее складывалось впечатление, что в этом мире кто-то уже побывал до нее. Разруха, царившая вокруг, была тому ярким свидетельством. Добравшись до разрушенного поселения, Аллаида с ужасом увидела, что сила разрушившая этот мир, не пожалела его обитателей. Всюду царила смерть и разрушение. Добравшись до храма, стоявшего на горе, Аллаида услышала чей-то стон. Подойдя ближе, она увидела вождя, лежавшего на полу храма.
- Что здесь произошло? – спросила принцесса, склоняясь на вождем.
- Оно пришло ото всюду, - произнес вождь.
- Никто не понял, что это было, черный вихрь пронесся по нашей земле, убив всех моих сородичей.
- Что это был за вихрь? – спросила Аллаида, ощущая, как ее начинает охватывать мелкая дрожь.
- Я не знаю, никто не знает, но оно забрало нашу реликвию, все, что у нас было.
- Реликвию?
- Да, если когда-нибудь увидишь эти символы, беги, спасайся не оглядываясь, - произнес умирающий вождь, и нарисовал своей кровью на полу семь символов.


Именно на эти символы сейчас и смотрела Красная Королева. Медленно, но неотвратимо старая дрожь начал бить Аллаиду, и в этот самый момент поверхность зеркала осветилась каким-то призрачным розовым светом, и Красную Королеву втянуло внутрь артефакта.



Глава 7. Трое обреченных.


Каасур, Черный Король и Император очнулись одновременно, мир в котором они оказались практически ничем не отличался от их исходной точки путешествия. Тот же зал, стол, стулья и интерьер. За одной лишь только разницей, все это было нереальным. Они оказались в призрачном отражении того мира, в котором только что находились. Собственно говоря, кроме этой залы в нем ничего не было. В этом легко было убедиться, стоило лишь выглянуть в окно.
Каасур первым понял, что с ними произошло.
- Ах, старая ведьма! Она обманула меня! – воскликнул он, едва выглянув в окно.
- О чем ты? – спросил Черный Король.
- Теперь я понял, кто стоит за всем этим. Нас всех обманули. Все это обман, обман, рассчитанный на то, что соединившись три части Символа дадут такой мощный всплеск энергии, и начнется преобразование Хаоса. Волна за волной покатятся энергии от одного мира до другого, сметая все на своем пути. В конце не останется ничего – хаос полностью восстановит изначальный порядок вещей и тогда все начнется сначала.
- Таким образом, наша изоляция, лишь необходимая мера, упрощающая силам хаоса, скорейшее преобразование.
- Значит, все это с самого начала была лишь игра? – спросил Черный Король.
- И наше освобождение, и все дальнейшие события были лишь частью одной большой игры, которую вела со всеми нами Черная Королева.
- Вот именно, с самого начала она всех нас обманула, - продолжил Каасур.
- Не было никакого разделения на три части. Царица, Черная Королева и Альвиила изначально были одной и той же личностью – Принцессой Альвиилой Черной Королевой Хаоса.
- И самое трагичное, что эту волну начнет тот, кто меньше всего этого хотел все это время.
- Ты говоришь об Александре? – спросил Император.
- Конечно о нем, именно на него изначально Альвиила и сделала свою ставку. Ей нужно было выманить нас из убежища созданного Абсолютом, и ей это удалось. Смотри, где мы все оказались. Парочка артефактов, нехитрая комбинация, и все мы стали играть по ее правилам. Она разъединила и снова соединяла нас, как хотела, то стравливая между собой, то снова примеряя и заставляя двигаться вместе к нужной ей цели. Я практически уверен, что в этот самый момент Александр соединяет три части Символа вместе, и уже совсем скоро мы даже здесь ощутим волны хаоса сметающие все на своем пути. Поэтому предлагаю не впадать в уныние друзья мои, а с достоинством встретить свой конец.
- Как, ты думаешь, что мы больше не вернемся, как в прошлый раз? – удивленно спросил Черный Король.
- На этот раз все серьезней, это тебе не поворот цикла, здесь все серьезней, затронуты самые глубинные основы мироздания. Видимо поэтому Абсолют спрятал нас в том мире, который мы так необдуманно покинули.
- Значит, получается, что это не мы трое обреченных, это обречено все Бытие, а мы лишь немые свидетели его краха, - констатировал Император.
- Да друзья мои, так и есть, - ответил разом как-то постаревший Каасур.
- Не смотря ни на что мне было приятно с вами путешествовать, хоть и не всегда мы были по одну сторону баррикады.
- Спасибо друг, - ответил Император и пожал Каасуру руку.
- Друзья, в этот последний час, я должен Вам признаться, что не всегда был с вами честен, часто ведя собственную игру, но перед такими глобальными преобразованиями, все это теряет смысл. Поэтому в этот наступающий последний час нашего проявления я рад, что жил, учился, стремился и просто был вместе с вами в этой прекрасной реальности, - произнес Черный Король.

В тот самый момент, когда Черный Король заканчивал свою речь, снаружи что-то колыхнулось, и темная волна накрыла небольшой мирок, в котором находились Черный Король, Каасур и Император. За одно мгновение все было смыто мощной энергией Хаоса. Так прекратили свое существования трое членов семьи Абсолюта, проявленные в разное время, занимавшие разные посты в иерархии Империи, и стремившиеся к разным целям, но обретшие единый покой под тенью Хаоса.


Глава 8. Александр.


Александр налил себе вина, и молча, выпил. Он остался один. Все куда-то исчезли один за другим, и лишь для него таинственный незнакомец приготовил что-то иное. Он ждал что, избавившись от всех, таинственный мужчина сам пожалует в замок, но вместо этого двери залы распахнулись, и на пороге появилась прекрасная дама в черном платье.
- Браво, браво, браво, - произнесла она, входя в зал.
- Все сложилось так, как я и планировала, и все благодаря тебе мой юный друг. Как же оказалось легко Вас всех обвести вокруг пальца.
- Что ты такое говоришь? – произнес Александр.
- Неужели ты еще не понял, что это конец, все, финиш.
- Конец, ты о чем, я думал, все только начинается. Я нашел часть Символа, вот она у меня здесь, - проговорил Александр и полез в карман за амулетом. Какого же было его удивление, когда амулета он там не обнаружил.
- Обвела тебя Амайрида вокруг пальца, да, ну ничего ей это тоже не поможет. Бедняжка думала создать новую Империю. Вот только жаль, что ее планам не суждено, будет сбыться. Пустившись в погоню за частями Символа, все вы сами обрекли себя на исчезновение.
- Но как же высшая цель?
- Высшая цель, какая высшая цель, о чем ты говоришь мальчик мой. Традиция? Где ты видел традицию в нашем мире. Среди тьмы и хаоса можно ли еще говорить о традиции. Любые спекуляции на эту тему всего лишь отражения, симулякры не более того.
- Символ традиции. Ха-ха. Все вы купились на эту шутку, так ловко придуманную мной. После того, как старая Империя была обречена, я нашла способ проникнуть в глубины Хаоса. Там мне открылось нечто такое, что невозможно передать никакими словами. Да что там передать, это невозможно даже помыслить. Все мы лишь часть одной большой игры. Игры Хаоса и Абсолюта, все остальное лишь детали.
- Находясь в глубинах тьмы, у меня созрел план, как ускорить растворение в
Хаосе всего Бытия. Для этого мне нужен был катализатор, каковым и оказался ты мой юный друг. Благодаря стараниям Института истории Земли, я запустила процесс твоей инициации, а дальше ты уже сам начал раскручивать маховик всего процесса. Немного погодя подтянулись Королевы, а за ними и все остальные. Выманив всех из убежища, так заботливо устроенного Абсолютом, я начала уничтожать вас всех поодиночке. Divide et impera, - помнишь этот древний принцип. Он успешно послужил мне. В конец концов все игроки собрались здесь, и благодаря минителепортам были переправлены в разные места, где их уже ждали ловушки подготовленные мной. Конечно, мне пришлось потрудиться, чего стоил хотя бы образ Царицы, так умело преподанный мной Каасуру и Канг-Хамару. Этих двоих провести было труднее всего, сказывалась закалка старой Империи. Но в итоге я справилась и с этим.
- Ты ужасное создание, - еле-еле проговорил Александр, какая-то слабость внезапно напала на него.
- Что силы покидают тебя мой друг, так и должно быть. Бесконечные инициации разных тайных обществ, считающих себя подлинно традиционными, не прошли для тебя даром, сейчас наступает похмелье мой друг. Вот она цена псевдотрадиции.
- Но Символ, он же существует.
- Неужели ты так и не понял, не существует никакого Символа традиции, также как самой традиции и традиционных обществ. Весь твой путь был прямым этому доказательством.
- Как же так, но зачем тогда жить? Просто существовать как все, жить, работать, но, не имея цели это все лишь пустота, пустота не стоящая пребывания в этом мире.
- Ты прав мой друг, собственно вот эту пустоту я и собираюсь уничтожить, выжечь тьмой Непроявленного Хаоса. Так что можешь считать, что ты, так или иначе, послужил благой цели.
- А что же будет с тобой в таком случае?
- Со мной, какая трогательная забота, хотя скорее это всего лишь любопытство.
- Я исчезну во тьме, как и все, но в отличие от них, я не растворюсь полностью.
- Благодаря тому, что я пережила в Хаосе, я стала чем-то иным, от Абсолюта осталась лишь внешняя оболочка, ну это долгая история, и я не думаю, что тебе стоит знать ее. Сейчас важно не это. Совсем скоро волны Хаоса сметут все миры, восстановив изначальный порядок. В них раствориться все, миры, люди, то, что вы смеете называть традицией. Не останется ничего, абсолютно ничего, даже самого Абсолюта.
- Значит это все, действительно конец?
- Да, я рада, что ты, наконец, это понял.
- Ответь мне только на один вопрос, а что же это были за части символа.
- А, эти, я откопала их в Хаосе, так милые безделушки, но и они послужили мне. Так что боюсь, вы все их несколько переоценили.
- Ну, вот и все, мне пора, - закончила Черная Королева, и щелкнув пальцами моментально исчезла из залы.
Сразу за этим мир содрогнулся, и первая волна накрыла землю, за ней пришла вторая, а затем и третья. Скоро все было кончено, Хаос собрал свою жатву.



Глава 9. Черная Королева Хаоса.


Альвиила устало опустилась в кресло. В первый раз у нее все получилось. Она наконец-то полностью поквиталась со своими родственниками из семьи Абсолюта. Возможно за это пришлось заплатить слишком высокую цену, но оно того стоило. Больше их не было, никого, после волн Хаоса не осталось ничего, ничего кроме самого Хаоса. Теперь впору было ликовать, но Альвииле почему-то было не радостно. Конечно, они заслужили свою участь, но внутри у Черной Королевы было пусто. Так же пусто, как и за окном ее замка. Все, что окружало ее было соткано из материи Хаоса. Она могла управлять ей, по своему усмотрению, или это он управлял ей. Это было неважно, они стали единым целым. Полностью уничтожив свою часть, принадлежащую Абсолюту, Альвиила лишилась чего-то созидательного, и теперь могла лишь сотворять из материи хаоса, что ей было нужно.
Отхлебнув горячего ароматного кофе, из сотворенной чашки Альвиила задумалась над тем, что она совершила. Пройдя трудный путь дорогой Хаоса, она стала вынашивать план своей мести. Сначала она принялась искать своих родственников из семьи Абсолюта, так как знала, что их невозможно уничтожить, и даже после растворения Империи, они должны были, снова возродится в новом мире. Но сколько не искала Черная Королева семью Абсолюта, не могла их найти. Они как в воду канули.
Тогда Черная Королева вернулась в самый знакомый, после Империи, мир. В Москве была только одна организация, связанная с Империей, и Черная Королева пришла в Институт истории Земли. Решив начать оттуда, Черная Королева наткнулась на аспиранта института Александра. Тут-то ей и пришла в голову мысль использовать этого парня. Приняв решение, она начала действовать. Меняя образы и влияя на разных людей, она вовлекла Александра в цепь событий, которые помогли ей раскрыть местонахождение Красной Королевы, а вместе с ней и остальных членов семьи.
Узнав через сны Александра, где находиться Красная Королева Альвиила попробовала пробраться к ней, но у нее ничего не вышло, слишком сильным был барьер созданный Абсолютом, для охраны своей семьи. В конце концов, ей удалось переправить перстень, который и нашла Красная Королева. Дальше оставалось только манипулировать всеми участниками Большой игры, чтобы в итоге вывести их всех из убежища, и разъединив, ослабить и уничтожить по одному.
Возможно, ее схема была слишком сложна, но Черная Королева не хотела рисковать, слишком многое был поставлено на карту. Пришлось создать несколько личностей, изобрести Символ традиции – некий могущественный артефакт, способный возродить Империю. Только новая Империя могла заинтересовать Королев, и они клюнули на ее приманку. Перспектива выбраться из маленького мирка и вновь встать во главе Империи многим показалась настолько заманчивой, что все забыли об осторожности. В итоге, мир Абсолюта был разрушен, а его обитатели бросились в очередную авантюру, рассчитывая возродить Империю. Проходя различные испытания, они покидали этот мир один за другим. В итоге, те кто добрались до финиша, были настолько ослаблены, что Черной Королеве ничего не стоило взять их голыми руками. Когда все было конечно, она дала отмашку, и волны Хаоса, не встречая сопротивления, вторглись в миры и полностью растворили все в себе.
И вот теперь, когда все закончилось, она могла, наконец, вздохнуть спокойно и полностью насладиться своей победой.
Черная Королева поднялась и подошла к окну. Неужели все закончилось. Конец. Полное торжество Хаоса. Конец Абсолюта и всех его отпрысков. Она закрыла глаза, и тут ей показалось, что сквозь непроглядную тьму Непроявленного Хаоса, бушевавшего вокруг, она увидела слабый свет, пробивающийся из глубины. Страшная догадка пронзила все ее существо, но было уже поздно, Черная Королева растворилась в Хаосе.



Эпилог


Первый солнечный луч скользнул по каменным башням Храма Солнца, и осветив замершую фигуру стража, прошел дальше, упав на каменный алтарь. Спустя несколько минут следом за лучом внутрь храма заглянули две силы. Два вихря белого и черного цветов раскручивающиеся в разные стороны замерли возле алтаря, словно ожидали чего-то.
- Думаешь получиться, - пронзила вспышка-мысль белый вихрь.
- Я уверен, - такой же вспышкой ответил ему черный.
И тут посредине алтаря неожиданного появился маленький ребенок. Он был крошечный. Малютка спал, словно он находился в самой мирной обстановке.
- Вот видишь, у нас все получилось, теперь мы сможем отразить себя в реальности.
- Думаешь оно того стоило?
- Без сомнения, одних наших энергий было слишком мало для полноты ощущений.
- А не приведет ли это к чему-нибудь неожиданному.
- Посмотрим, так или иначе, плюсов от этого гораздо больше, чем минусов.
- Ну что ж, пусть будет так, надеюсь, ты позаботишься о нем?
- Конечно, теперь этот мир его. Назовем его Империей, а первого человека Императором. И пусть каждый старший его потом носит это имя и правит Империей.
- Согласен, но мне пора, я уже начинаю чувствовать себя здесь лишним.
- Ты всегда будешь желанным гостем в моем мире, - сверкнул Абсолют.
- Я знаю это брат, - ответил ему Хаос.
- Надеюсь так и останется.
- Посмотрим, посмотрим, - ответил Абсолют и подняв младенца закружился с ним.
Так началась история Империи, давшая начало всему Бытию и всем его мирам.




Москва. 27 декабря 2013 года.

















Содержание:

Пролог.
Часть 1. Пробуждение.
Глава 1. Последствия необдуманных встреч.
Глава 2. Других вариантов нет.
Глава 3. Смерть или Жизнь.
Глава 4. Контринициация.
Глава 5. То, что ждало века.
Глава 6. Пробуждение царицы.
Глава 7. Побег в никуда.
Глава 8. Долгий путь по Европе.
Глава 9. Марсель.

Часть 2. Крест и роза.
Глава 1. С юга на север.
Глава 2. Брат C.R.C.
Глава 3. Наследие Христиана.
Глава 4. Утраченные корни.
Глава 5. Аббатство Сент-Эмильона.
Глава 6. Дорога ангелов.
Глава 7. Один из домов Парижа.
Глава 8. Ключ Джона Ди.
Глава 9. Spitze Rosenkreuz.

Часть 3. Туманный Альбион.
Глава 1. Тауэр.
Глава 2. Подсказка старого алхимика.
Глава 3. «Двойное V».
Глава 4. Английская ложа.
Глава 5. H.O. of the G. D.
Глава 6. Встреча.
Глава 7. Навстречу тьме.
Глава 8. «Цепь Мириам».
Глава 9. В Италию.

Часть 4. Три дороги семи цветов.
Глава 1. Неизвестная картина мастера.
Глава 2. Salus nostra ultima thule.
Глава 3. Семь цветов радуги.
Глава 4. Путь Альбеиды.
Глава 5. Путь Амайриды.
Глава 6. Путь Аллаиды.
Глава 7. Трое обреченных.
Глава 8. Александр.
Глава 9. Черная Королева Хаоса.

Эпилог.
link 0
share